• Авторы
  • Резюме
  • Файлы
  • Ключевые слова
  • Литература

Абдрахманов А.Р. 1 Абдрахманов Р.М. 2 1 ФГАОУ ВО «Казанский (Приволжский) федеральный университет» 2 ФГБОУ ВО «Казанский государственный медицинский университет» МЗ РФ В данном научном обзоре приведены результаты научных исследований современных отечественных и зарубежных авторов об условно-патогенной микрофлоре, в частности мико- и уреаплазменной инфекции, колонизирующей мужскую и женскую репродуктивную систему, а также вызывающие инфильтративно-воспалительные изменения в тканях органов мочеполовой системы. Детально рассмотрены особенности развития специфической клинической картины, зачастую протекающей клинически бессимптомно и, соответственно, не вызывающей никаких жалоб у пациентов. Это, в свою очередь, лишь усугубляет течение заболевания. Представлены современные диагностические мероприятия с возможностью применения лабораторных, в том числе культуральных и молекулярно-биологических, а также аппаратно-инструментальных методов диагностики. Большое внимание уделено принципам адекватной и рациональной терапии воспалительных заболеваний органов урогенитального тракта, ассоциированных с условно-патогенной микрофлорой, с учетом самых последних данных о развитии устойчивости микрофлоры к наиболее часто применяемым группам лекарственных препаратов, направленных на предотвращение развития и терапии серьезных осложнений со стороны мочеполовой системы, нередко приводящих к бесплодию. Выявлено, что число заболеваний, ассоциированных с условно-патогенной флорой, неуклонно растет, для их диагностики наиболее предпочтительно использовать молекулярно-биологические методы диагностики. 178 KB инфекции репродуктивное здоровье передаваемые половым путем условно-патогенная микрофлора 1. Хамитова И.В. Характеристика спектра ИППП, выявленных при обследовании пациентов Сахалинского областного кожно-венерологического диспансера методом ПЦР // Молекулярная диагностика: сборник трудов. — 2007. – Т. II. — С. 152-154. 2. Карамова А.Э. Значение Ureaplasma urealyticum и Мycoplasma genitalium как возбудителей воспалительных заболеваний урогенитального тракта / А.Э. Карамова, А.В. Поляков, И.В. Хамаганова // Клин. микробиология и антимикробная терапия. – 2004. – № 6. – С. 41–43. 3. Наумкина Е.В. Урогенитальные микст-инфекции с участием видов Ureaplasma / Е.В. Наумкина, Н.В. Рудаков, Е.В. Пахалкова и др. // Acta Biomedica Scientifica. – 2005. — № 7. — С. 85-89. 4. Заручейнова О.В. Методы лабораторной диагностики урогенитальных инфекций, ассоциированных с Mycoplasma hominis и Ureaplasma spp. // Инфекция и иммунитет. – 2014. – Т. 4. — № 4. – С. 331-338. 5. Ведение больных инфекциями, передаваемыми половым путем, и урогенитальными инфекциями / под ред. А.А. Кубановой // Клинические рекомендации, Российское общество дерматовенерологов и косметологов. – М.: Деловой Экспресс, 2012. – С. 74–78. 6. Яковлев А.В. Клиника и патоморфология полипов уретры у женщин при уреаплазменной инфекции / А.В. Яковлев, А.И. Неймарк, Т.С. Таранина // Урал. мед. журн. — 2012. — № 1 (93). — С. 90–93. 7. Евстигнеева Н.П. Новые медицинские технологии ведения пациентов с урогенитальной микоплазменной инфекцией / Н.П. Евстигнеева, Ю.Н. Кузнецова, М.Р. Рахматулина, О.О. Михайлова // Врач. – 2011. – № 6. – С. 7–12. 8. Герасимова Н.А. К вопросу о дискордантных результатах выявления Mycoplasma hominis и Ureaplasma spp. молекулярно-биологическим и культуральным методами у пациентов с урогенитальными заболеваниями / Н.А. Герасимова, Н.П. Евстигнеева, Н.В. Зильберберг, А.Е. Гущин // Фундаментальные исследования. – 2014. — № 10. – С. 487-492. 9. Рудакова Е.Б. Женское бесплодие и неспецифические инфекции нижнего отдела мочевых путей / Е.Б. Рудакова, Л.Ю. Замаховская // Лечащий врач. – 2015. — № 12. – С. 12. 10. Judlin P. Current concepts in managing pelvic inflammatory disease // Curr. Opin. Infect. Dis., 2010, vol. 23, no. 1, pp. 83–87. 11. Waites K.B., Schelonka R.L., Xiao L. et al. Congenital and opportunistic infections: Ureaplasma species and Mycoplasma hominis // Semin. Fetal. Neonatal. Med., 2009, vol. 14, no. 4, pp. 190–199. 12. Байтяков В.В. Антибиотикорезистентность культур U. urealyticum и M. hominis, полученных от жителей Республики Мордовия / В.В. Байтяков, М.Г. Сыркина, О.А. Радаева // Практическая медицина. — 2016. — № 1 (93). — С. 72-75. 13. Baka S., Kouskounia E., Antonopouloua S. et al. Prevalence of Ureaplasma urealyticum and Mycoplasma hominis in women with chronic urinary symptoms // Urology, 2009, vol. 74, no. 1, pp. 62–66. 14. Shigehara K., Kawaguchi S., Sasagawa T. et al. Prevalence of genital Mycoplasma, Ureaplasma, Gardnerella and human papillomavirus in Japanese men with urethritis, and risk factors for detection of urethral human papillomavirus infection // Journal of Infection and Chemotherapy, 2011, vol. 17 (4), рр. 487-492. 15. Батурин В.А. Уровень резистентности Ureaplasma urealyticum к противомикробным средствам / В.А. Батурин, Е.В. Щетинин, И.Ф. Демиденко и др. // Медицинский вестник Северного Кавказа. — 2012. – Т. 25. — № 1. – С. 80-81. 16. Keane F.E., Thomas B.J., Gilroy C.B. et al. The association of Chlamydia trachomatis and Mycoplasma genitalium with non-gonococcal urethritis: observations on heterosexual men and their female partners // Int. J. STD AIDS, 2000, no. 11, pp. 435–439. 17. Zdrodowska-Stefanow В., Klosowska W.M., Ostaszewska-Puchalska I. et al. Ureaplasma urealyticum and Mycoplasma hominis infection in women with urogenital diseases // Advances in Medical Sciences, 2006, vol. 51, pp. 250–253. 18. Летяева О.И. Вопросы эффективности и безопасности иммуномодулирующей терапии в лечении хламидийно-герпетической инфекции урогенитального тракта / О.И. Летяева, О.А. Гизингер, О.Р. Зиганшин // Вестник дерматологии и венерологии. – 2012. — № 1. – С. 99-104. 19. Рищук С.В. Презентация методических рекомендаций ВОЗ по урогенитальной микоплазменной инфекции с комментариями авторов / С.В. Рищук, В.А. Гриценко, Л.Б. Важбин и др. // Бюллетень Оренбургского научного центра УрО РАН. — 2016. — № 1. — С. 6. 20. Зотова М.А. Частота встречаемости Ureaplasma и Gardnerella vaginalis в урогенитальном тракте женщин и мужчин / М.А. Зотова, А.И. Лебедева, С.С. Тихонова, К.В. Багаев // Вестник Челябинского государственного университета. — 2013. — № 7 (298). — С. 49. 21. Рахматулина М.Р. О роли генитальных микоплазм в развитии патологических процессов урогенитальной системы у детей / М.Р. Рахматулина, И.С. Касаткина // Вестник дерматологии и венерологии. — 2011. — № 1. – С. 15-22. 22. Taylor-Robinson D., Jensen J.S. Mycoplasma genitalium: from chrysalis to multicolored butterfly // Clin Microbiol, 2011, Rev, 24, рр. 498-514. 23. Wetmore et al. Demographic, behavioural and clinical characteristics of men with nongonococcal urethritis differ by etiology: a case-comparison study // Sex Transm Dis, 2011, 38, рр. 180-186. 24. Gdoura R., Kchaou W., Ammar-Keskes L. et al. Assessment of Chlamydia trachomatis, Ureaplasma urealyticum, Ureaplasma parvum, Mycoplasma hominis, and Mycoplasma genitalium in Semen and First Void Urine Specimens of Asymptomatic Male Partners of Infertile Couples // Journal of Andrology, 2008, vol. 29, no. 2, March/April, рр. 198-206. 25. Waites K.B., Katz B., Schelonka R.L. Mycoplasmas and ureaplasmas as neonatal pathogens // Clin. Microbiol. Rev., 2005, vol. 18, № 4, рр. 757–789. 26. Anthony N. Imudia, Laura Detti, Elizabeth E. Puscheck et al. The prevalence of ureaplasma urealyticum, mycoplasma hominis, chlamydia trachomatis and neisseria gonorrhoeae infections, and the rubella status of patients undergoing an initial infertility evaluation // J Assist Reprod Genet., 2008, January, 25 (1), рр. 43–46. 27. Кубанова А.А. Урогенитальные инфекционные заболевания, вызванные генитальными микоплазмами: клинические рекомендации / А.А. Кубанова, М.Р. Рахматулина // Вестник дерматологии и венерологии. — 2009. — № 3. — С. 78–72. 28. Ведение больных инфекциями, передаваемыми половым путем, и урогенитальными инфекциями: клинические рекомендации / под ред. А.А. Кубановой; Российское общество дерматовенерологов и косметологов. – М.: Деловой Экспресс, 2012. – С. 74–78. 29. Дмитриев Г.А. Лабораторная диагностика бактериальных урогенитальных инфекций. — М.: Медицинская книга, 2007. — 332 с. 30. Кисина В.И. Дискутабельные вопросы клинического значения генитальных микоплазм / В.И. Кисина, В.Н. Прилепская, Е.В. Соколовский и др. // Клиническая дерматология и венерология. — 2007. — № 1. — С. 71–77. 31. Arya O.P., Tong C.Y., Hart C.A. et al. Is Mycoplasma hominis a vaginal pathogen? // Sex. Transm. Infect., 2001, vol. 77, no. 1, pp. 58–62. 32. Choe H.S., Lee D.S., Lee S.J. et al. // Int J Infect Dis., 2013, vol. 17, № 12, рр. 1134–40. 33. Waites K.B., Xiao L., Paralanov V. et al. // The Journal of Molecular Diagnostics, 2012, vol. 14, № 5, рр. 437–450. 34. Waites K.B., Talkington D.F. New developments in human diseases due to mycoplasmas. // Blanchard A., Browning G. Mycoplasmas: pathogenesis, molecular biology, and emerging strategies for control. Norwich, United Kingdom: Horizon Bioscience, 2005, Chapter 9, pp. 289–354. 35. Федеральные клинические рекомендации. Дерматовенерология 2015: Болезни кожи. Инфекции, передаваемые половым путем. — 5-е изд., перераб. и доп. — М.: Деловой экспресс, 2016. — 768 с. 36. Гомберг М.А. Лечение уретритов, вызванных Mycoplasma genitalium / М.А. Гомберг, А.М. Соловьёв, И.Н. Анискова, В.П. Ковалык // Лечащий врач. – 2007. – № 7. – С. 12-14. 37. Yasuda M., Maeda S., Deguchi T. In vitro activity of fluoroquinolones against Mycoplasma genitalium and their bacteriological efficacy for treatment of M. genitalium-positive nongonococcal urethritis in men // Clinical Infectious Diseases. — 2005. — Vol. 9 (41). — P. 1357-1359. 38. Прохоренков В.И. Уреаплазменная инфекция: современное состояние чувствительности и резистентности к антибиотикам / В.И. Прохоренков, М.В. Шапран // Вестн. дерматол. и венерол. – 2006. – № 2. – С. 59-61. 39. Чеботарёв В.В. Урогенитальная хламидийная инфекция. – Ставрополь, 2011. – 206 с. 40. Сингур О.А. К вопросу оптимизации лечения хронических уретритов, вызванных инфекциями, передаваемыми половым путем / О.А. Сингур, А.Д. Юцковский, Л.Г. Сингур // Российский медицинский журнал. – 2012. — № 3. — С. 29-32. 41. Карамова А.Э. Антибактериальная терапия урогенитальных инфекций. Сравнительное исследование эффективности вильпрафена и доксициклина / А.Э. Карамова, А.В. Поляков, И.В. Хамаганова // Вестн. дерматол. и венерол. – 2003. – № 6. – С. 41-43. 42. Skerk V. The role of Chlamydia trachomatis in prostatitis syndrome – our experience in diagnosis and treatment / V. Skerk, I. Krhen, V. Cajic et al. // Acta. Dermatovenerol. Croat., 2007, vol. 15 (3), рр. 135-140. 43. Кисина В.И. Роль микоплазм в урогенитальной патологии / В.И. Кисина, В.Н. Прилепская, Е.В. Соколовский и др. // Врач. – 2007. – № 2. – С. 1-4. 44. Европейское руководство по ведению больных инфекциями, передаваемыми Mycoplasma genitalium, 2010. – URL: www.just.org (дата обращения 18.02.2018). 45. USTI European guideline on Mycoplasma genitalium infections. Jorgen 2016 Skov Jensen, Marco C., M. Gomberg 30(10): 1650-1656. 46. Recommendations and Reports Centers for Disease Control and Prevention Sexually Transmitted Diseases Treatment Guidelines, 2015, Jun 5, 64, рр. 1-137. 47. Taylor S. Mycoplasma genitalium // Curr. Infect Dis. Rep., 2005, 7, рp. 6. 48. Wikström A., Jensen J. Mycoplasma genitalium: a common cause of persistent urethritis among men treated with doxycycline // Sex Transm. Infect, 2006, 82, 4: örnelius. 49. Mroczkowski T. et al. A randomised comparison od azithromycin and doxycycline for the treatment of Mycoplasma genitalium positive urethritis in men / ISSTDR Conference: Abstract WP-108, Mena LA // Clin. Infect Dis., 2009, Jun 15, 48 (12).

Актуальность. До сих пор увеличение с каждым годом уровня заболеваемости инфекциями, передающимися половым путем (ИППП), и ассоциированными с ними воспалительными заболеваниями органов урогенитального тракта остается одной из неразрешенных задач современной медицины по всему миру .

Более того, помимо возбудителей «традиционных» ИППП, таких как гонококк, трихомонада, хламидийная инфекция, возрастает удельный вес инфекционно-воспалительных заболеваний органов репродуктивной системы, вызванных урогенитальной микоплазменной инфекцией .

В классификации, разработанной Всемирной организацией здравоохранения и касающейся этиологии (2006) и классификации Centers for Disease Control and Prevention, микроорганизмы семейства Mycoplasmataceae определены как возбудители неспецифических уретритов, а также воспалительных заболеваний органов малого таза (ВЗОМТ) .

Довольно частое выявление мико-, уреаплазменной инфекции у лиц наиболее социально и физически активного возраста, отсутствие яркой клинической симптоматики, бессимптомное течение, но способное вызывать структурно-воспалительные изменения в тканях органов мочеполовой системы, нередко приводящие к бесплодию, обусловливает актуальность ранней диагностики, рациональной терапии, направленной на предотвращение развития таких осложнений . Около 15% пар в Российской Федерации страдают бесплодием . При этом даже эффективность применения вспомогательных репродуктивных технологий, в том числе экстракорпорального оплодотворения, не превышает 30-35%, что, в свою очередь, в очередной раз подчеркивает актуальность изучения данной проблемы.

Роль различных видов микоплазм в возникновении патологических процессов остается до настоящего времени до конца нерешенной. Российские и зарубежные авторы признают M. genitalium в качестве абсолютно патогенного микроорганизма, вызывающего ВЗОМТ, а именно негонококковый уретрит, сальпингит, цервицит, эндометрит .

Большинство авторов, ссылаясь на обнаружение M. hominis и Ureaplasma spp. в мочеполовой системе практически здоровых мужчин и женщин, считают их условно-патогенными возбудителями . Тем не менее исследования других ученых свидетельствуют о продолжении идентификации роли этих микроорганизмов в развитии воспалительных заболеваний органов урогенитального тракта .

Однако работы других авторов говорят о значительном увеличении заболеваемостью ВЗОМТ, ассоциированных M. hominis и Ureaplasma spp. M. hominis и Ureaplasma spp. так же, как и M. genitalium, могут являться этиологическими агентами в развитии негонококковых уретритов, простатитов, эпидидимитов, вагинитов, цервицитов, кольпитов, эндометритов и сальпингитов . Данное мнение подтверждают исследования Батурина В.А. и др., в которых различные виды уреаплазм были выделены у 80% женщин с клинической симптоматикой урогенитальной инфекции и у 51% женщин с нарушениями репродуктивной функции .

Следует также отметить, что микоплазмы в большинстве случаев входят в структуру микст-инфекций. Таким образом, как моноинфекция мико-, уреаплазменная инфекция, выявляются до трети всех случаев, а в ассоциации с другой патогенной микрофлорой — до 88% . Так, по данным Летяевой О.И. и др. , комбинация с Chlamydia trachomatis выявляется до 30% случаев, с вирусом папилломы человека – до 40%, с кандидозной инфекцией – в 28%, с Gardnerella vaginalis – в 14%.

Клинические проявления. Микоплазменные инфекции, являющиеся довольно широко распространенной ИППП и вызывающие ВЗОМТ, имеют очень широкий спектр клинических проявлений, вплоть до их полнейшего отсутствия. Таким образом, пациенты могут не предъявлять никаких жалоб, что затрудняет диагностику и своевременное адекватное лечение, с развитием различного рода осложнений .

В случае же возникновения клинических манифестаций, ассоциированных с микоплазменной инфекцией, например уретрита, последние не отличаются специфическими проявлениями. Пациенты могут жаловаться на жжение, зуд в уретре, болезненность при акте мочеиспускания, дискомфорт в области мочеиспускательного канала, учащенное мочеиспускание, болезненность при половом акте .

По данным Taylor-Robinson D., Jensen J.S. (2011), Wetmore (2011) практически всем мужчинам (90%), инфицированным M. genitalium, был выставлен диагноз уретрит. Причем у 3/4 пациентов определялись различные признаки заболевания, характеризующиеся слизисто-гнойными выделениями из наружного отверстия мочеиспускательного канала, зудом, нарушениями мочеиспускания, болевыми ощущения в области наружных половых органов .

Тем не менее микоплазмы, длительно персистируя в мочеполовой системе человека и не вызывая никаких клинических проявлений, провоцируют вялотекущее воспаление, имеющее тенденцию к распространению и развитию ВЗОМТ, в том числе уретрита, простатита, эпидидимита, орхита, приводящих к мужской инфертильности, патологическим течениям родов, нарушениям развития плода .

Диагностика. Микоплазмы и уреаплазмы имеют мелкие размеры, что затрудняет их диагностику . Показаниями к обследованию на мико-, уреаплазменную инфекцию являются:

– признаки воспаления органов урогенитального тракта, подтвержденные клиническими и/или лабораторными методами диагностики;

– патологические процессы, склонные к рецидивам и связанные с дисбалансом вагинальной микрофлоры;

– обследование обоих половых партнеров при планировании беременности;

– планирующиеся оперативные вмешательства на органах малого таза;

– наличие в анамнезе акушерской или гинекологической патологии;

– риск инфицирования плода при неадекватном течении беременности .

Согласно клиническим рекомендациям Российского общества дерматовенерологов (2012), диагностика заболеваний, вызванных мико-, уреаплазменной инфекцией, базируется на данных молекулярно-биологических методов диагностики, основным принципом которых является выявление специфических фрагментов ДНК Ureaplasma spp. и M. hominis, или результатах культуральных методов исследования .

Некоторыми специалистами для выявления и количественной оценки U. parvum, U. urealyticum, M. hominis в биологическом материале больного традиционным признается бактериологическое исследование, отмечают его 100%-ную специфичность, а также возможность выделения чистой культуры и определения антибиотикорезистентности .

Многие исследователи считают, что для постановки окончательного диагноза и назначения адекватного лечения, помимо обнаружения Ureaplasma spp. и M. Hominis, необходимо определить количественное содержание микоплазм, титр, где клинически значимым является 104 КОЕ/мл .

Такие методы серодиагностики, как реакция ингибиции роста, реакция связывания комплемента, реакция ингибиции метаболизма, реакция пассивной гемагглютинации и иммуноферментный анализ M. hominis и Ureaplasma spp., практически не применяются из-за наличия большого количества серотипов этих микроорганизмов и в связи с неизвестностью иммунологического состояния при поражении органов урогенитальной зоны микоплазмами .

Однако многие исследователи указывают на то, что молекулярно-биологические методы, позволяющие определить небольшое количество возбудителя (полимеразная и лигазная цепные реакции (ПЦР и ЛЦР), метод транскрипционного анализа, ДНК-зонды), по чувствительности и специфичности выявления возбудителей микоплазменной инфекции превосходят культуральные методы .

Актуальным является использование нескольких мишеней с применением мультиплексного аналитического метода (multiplex-ПЦР), дающего возможность исследования биологического материала одновременно на группу возбудителей. Другая разновидность метода ПЦР — «ПЦР в реальном времени» (ПЦР РВ) – количественный метод оценки возбудителей в исследуемом биоматериале, демонстрирующий более высокие результаты по сравнению с культуральным методом . Применение ПЦР РВ актуально, так как микоплазмы не имеют клеточной стенки, следовательно, восприимчивы к изменениям окружающей среды, и при транспортировке есть вероятность лишить их способности к культивированию. Ген уреазы, гены 16S рибосомных РНК и рибосомные ДНК – основные цели для обнаружения специфической нуклеотидной последовательности при выявлении мико-, уреаплазменной инфекции .

Лечение. Согласно Федеральным клиническим рекомендациям Российского общества дерматовенерологов и косметологов от 2015 года, препаратами выбора при лечении мико-, уреаплазменной инфекции являются джозамицин, назначаемый по 0,5 г трижды в сутки в течение 10 дней, или доксициклина моногидрат по 100 мг внутрь дважды в сутки на протяжении 10 дней. Альтернативной схемой представляется назначение левофлоксацина 500 мг внутрь 1 раз в сутки на протяжении 10 дней или же офлоксацина по 0,4 г внутрь 2 раза в сутки в течение 10 дней .

М.А. Гомберг и соавт. считают, что на данный момент в лечении микоплазменной инфекции из антибактериальных препаратов группы тетрациклина наиболее эффективным является доксициклин, из группы макролидов – это азитромицин и джозамицин, из группы фторхинолонов такими являются офлоксацин и спарфлоксацин .

В то же время многие отечественные и зарубежные исследователи указывают на постоянное повышение резистентности микоплазм и уреаплазм к антибиотикам, также наблюдается наличие особенностей устойчивости микоплазм в зависимости от региона . К примеру, в исследовании, проведенном Байтяковым В.В. и др. в Республике Мордовия, М. hominis, выявленные у жителей данного региона, устойчивы к мидекамицину (76,0%) и линкомицину (50,0%). Низкая резистентность была выявлена к ципрофлоксацину (6,0%), доксициклину (6,0%) и офлоксацину (8,0%) .

Сингур О.А. и соавт. изучали устойчивость возбудителей микоплазменной инфекции к антибактериальным препаратам. Выявлено возрастание резистентности U. urealiticum к ровамицину, достигающей 20%, к доксициклину (12), к макропену — 10%. В то же время уреаплазмы чувствительны к офлоксацину — 97%, левофлоксацину — 96% и азитромицину — 96%. Следует также обратить внимание на возрастание устойчивости M. hominis и M. genitalium к антибиотикам. Так, чувствительность M. hominis к доксициклину упала со 100% до 92%, к джозамицину устойчивость возросла до 5% .

А.Э. Карамова и др. при лечении больных с ВЗОМТ, ассоциированными с микоплазменной инфекцией, сравнили эффективность джозамицина и доксициклина. Микробиологический эффект терапии был выше на четверть у больных, получавших джозамицин. Побочные эффекты от назначенной терапии чаще выявлялись при применении доксициклина (20,7%), чем при назначении джозамицина (3,7%) .

Данные результаты подтверждаются зарубежными авторами, изучившими эффективность применения азитромицина и доксициклина при лечении уреаплазменной инфекции. Этиологическая излеченность была значительно выше в группе терапии азитромицином .

По данным многоцентровых международных исследований, джозамицин в дозировке 0,5 г 3 раза в сутки в течение 10 дней или азитромицин 1,0 г однократно в первый день, затем по 250 мг на протяжении трех дней подряд — самые эффективные схемы применения препаратов . Согласно Европейскому руководству при подозрении и подтверждении инфекции M. genitalium назначается короткий курс азитромицина: 500 мг в первые сутки и по 250 мг на вторые-пятые сутки .

Европейские рекомендации по лечению M. genitalium указывают на отсутствие резистентности M. genitalium к антибиотикам группы макролидов. Эффективность применения азитромицина достигает 95%, а доксициклина – лишь 40% .

В рекомендациях центра по контролю инфекций, передаваемых половым путем США, CDC, лечение микоплазменной инфекции проводят также азитромицином: первый прием 500 мг перорально, следующие 4 дня по 250 мг, альтернативная схема включает использование доксициклина по 100 мг 2 раза в день внутрь на протяжении 7 дней .

Исследования S. Taylor, A. Wikstron, J. Jensen свидетельствуют о том, что при лечении M. genitalium предпочтительнее применять азитромицин, а не доксициклин. Последний, по выводам авторов, не вызывает эрадикации возбудителя .

Подтверждают эти данные и рандомизированные исследования, проведенные у 398 мужчин с негонококковым уретритом: к терапии азитромицином оказались резистентными 16% лиц, а к доксициклину – у 64% .

Заключение

  1. Количество заболеваний, ассоциированных с инфекциями, передаваемыми половым путем, в том числе и мико-, уреаплазменной инфекцией, продолжает расти, влияя на социальные, экономические и демографические показатели большинства стран, и России в частности.
  2. Патогенность M. genitalium давно определена и показана. Большинство авторов подтверждают способность M. hominis и Ureaplasma spp. вызывать воспалительные заболевания органов мочеполовой системы.
  3. Для диагностических мероприятий наиболее целесообразно использовать молекулярно-биологические методы, в том числе полимеразно-цепную реакцию, обладающие большей чувствительностью и специфичностью в отношении микоплазм и уреаплазм по сравнению с другими методами диагностики.
  4. Учитывая антибиотикорезистентность мико-, уреаплазменной инфекции, а также побочные эффекты применяемых лекарственных средств, предпочтительным является применение антибиотиков группы макролидов, а именно джозамицина.

Библиографическая ссылка

Абдрахманов А.Р., Абдрахманов Р.М. ВЛИЯНИЕ УСЛОВНО-ПАТОГЕННОЙ МИКРОФЛОРЫ НА РЕПРОДУКТИВНОЕ ЗДОРОВЬЕ // Современные проблемы науки и образования. – 2018. – № 2.;

URL: http://www.science-education.ru/ru/article/view?id=27447 (дата обращения: 17.08.2020).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания» (Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления) «Современные проблемы науки и образования» список ВАК ИФ РИНЦ = 0.791 «Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074 «Современные наукоемкие технологии» список ВАК ИФ РИНЦ = 0.909 «Успехи современного естествознания» список ВАК ИФ РИНЦ = 0.736 «Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований» ИФ РИНЦ = 0.570 «Международный журнал экспериментального образования» ИФ РИНЦ = 0.431 «Научное Обозрение. Биологические Науки» ИФ РИНЦ = 0.303 «Научное Обозрение. Медицинские Науки» ИФ РИНЦ = 0.380 «Научное Обозрение. Экономические Науки» ИФ РИНЦ = 0.600 «Научное Обозрение. Педагогические Науки» ИФ РИНЦ = 0.308 «European journal of natural history» ИФ РИНЦ = 1.369 Издание научной и учебно-методической литературы ISBN РИНЦ DOI

Это лабораторное исследование фекалий человека, которое проводят путем помещения биоматериала в питательную среду с целью определения содержания в кишечнике набора патогенных микроорганизмов. Проведение анализа кала на «дизгруппу» подразумевает обнаружение следующих патогенов: Salmonella, Shigella spp., Yersinia spp., и диареегенные E.сoli 4. Данные патогены способны не только вызывать кишечные расстройства, но и протекать бессимптомно, тем самым превращая человека в источник инфекции который может инфицировать окружающих людей.
Перед взятием образца необходимо соблюдать правила подготовки: 1. Сбор пробы фекалий осуществить сразу после дефекации из предварительно продезинфицированного, тщательно промытого, ополоснутого кипятком и охлажденного на воздухе подкладного судна или горшка; 2. Исключить сбор фекалий с помощью туалетной бумаги, т.к. присутствие солей бария на поверхности туалетной бумаги ингибирует рост некоторых кишечных патогенов; 3. Исключить возможность контаминации (смешивания) проб фекалий мочой, так как возможно получение недостоверных результатов; 4. Пробу фекалий отбирают сразу после дефекации с помощью ложки –шпателя, вмонтированного в крышку стерильного контейнера. При наличии патологических примесей выбрать участки, содержащие слизь, гной, хлопья, но свободные от крови. Жидкие испражнения отбирать с помощью одноразовой пастеровской пипетки;

Правила сдачи анализов в КДЦ Детского городского многопрофильного клинического специализированного центра высоких медицинских технологий:
Биохимический анализ крови (АЛТ, белок, билирубин, сахар, холестерин, ферритин, железокомплекс и т.п.), кровь на гормоны принимаются по будним дням с 9-00 до 10-00 часов НАТОЩАК, поить ребенка можно только несладкой водой (кровь из вены).
Анализы мочи и кала (общий анализ мочи, посев мочи, копрограмма, энтеробиоз, яйца глистов, посев кала на УПФ) принимаются по будним дням с 9-00 до 10-00 часов. Анализы собирать и приносить в стерильном контейнере (объем не более 200 мл.), который можно купить в аптеке. Анализы на различные исследования собираются в раздельные контейнеры (например, общий анализ мочи и посев мочи, копрограмма и кал на УПФ). Забор анализа кала на диз. группу и мазок на энтеробиоз производятся процедурной медсестрой.
Мазки из зева и носа на флору и чувствительность к антибиотикам – забор производится в будние дни с 9-00 до 10-00 часов НАТОЩАК (не есть, не пить, зубы не чистить, рот не полоскать).
Клинический анализ крови производится 2 раза в день с 11-00 до 11-30 часов и с 14-00 до 14-30 часов. В летний период времени (май-сентябрь) и предпраздничные дни по поводу второго забора крови уточнять дополнительно.
Анализ крови на аллергены — ДТК (переносимость пищевых продуктов, лекарственных средств, элементов брекет-системы) производится по будним дням пн-чт с 09-00 до 16-30 часов, пт с 09-00 до 15-30 часов НАТОЩАК. За 3 часа до сдачи крови не есть, можно пить не сладкую кипяченую воду, за 7 дней до сдачи анализа не принимать противоаллергические препараты. Забор крови производится из вены. С собой надо иметь (при необходимости) образцы брекет-системы, стоматологические материалы, редко встречающиеся медицинские препараты и экзотические продукты. То же относится к шерсти (или перьям) домашних животных. Стоимость исследований можно посмотреть в Прейскуранте.
Список аллергенов скачать
Рентгенологические исследования проводятся по будним дням с 08:00 до 09:00 часов и с 14:00 до 15:00 часов по предварительной записи через колл-центр, тел. 217-21-21. При себе необходимо иметь назначение врача (на отдельном бланке или запись в амбулаторной карте), где указано, какой орган необходимо снимать, сколько проекций.

Все вышеперечисленные анализы и рентген-исследование производятся по будним дням. Для оформления и оплаты необходимо предварительно обратиться в регистратуру поликлинического отделения.

Прилетели как-то на Землю инопланетяне. Посмотрели: ледники тают, озоновые дыры растут, панды не размножаются. Стали думать, отчего это все. Спустились в московский район Бирюлево. Взяли сотню человек, раздели, пощупали, допросили. Сделали вывод: озоновые дыры — из-за брюнетов (много их попалось), панды не размножаются из-за мужиков — их на летающей тарелке оказалось больше половины. Ну, а глобальное потепление — из-за рубля: у всех жителей Бирюлево в карманах оказалась эта валюта. Улетели инопланетяне к себе домой и по результатам исследования напечатали своими зелеными щупальцами десять кандидатских диссертаций.

Вот как-то так и проводится «анализ на дисбактериоз». Поговорим об этом диагнозе с гастроэнтерологом GMS Clinic Головенко Алексеем.

Что не так с этим исследованием? Его же так часто назначают врачи!

  1. Давайте оговоримся: его назначают врачи только в странах бывшего СССР. За пределами этих государств простой посев стула для выявления дисбаланса микрофлоры не выполняется. Вы не найдете указаний на необходимость этого исследования ни в руководстве WGO по синдрому раздраженного кишечника, ни в рекомендациях ACG (Американской коллегии гастроэнтерологов) по острой диарее, ни в стандарте AAFP (Американской ассоциации семейных врачей) по наблюдению новорожденных с коликами. Ну и, естественно, никакого диагноза «дисбактериоз» нет ни в Международной классификации болезней, ни в хотя бы одном (!) нерусскоязычном учебнике.
  2. В нашем желудочно-кишечном тракте обитает не менее 1000 (тысячи!) видов бактерий, а число всех выявленных видов составляет 2172. Выполняя «анализ кала на дисбактериоз» мы помещаем в питательную среду стул и дожидаемся роста (появления колоний) приблизительно 20 видов бактерий, которые мы выбрали только потому, что они в состоянии расти в этой питательной среде. Большая часть кишечных обитателей не культивируется, то есть увидеть своими глазами их колонии в чашке Петри мы не можем. Иными словами, делая выводы о состоянии микрофлоры по размножению 20 видов, мы игнорируем подавляющее большинство бактерий.
  3. Норму количества бактерий в стуле, которые мы видим в бланке анализа на дисбактериоз, определяли неизвестно как. Есть целый отраслевой стандарт лечения пациентов с дисбактериозом. В нем нет ни единой фразы о том, почему нормальным мы должны считать содержанием каких-нибудь энтерококков от 10^5 до 10^8 в грамме стула. Ссылок на литературу в стандарте полно, но, что подозрительно, среди них нет ни одной зарубежной публикации. Ну а сами статьи и учебники не описывают, как именно сравнивали микрофлору здоровых и больных людей, то есть как именно был сделан вывод о нормальном содержании той или иной бактерии.
  4. Бактерии, обнаруживаемые в стуле (который формируется в толстой кишке) — это совсем не те же бактерии, что обитают в ротовой полости или тонкой кишке. Кроме того, бактерии в стуле (то есть в просвете кишки) — это совсем не бактерии, обитающие в слизи, защищающей кишечную стенку. Вообще, через наш пищеварительный тракт «пролетает» безумное количество чужеродных бактерий, грибов и вирусов. К счастью, большая их часть не могут подобраться к кишечной стенке: обитающая там пристеночная микрофлора конкурирует с «пришельцами». Мы называем это явление колонизационной резистентностью, и именно ему мы обязаны тем, что первая же проглоченная со стаканом московской воды условно-патогенная бактерия не вызывает у нас понос.
  5. Состав и соотношение кишечных бактерий у каждого человека свои. Изучив (не посевом кала, конечно, а сложнейшими генетическими методами) состав бактерий в стуле, можно, например, угадать принадлежит ли образец жителю Нью-Йорка или побережья Амазонки. Ну, или в каком регионе отдельной страны (например, Дании). проживает человек, отправивший на анализ свои фекалии. В общем, истинный состав кишечной микрофлоры — наши «отпечатки пальцев», и предполагать некую общую норму, а уж тем более судить о «нормальности» флоры всего по 20 видам из 1000 — смешно.
  6. То, будут ли размножаться бактерии на питательной среде, зависит не только от того, какие бактерии в стуле живут, но и от того, как стул собрали (с унитаза, со стерильной бумаги), как хранили (в холодильнике, у батареи, у окна), как быстро доставили в лабораторию. Много ли людей, которым рекомендовали анализ на дисбактериоз читали вот эту инструкцию, согласно которой кал нужно собрать в стерильную посуду, поместить в холодильник и нести в лабораторию не в руках, а в термосе с кубиком льда? Впрочем, даже при совершении этих действий результат анализа на дисбактериоз интерпретировать нормальный врач не может. А значит, не должен и пытаться это сделать.

В питательной среде появились колонии бактерий. К счастью для нас, действительно опасная Сальмонелла растет в питательной среде. Большая часть кишечных бактерий, увы, нет.

Гемолизирующая кишечная палочка

Является представителем лактозонегативных энтеробактерий, но выделяется отдельно в связи с распространенностью и значимостью. В норме должна отсутствовать. К данному микробу применимо практически все, сказанное про золотистый стафилококк. То есть, она может вызывать аллергические и кишечные проблемы, очень распространена в окружающей среде (правда, практически никогда не встречается в грудном молоке), вызывает проблемы у ослабленных детей, требует иммунокоррекции. Следует отметить, что термин «гемолизирующая” не означает, что имеется какое-то влияние на кровь. Условно-патогенная флора при дисбактериозе не должна преодолевать кишечную стенку и попадать в кровь. Это возможно только при крайне выраженных формах дисбактериоза у детей с выраженными иммунодефицитами, как правило, представляющих угрозу для жизни. К счастью, такие состояния встречаются нечасто.

Эпидермальный (или сапрофитный) стафилококк (S. epidermidis, S. saprophyticus)

Эти виды стафилококков могут вызывать нарушения, но их количество до 25% является допустимым.
Процент гемолизирующих кокков по отношению ко всем кокковым формам. Даже среди относительно безобидных кокков, названных выше, могут встречаться более патогенные, что и обозначается в этой позиции. Если общее количество кокков составляет, например, 16%, а процент гемолизирующих кокков – 50%, это значит, что половина из 16% — более вредоносные кокки, а их процент по отношению к нормальной флоре составляет 8%.

Лактобактерии (лактобациллы, молочнокислые микробы, молочнокислые стрептококки)

Второй по представительству (5% в совокупности микроорганизмов кишечника) и по значимости представитель нормальной флоры. Лактобактерии или молочнокислые микробы, как показывает их название, вырабатывают молочную кислоту – важнейший компонент для нормальной работы кишечника. Лактобактерии обеспечивают противоаллергическую защиту, способствуют нормальному опорожнению кишечника, вырабатывают высокоактивную лактазу – фермент, расщепляющий молочный сахар (лактозу). В анализе их количество должно быть не меньше 106 – 107. Дефицит лактобактерий может привести к развитию аллергических заболеваний, запорам, лактазной недостаточности.

Грибы рода Candida

Допустимо присутствие до 104. Повышение этого параметра может быть после применения антибиотиков. Если количество грибов повышено, а количество нормальной кишечной флоры резко снижено, при этом отмечается кандидоз (молочница) видимых слизистых оболочек (ротовая полость, половые органы) – это проявления системного кандидоза, то есть имеется инфицирование грибами кишечника. Если же количество грибов в анализе на дисбактериоз увеличено, но нет снижения нормальной кишечной флоры, это свидетельствует о том, что грибы живут на коже вокруг заднего прохода, а не в кишечнике, в этом случае достаточно наружной терапии с использованием противогрибковых мазей или кремов.

Клостридии

Из-за технических сложностей и небольшого практического значения определяются не во всех лабораториях. Допустимое количество до 107. Проявляют патогенность обычно в комплексе с другой условно-патогенной флорой, редко изолированно вызывают проблемы (чаще всего – разжижение стула, понос). Их количество зависит от функции местного иммунитета кишечника.

Прочие микроорганизмы

В данном параметре описываются редко встречающиеся виды бактерий, самым опасным из которых является синегнойная палочка (Pseudomonas aerugenosa). Чаще всего, микроорганизмы, описанные в этой позиции анализа не имеют практического значения.

Термин «abs” обозначает отсутствие данного микроорганизма, также употребляется «не обнаружено”.
Копанев Ю.А. Соколов А.Л.

Так нужно хоть в какой-то ситуации сдавать «кал на дисбактериоз»?

Нет. Никогда. Ни при каких обстоятельствах. Мы не лечим вздутие живота, изучая линии на ладони. Мы не лечим сыпь, глядя в хрустальный шар. Мы не делаем бессмысленный анализ на дисбактериоз, чтобы назначить лечение.

Мы ждем, когда доказательная медицина предложит нам эффективные препараты и практические способы понять, что не так с нашими бактериями.

Жду вместе с вами!

Категория: Статьи

Что представляет собой номер ПФР? Расшифровка номера ПФР.

Регистрационный номер ПФР представляет собой 12-значный код, разделенный дефисами на 3 части:

  • кодовое обозначение региона РФ;
  • кодовое обозначение конкретного района указанного региона;
  • индивидуальный регистрационный номер ООО в УПФ РФ.

С помощью регистрационного номера страхователя, который обязательно указывается при составлении отчетов и внесении взносов, пенсионный фонд идентифицирует конкретные компании и ИП.

Номер страхователя присваивается пенсионным фондом после получения информации из ИФНС о регистрации организации или предпринимателя. Как правило, личное участие собственников бизнеса в этом процессе не требуется: налоговая служба самостоятельно оповещает пенсионный фонд, который автоматически присваивает ООО или ИП регистрационный номер. Далее ПФР высылает уведомление о постановке на учет с указанием номера соответствующему юридическому или физическому лицу.

Однако бывает так, что собственник бизнеса не получает уведомление. В этом случае есть и другие возможности узнать свой регистрационный номер ПФР.

Как узнать регистрационный номер ПФР?

Узнать свой номер ПФР вы можете через онлайн-сервисы или при личном посещении управления пенсионного фонда в вашем районе.

Первый способ более быстрый и простой. Но если по каким-то причинам вы не имеете возможности узнать нужную информацию через Интернет, то можно позвонить в УПФ РФ или прийти в отделение с просьбой повторно предоставить уведомление о постановке на учет в ПФР. Это не очень удобно, поскольку потребует от вас дополнительных затрат сил и времени.

Узнать регистрационный номер ПФР онлайн

Более удобно и быстро будет найти информацию о регистрации бизнеса в ПФР через сайты в Интернете. Сегодня работает несколько сервисов для проверки регистрационного номера ПФР. Однако многие из них предоставляют информацию платно.

Без лишних денежных затрат, быстро и просто можно узнать свой регистрационный номер через сайт ИФНС https://egrul.nalog.ru/index.html, запросив выписку из ЕГРЮЛ или ЕГРИП, в которой и будет указан искомый реквизит. Кроме того, там вы сможете найти сведения об отделении пенсионного фонда, к которому вы прикреплены, и другие полезные реквизиты.

Анализ упф, что это?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *