Проблема терапии болевых синдромов в спине остается острой и окончательно нерешенной, в то время как распространенность данного недуга достаточно высока. Боли в спине наблюдаются у 70–90% населения . Можно выделить значительное количество этиологических факторов болевого синдрома в спине, однако наиболее частыми причинами дорсалгий являются дегенеративно-дистрофические изменения в тканях позвоночно-двигательного сегмента (ПДС), а именно в дугоотростчатых суставах позвонков, межпозвонковых дисках, связках, сухожилиях, мышцах и фасциях.

В неврологической практике для купирования болевого синдрома в спине используют широкий спектр различных групп препаратов: миорелаксанты, антиконвульсанты, хондропротекторы, протеолитические и вазоактивные препараты. Наряду с другими лекарственными средствами традиционно наиболее часто применяются нестероидные противовоспалительные препараты (НПВП), которые обеспечивают как противовоспалительный, так и обезболивающий эффект. С данной целью предлагается использовать различные препараты: диклофенак , ибупрофен , кетопрофен , кеторолак , лорноксикам , нимесулид , пироксикам , целекоксиб и другие. Несмотря на достаточно обширный список используемых в течение длительного времени НПВП для достижения противоболевого и противовоспалительного эффектов, среди исследователей и клиницистов отсутствует единое мнение по поводу целесообразности и, прежде всего, безопасности их применения.

Также для улучшения результатов лечения пациентов с дегенеративно-дистрофическими заболеваниями позвоночника в настоящее время предлагается обширный список разнообразных хондропротективных препаратов. И порой практикующему специалисту достаточно непросто разобраться в преимуществах или недостатках тех или иных лекарственных средств и сделать правильный выбор.

Перечисленные выше факторы и послужили стимулом для выполнения настоящего исследования, целью которого является повышение эффективности и безопасности традиционной терапии пациентов с дорсалгиями, а задачами – изучение влияния хондропротекторов на купирование болевого синдрома и улучшение функционального состояния данной категории больных и проведение сравнительного анализа их эффективности.

Материал и методы

В исследование были включены 600 пациентов с верифицированным диагнозом спондилогенного болевого синдрома в поясничном отделе позвоночника с выраженным болевым синдромом (боль по ВАШ 70 мм) с положительным симптомом натяжения корешков и существенным нарушением двигательных функций в ПДС, соответствующим 22–30 баллам по модифицированной шкале Уаддела . Средний возраст 312 женщин и 288 мужчин составил 44,2 года (24–70 лет). При МРТ и вертеброневрологической диагностике были выявлены протрузии и/или грыжи межпозвонковых дисков без компрессии корешка у 290 (48,3%) пациентов; протрузии и/или грыжи межпозвонковых дисков с компрессией корешка – у 233 (38,8%) больных; фасеточный синдром в сочетании с грыжами межпозвонковых дисков с компрессией корешка – у 77 (12,8%) пациентов. В исследование не включались пациенты моложе 18 лет, беременные и кормящие матери, а также больные с гиперчувствительностью к НПВП, заболеваниями системы кроветворения и нарушениями гемостаза, язвенной болезнью желудка и двенадцатиперстной кишки в стадии обострения и такими тяжелыми сопутствующими заболеваниями, как декомпенсированная сердечная недостаточность, бронхиальная астма, выраженная печеночная и почечная недостаточность, артериальная гипотензия (систолическое АД <100 мм рт. ст.), а также острые инфекционно-воспалительные заболевания, требующие применения антибактериальной терапии.

Все пациенты были разделены на 4 терапевтические группы по 150 человек в зависимости от применения следующих хондропротекторов: Алфлутоп (1-я группа), глюкозамина сульфат (2-я группа), остеохондрин (3-я группа), хондроитин (4-я группа). Группы были стандартизированы по клиническим, демографическим показателям, а также сопутствующей патологии и терапии с реализацией принципа matched-controlled. Характеристика исследуемых групп представлена в таблице 1.

Препараты применялись согласно следующим схемам и в следующих дозировках:

  • Алфлутоп – по 2,0 мл внутримышечно ежедневно в течение 10 дней.
  • Глюкозамина сульфат – по 2,0 мл внутримышечно ежедневно в течение 10 дней.
  • Остеохондрин (остеохондрин s) – по 2,0 мл внутримышечно ежедневно в течение 10 дней.
  • Хондроитин (хондроитина сульфат) – по 2,0 мл внутримышечно ежедневно в течение 10 дней.

Одновременно с хондропротекторами проводилась терапия НПВП, которые применялись в течение 7 дней в следующих дозировках:

  • диклофенак – по 3 мл (75 мг) ежедневно внутримышечно;
  • мелоксикам – по 1,5 мл (15 мг) ежедневно внутримышечно;
  • нимесулид – по 100 мг 2 р./сут внутрь ежедневно.

Состояние пациентов оценивалось до лечения и через 3 дня после его окончания, т. е. через 13 дней.

Для объективизации результатов были использованы две шкалы оценки боли: ВАШ (визуальная аналоговая шкала) Хаскиссона и многомерный вербально-цветовой тест боли (МВЦТБ) , включающий вербальные и невербальные символы (цвет). Использование данного теста позволяет проводить дифференциальную диагностику психогенного болевого синдрома, который нередко встречается среди рассматриваемой категории пациентов и может несколько искажать объективные результаты оценки выраженности болевого синдрома.

Анализ выраженности болевого синдрома с помощью ВАШ производился при выполнении пациентом движения, которое вызывает наиболее сильную боль в исследуемом суставе или позвоночнике, например, пройти 20 шагов по плоской поверхности или наклонить туловище. Минимальная боль идентифицировалась при значениях 10,1–30,0 мм, умеренная – при 30,1–50,0 мм, сильная – при 50,1–70,0 мм, очень сильная – при 70,1–90,0 мм, максимальная боль – при 90,1–100 мм.

Кроме того, эффективность лечения оценивалась по регрессии симптомов натяжения корешков (симптом Лассега). Симптомы натяжения расценивались как слабой степени выраженности при появлении болевых ощущений при подъеме нижней конечности на 60°, умеренно выраженные – при подъеме ноги на 40–60°, резко выраженные – при подъеме нижней конечности менее чем на 40°.

Для оценки выраженности ограничения двигательной активности и эффективности терапии в плане восстановления двигательных функций была использована модифицированная шкала Уаддела , которая включает оценку десяти показателей по 4-балльной системе (от 0 до 3-х баллов):

  • угол сгибания поясничного отдела позвоночника;
  • угол разгибания поясничного отдела позвоночника;
  • угол бокового наклона туловища вправо;
  • угол бокового наклона туловища влево;
  • угол подъема выпрямленной правой ноги;
  • угол подъема выпрямленной левой ноги;
  • способность удерживать на весу обе выпрямленные ноги;
  • переход из положения лежа в положения сидя в кровати;
  • напряжение паравертебральных мышц;
  • выраженность сколиоза.

Динамику состояния двигательных функций и мышц оценивали следующим образом:

1) 22–30 баллов – отсутствие восстановления двигательных функций;

2) 14–21 балл – минимальное восстановление;

3) 6–13 баллов – удовлетворительное восстановление;

4) 0–5 баллов – отчетливое восстановление.

Статистическая обработка. Применены методы многомерного статистического анализа. Для проверки близости к нормальному распределению наблюдавшихся значений факторов и параметров (т. е. сопоставления теоретически и экспериментально полученных распределений) были использованы критерий Пирсона χ2 и критерий Колмогорова–Смирнова. В исследовании был использован пакет программы Statistica для Windows 8.0. Оценка достоверности различий средних величин для независимых переменных осуществлялась по t-критерию Стьюдента. Различия считались достоверными при p<0,05.

Результаты и обсуждение

Согласно результатам проведенного исследования, наиболее эффективным из исследуемых хондропротекторов оказался Алфлутоп, который в значительной степени повысил эффективность терапии пациентов с дорсалгиями, вызывая достоверное уменьшение или полное купирование болевого синдрома у данной категории (р<0,01; р<0,001) (рис. 1 и 2).

Отсутствие или минимальная выраженность болевого синдрома по ВАШ отмечались у 88,6% пациентов группы Алфлутопа и только у 59,7, 55,7 и 48,3% пациентов трех групп сравнения, получавших соответственно остеохондрин, хондроитин и глюкозамина сульфат (рис. 1).

При оценке эффективности терапии по МВЦТБ купирование болевого синдрома или очень слабая боль на фоне терапии отмечались в 82,1% случаев в группе Алфлутопа и в 54,3, 53,1 и 45,7% – в группах остеохондрина, хондроитина и глюкозамина сульфата соответственно (рис. 2).

По результатам исследования, Алфлутоп отчетливо купирует корешковый синдром, демонстрируя статистически значимую разницу в эффективности редукции боли по сравнению с хондроитином (р<0,01), остеохондрином (р<0,001), глюкозамина сульфатом (р<0,0001) (рис. 3).

Так, в группе Алфлутопа симптомы натяжения корешков купировались у 81,6% пациентов, легкая степень выраженности симптомов натяжения наблюдалась у 18,4% больных, умеренно и резко выраженная степень не отмечались. В группе хондроитина аналогичные показатели составили 56,8 и 43,2%, умеренная и резко выраженная степень натяжения корешков также не отмечались. Среди пациентов группы остеохондрина и глюкозамина суль­фата симптом Лассега купировался у 48,6 и 40,4% пациентов соответственно, а легкая степень выраженности симптомов наблюдалась соответственно у 46,1 и 48,7% пациентов; умеренная степень выраженности – у 5,3% при отсутствии наблюдений резко выраженной степени в группе остеохондрина и в 8,4 и 2,5% случаев соответственно – среди пациентов, получавших глюкозамина сульфат (рис. 3).

Применение хондропротекторов, и прежде всего Алфлутопа, способствовало улучшению функционального состояния пациентов.

Наблюдаются достоверные различия в отношении восстановления двигательных функций в группе Алфлутопа по сравнению с группами остехондрина, хондроитина и глюкозамина сульфата (р<0,01; р<0,001) (табл. 2). Среди пациентов группы Алфлутопа отчетливое восстановление двигательных функций наблюдалось у 84,7% больных, тогда как в группах остеохондрина и хондроитина аналогичный показатель составил только 56,7 и 51,3% соответственно. Минимальное восстановление двигательных функций и отсутствие восстановления в группе Алфлутопа не наблюдались. Среди пациентов группы остеохондрина и хондроитина отсутствие восстановления двигательных функций и его минимальная выраженность отмечались у 6,0 и 8,0% больных соответственно. Для пациентов группы глюкозамина сульфата указанные показатели составили соответственно 45,3 и 10,7% (табл. 2).

При этом применение Алфлутопа способствовало существенному восстановлению всех исследуемых движений в поясничном отделе позвоночника и увеличению их объема (табл. 3), что особенно наглядно проявилось в отношении сгибания и разгибания туловища в поясничном отделе, боковых наклонов туловища и подъема нижних конечностей.

Отчетливое восстановление объема движений (0–5 баллов по шкале Уаддела) при сгибании поясничного отдела позвоночника отмечалось у 80,7% пациентов, при разгибании поясничного отдела позвоночника – у 75,3%, при наклоне туловища вправо – у 100%, при наклоне туловища влево – у 84,7%, при подъеме выпрямленной правой ноги – у 90%, при подъеме выпрямленной левой ноги – также у 90% пациентов (табл. 3). Данные показатели в группе Алфлутопа оказались достоверно выше по сравнению с каждой из сравниваемых групп (табл. 3).

Выводы

1. Включение хондропротекторов в терапию дегенеративно-дистрофических заболеваний позвоночника является оправданным и целесообразным.

2. Дифференцированный подход к выбору хондропротектора должен проводиться с учетом доказательной базы эффективности препаратов данной группы.

3. Алфлутоп обладает высокой анальгезирующей активностью при лечении дорсалгий.

4. Применение Алфлутопа вносит отчетливый вклад в восстанавление двигательных функций пациентов с дегенеративно-дистрофическими заболеваниями позвоночника.

5. Алфлутоп уменьшает риск хронизации болевого синдрома.

6. Включение в схему лечения Алфлутопа позволяет добиваться более быстрого и выраженного купирования корешкового синдрома по сравнению с другими традиционными хондропротекторами.

Полученные результаты согласуются с данными других авторов, свидетельствующими об эффективности Алфлутопа при лечении пациентов с болями в спине .

Проведенное исследование доказывает целесообразность применения Алфлутопа в терапии пациентов с дорсалгиями, что позволяет его рекомендовать для применения в широкой клинической практике.

Список литературы диссертационного исследования кандидат медицинских наук Светлова, Марина Станиславовна, 2003 год

1. Агабабова Э.В. Принципы лечения остеоартроза // Клин, ревмат. -1995.-Xo4.-C.3-6.

2. Алексеева А.Е., Карякин А.И. Применение румалона при гонартрозе // Тер. архив. 1997. — № 5. — С.64-67.

4. Алексеева Л.И. Современные представления о диагностике и лечении остеоартроза // РМЖ. 2000. — том В. — № 9. — С.377-382.

5. Алексеева Л.И., Беневоленская Л.И. Остеоартроз есть надежда на улучшение качества жизни // В мире лекарств. — 1999. — № 2. — С.40-42.

6. Алексеева Л.И. Факторы риска при остеоартрозе // Науч.-практ. ревмат. 2000. — № 2. — С.36-45.

8. Артемьева Н.А., Жарская Ф.С. К особенностям лечения остеоартроза // Науч. практ. ревмат. — 2001. — № 3. — С.9.

9. Арунин А.С., Зациорский В.М., Потемкин Б.А. Современные проблемы биомеханики. 1989. — вып. 6. — С.63-78

10. Ю.Астапенко М.Г., Баятова К.В. Современное состояние проблемы остеоартроза // Ревматология. 1984. — № 2. — С.61-64

12. Бадокин В.В. Современная терапия остеоартроза // Леч. врач. 2001.- № 8. С.55-56

13. Бажанов Н.Н. О диагностике и тактике лечения при остеоартрозе // Кл. мед. 1993. — № 4. — С.58-61

15. Беневоленская Л.И., Бржезовский М.М. Эпидемиология ревматических болезней. М.: Медицина, 1988. — С.235

16. Березов Т.Т., Коровкин Б.Ф. Биологическая химия. М.: Медицина, 1998

19. Верткин А. Л., Талибов О.Б. Лечение остеоартроза: роль хондропротекторов // Леч. врач. 2000. — № 9. — С.40-43

21. Гроппа Л.Г., Машняга М. Эффективность препарата синвиск у больных остеоартрозом // Науч. практ. ревмат. — 2001. — № 3. — С.30

22. Гроппа Л.Г., Мынзату И. Эффективность алфлутопа у больных деформирующим остеоартрозом // Клин, ревмат. 1995. — № 3. -С.20-22

23. Губачев Ю.М., Максименко В.В. Болезни суставов. СПб.: БСВ. -1998

24. Дахи А., Цветкова Е.С., Мач Э.С. Ультразвуковая диагностика синовита при гонартрозе // Клин, ревмат. 1994. — № 1. — С. 19-22

25. Жданов И.М. Роль протеогликанов суставного хряща в патогенезе деформирующего остеоартроза // Труды IV Всесоюзного съезда травматологов ортопедов. М. — 1982. — С.74-76

26. Заводский К.О. Связь уровня антител к глюкозамингликану хряща у больных остеоартрозом с эффективностью лечения хондропротекторами // Тер. арх. 1999. — № 5. — С.47

28. Избранные лекции по клинической ревматологии. Под ред. Насоновой В.А., Бунчука Н.В. М.: Медицина, 2001. С.197-203

29. Инструкция (информация для специалистов) по медицинскому применению препарата глюкозамина гидрохлорид // Утверждено Фармакологическим государственным комитетом России 16.12.1999.

30. Информация для специалистов (информационный листок) о препарате алфлутоп.

31. Информация для специалистов (информационный листок) о препарате синвиск.

32. ЗЗ.Знаишева Н.И., Ходырев В.Н. Изучение клинической эффективности алфлутопа // Науч. практ. ревмат. — 2001. — № 3. — С.42

33. Клиническая ревматология. Под ред. Каррея Х.Л.Ф. М.: Медицина., 1990.

34. Клиническая ревматология. Под ред. проф. Мазурова В.И. СПб, 2001.

35. Кобелт Д. Методы фармакоэкономического анализа: минимизация затрат // Клин, фармак. и терапия. 1999. — № 2. — С.50-51

36. Коршунов Н.И., Баранова З.Я. Алфлутоп в лечении больных остеоартрозом // Росс, ревмат. 1998. — № 2. — С.26-31

37. Коршунов Н.И., Позин А.А. Регионарная гемодинамика у больных гонартрозом // Ревматология. — 1992. № 1. — С.22-24

38. Ломницкий О.Я., Турганинов P.O. Экспериментальное изучение деформирующего остеоартроза // Ревматология. 1986. — № 4. -С.65-68

39. Лукина Г.В., Сигидин Я.А. Хондропротективный препарат алфлутоп в лечении остеоартроза // Науч. практ. ревмат. — 2001. — № 2. -С.51-53

41. Мазуров В.И., Онущенко И.А. Остеоартроз. СПб.: 1999.

43. Мач Э.С. , Пушкова О.В. Возможности артросонографии в ревматологии // Клин, ревмат. 1993. — № 2. — С. 14-19

44. Мешков А.П. Заболевания суставов. Н.Новгород,: НГМИ, 1994.

47. Митрович Д. Медикаментозная терапия остеоартроза: состояние и перспективы // Тер. арх. 1993. — № 5. — С.69-72

48. Моисеев B.C. Остеоартроз: спорные вопросы лечения // Клин, фармак. и терапия. 1998. — т.7. — № 2. — С. 17-20

49. Мусил А., Новакова О., Кунц К. Современная биохимия в схемах. М.: Мир, 1984.-С.215

50. Насонова В.А. Проблема остеоартроза в начале XXI века // CONSILIUM MEDICUM. 2000. — том 2. — № 6. — С.61-64

52. Насонова В.А., Сигидин Я.А. Патогенетическая терапия ревматических заболеваний. М.:Медицина, 1985.

57. Насонов Е.Л. Современные направления фармакотерапии остеоартроза // CONSILIUM- MEDICUM. 2001. — том 3. — № 9. -С.408-415

58. Насонов Е.Л. Противовоспалительная терапия ревматических болезней. М.: «М-СИТИ», 1996.

59. Насонов Е.Л. Интерлейкин 1 и его роль в патологии человека //Тер. арх. — 1997. -№ 12.-С.112-117

61. Неверкович А.С. Оценка эффективности препаратов адгелон и неотон при механических повреждениях суставного хряща: Автореф. дис. канд. мед. наук. М., 1998.

62. Jenuare 2000, Geneva). Генеральный директор ВОЗ Др. Гро Харлем Брунтленд // Науч. практ. ревмат. — 2001. — № 1. — С.5-7

63. Павлова В.Н., Копьева Т.Н., Слуцкий Л.И., Павлов В.Г. Хрящ. М., 1998. — С.225-265

67. Повреждения и заболевания костей и суставов: Сб. научных работ к 60-летию ЦИТО. М., 1981

69. Ревматоидный артрит и другие ревматические заболевания: Сб. трудов кафедры терапии факультета усовершенствования врачей Ярославской государственной медицинской академии. Ярославль, 1996. -С.216-222

70. Рейголец В. Лечение остеоартроза // Тер. арх. 1981. — № 7. — С. 124127

72. Серов В.В., Шехтер А.Б. Соединительная ткань. М.: Медицина, 1981, С.312

73. Слуцкий Л.И. Биохимия нормальной и патологически измененной соединительной ткани. М.: Медицина, 1969, С.375

77. Фоломеева О.М., Амирджанова В.Н. Анализ структуры XIII класса болезней // Росс, ревмат. 1998. — № 1. — С.2-7

80. Цветкова Е.С. Современная фармакотерапия остеоартроза. М.: Институт Ревматологии РАМН, 1998

81. Цветкова Е.С. Проблемы остеоартроза // CONSILIUM MEDICUM. -1999.-№ 1.-С 205-207

82. Цурко В.В., Хитров И.А. Остеоартроз // Тер. арх. 2000. — № 5. -С.62-66

83. Чепой В.М. Диагностика и лечение болезней суставов. М.: Медицина, 1990

84. Шапиро К.И. Статистика повреждений и заболеваний коленного сустава.-Л., 1981.-С.З-6

85. Шумада И.В. Системный подход к объяснению патогенеза деформирующего артроза на основе клинико морфологических сопоставлений: Сб. трудов IV Всесоюзного съезда травматологов -ортопедов. — М., 1982. — С.87-88

87. Alan R. Current concepts articular cartilage repair // American Ganel of sports medicine. 1998. — V.26 — № 2. — P.58-59

89. Altman R. Classification of diseases: osteoarthritis // Semin. Arthr. Rheum. 1991. — 20. — suppl.2. — P.40-47

90. Amin A. R. The role of nitric oxide in articular cartilage breakdown in osteoarthritis // Cur. Opin. Rheum. 1997. — 5. — P.46-49

91. Aviad A. D. The molecular weigth of therapeutic hyaluronan: how significant is it // J.Rhtum. 1994. — 21(2). — P.297-301

95. Brandt K., Doherty M., Lohmander L. Eds. Osteoarthritis Oxford: Oxforg Univ. Press., 1998

96. Brandt K. Word Congress of Osteoarthritis. Milano, 1992, P.75

98. Buckwalter J. Articular cartilage basic science and arthroscopy. New -York, 1990.-P. 19-56

99. Bullough P. The pathology of osteoarthritis. Philadelphia, 1992. P. 3970

103. Chad L, Moskovitz R. Osteoarthritis // Rheumatic diseases Clinics of North America. 1999. — Vol. 25. — 2. — P. 379-395

105. Chang D., Iverson E. The pathology of osteoarthritis 11 Osteorthr. Cart. -1997. 5. — P.357-372

106. Concoff Al., Kalunian K. The manegament of osteoarthritis 11 Curr Opion Rheumatol. 1999. — 11.- P.436-440

107. Conrozier T. Death of articular chondrocytes. Mecanisms and protection // Press. Med. 1998. — 21. — 1859-61

108. Conrozier T. Die Wircung von chondroitin sulfate bei behandlung der huftgelenksarthrose // Ibid. 1998. — P.69-75

109. Conte A., De Bernandi M. Metabolic fate of exogenous chondroitin sulfate in man // Ibid. 1991. — 41. — P.768-772

112. D,Ambrosio E. Glucosamine sulfate: a controlled clinical investigations // Pharm. Ther. 1981.-2.-504

113. Dequeker J., Mokassa L. The pathology of osteoarthritis cartilage // Vicrosc. Res. Tech. 1997. — Vol. 37. — 7. — P.398-403

114. Dieppe P. Osteoarthritis Cartilage. 1997. — Vol. 5. — 2. — P.87-97

115. Dieppe P., Kirwan J. The localisation of osteoarthritis // J. Rheumatol. -1994.-33.-P.201

119. Felson D., Lawrence R. Osteoarthritis: new insight. Part I: The disease and its risk factor // Ann. Intern. Med. 2000. — 133. — P.635-646

120. Felson D., Lawrence R. Osteoarthritis: new insight. Part II // Ann. Intern. Med. 2000. — 133. -P.726-737

121. Felson D. Obesity and knee osteoarthritis // Ann. Intern. Med. 1988. -109. -P.l 8-24

122. Felts W., Yelin E. The aconomic impact of rheumatic diseases in the US //J. Rheumatol. 1989. -16. -P.867-884

126. Goa K. Hyaluronic acid // Drugs. 1994. -47(3). — P.536-566

127. Golding M. The role of the chondrocytes in osteoarthritis // Arthr. And Rheum. 2000. — 43. — P. 1916-26

129. Gremer P. Osteoarthritis // Lancet. 1997. — 350. — P.503-508

130. Gremer P. Osteoarthritis // Curr Opion Rheumatol. 2000. — 12. — 450455

132. Hardingham T. Chondroitin sulfate and joint diseases // Osteoarthr. Cart. -1998.- 6(A). -P.3-5

133. Hardingham T. Proteoglycans // Bioc. Soc. Trans. 1981. — 9. — 6. — P. 489-497

134. Hardingham Т., Foseng A. Proteoglycans: many forms, many functions // FASEB J. 1992. — 6. — P.681-870

136. Howell D. Pathogenesis of osteoarthritis // Am. J. Med. 1986. — 80. -P.24-28

137. Haskisson E., Donelly S. Hyaluronic acid in the treatment of osteoarthritis of the knee // Rheumatology. 1999. — 38. — P.602-607

139. Imhof H., Breitenseher M. The pathology of cartilage // Skeletal. Radiol. 1997. Vol. 26. — 7. — P.398-403

142. Kellgren J., Moore R. Generalized arthritis and Heberden,s nodes // B.M.J. 1952. — 1. — P.l81-187

143. Kellgren J., Lawrence J. Osteoarthritis and disk degeneration in the urbun population // Ann. Rheum. Dis. 1958. — 17. — P.388-397

146. Lawrence R. Osteoarthritis // Arthr. Rheum. 1996. — 41. .P.778-799

148. Lequesne M., Brandt K. Guidelines for testing slow acting drugs in osteoarthritis // J. Rheumatol. 1994. — 21. — P.65-73

149. Lequesne V. The algofunctional indices for hip and knee osteoarthritis // J. Rheumatol. 1977. — 24. — P.779-781

152. Lozada C., Altman R. Current concepts on the management of osteoarthritis // Clinical. Therap. 1991. — 8. — P. 14-18

155. Mankin H. Reaction of articular cartilage to injury and osteoartritis // N. Engl. S.Med.- 1974.-P. 1310-35

156. Matsui H. The pathology of osteoarthritis // Microsc. Res. Tech. 1977. — 37(4). — P.333-342

163. Ostergaard M., Gideon P. Ultrasonography in arthritis of the knee // Ann Radiol. 1995.-36. -P. 19-26

164. Painter F. Glucosamine hydrochloride update //-Arthr. Rheum. 1998. -55.- 124-126

165. Pavelka K., Gatterova J. GAGPS (arteporon) in osteoarthritis of the knee // Osteorthr. Cartil. 1995. — 3. — P. 15-23

166. Pelletier I P., Howel D. Etiopathogenesis of osteoarthritis // Textbook of Rheumatology. — Baltimore. — 1997. — 2. — P. 1966-84

169. Refmster J., Deroisy Glucosavine sulfate: placebo controlled, double -blind, prospective trial // Arthr. Rheum. — 1999. — 42. — 400

170. Reinhild К., Becker E. Immunomodulutory properties of rumalon // J. Rheumatol. 2000. — 27. — P. 448-454

171. Ronca F., Palmieri L. Antiinflammatory activity of chondroitin sulfate // Osteoarthr. Cart. 1998. — 6(A). — P.14-21

173. Setnicar I., Palumbo R. Pharmacokinetics of glucosamine in mman // Drag Res. 1993. — 43. — P. 1109

174. Setnicar I. Pharmacokinetics of glucosamine in the dog and man // Drag Res.- 1986.-36.-P.729

175. Setnicar I., Pacini M. Antiarthritic affect of glucosamine sulfate stadied in animal models // Drug Res. 1991. — 41. — P.541-548

176. Simon L. Osteoarthritis: review // Clin. Cornerstone. 1999. — 2. — P.26-37

177. Tapadinhas M., Rivera I. Oral glucosamine sulfate in the management of arthrosis // Pharma. 1982. — 3. — P. 157

180. Uebelhart D. Effect of oral chondroitin sulfate on the prigression of knee osteoarthritis // Ibid. 1998. — 45. — P.49-56

Алфлутоп от чего

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *