Как это бывает

Полгода назад в госпитале Бернского университета разразился скандал: за год 270 пациентов заразились инфекцией, на которую не действовали никакие лекарства. С возбудителем, особым штаммом энтерококка, в госпитале боролись больше года. Такие же штаммы были обнаружены в австралийских и новозеландских больницах. Медики ломали голову, как бактерия-мутант могла попасть в «стерильную» Швейцарию — то ли ее завез кто-то, побывавший в Австралии, то ли, наоборот, в Южное полушарие зараза переместилась из Северного. Это так и осталось тайной.

В США годом ранее тоже произошел резонансный случай: 70-летняя американка «привезла» из путешествия по Индии непонятную заразу. Женщину пытались лечить, испробовав более 20 антибиотиков, включая самые мощные, но она погибла.

Наша страна не исключение. Точной статистики, сколько людей мы теряем, нет. Но, во всяком случае, есть данные ВОЗ по туберкулезу: в России ситуация с заболеваемостью и смертностью в последние годы стала лучше, но все равно мы наряду с Индией и Китаем входим в тройку наиболее неблагополучных стран. В том числе и по распространенности агрессивных форм туберкулеза.

Недавняя трагедия с певицей Юлией Началовой, умершей от заражения крови, тоже имеет отношение к проблеме антибиотикорезистентности. Сепсис у нее был вызван инфекцией, с которой врачам справиться не удалось.

Что делать

ВОЗ приняла программу, которая должна заставить страны разумнее обращаться с антибиотиками. По данным ВОЗ, каждая вторая такая таблетка назначается сегодня неоправданно, избыточно. И это уже не говоря о том, что часто люди занимаются самолечением.

Эксперты предложили классифицировать все известные антибиотики на три группы — Доступ, Наблюдение и Резерв — AWaRe (Access, Watch and Reserve). Препараты первой группы применяют для наиболее распространенных инфекций, во вторую включены лекарства, справляющиеся с более серьезными инфекциями. А «тяжелая артиллерия» — это препараты резерва, которые должны использоваться в небольших количествах и только в самых тяжелых случаях.

Кроме того, разные страны используют и дополнительные меры, чтобы в принципе сократить использование антибиотиков. В Британии, например, местный минздрав рекомендовал лечить воспаленное горло медом и горячим чаем, чтобы снизить неоправданный прием лекарств. В Нидерландах кашель не считают заболеванием, требующим приема лекарств. В Бельгии и Франции провели просветительские кампании, как применять антибиотики. Австралия и Словения ввели ограничения на некоторые препараты. А в Корее, где обычно доктор выписывает лекарство и тут же сам его выдает пациенту, антибиотики исключили из этого списка, чтобы у врачей не было материальной заинтересованности назначать их избыточно.

В России тоже принята программа по сокращению использования антибиотиков. Минздрав не просто запретил аптекам продавать их без рецепта, но и стал жестко наказывать фармацевтов за нарушения.

Общество чистых тарелок

Но проблема шире. Ведь антибиотики до сих пор широко используются в сельском хозяйстве, причем не только для лечения животных, но и повседневно — они помогают быстрее наращивать массу, увеличивая прибыль производителей мяса и птицы. Поэтому меры ВОЗ касаются не только медицинского применения препаратов, но и их сельскохозяйственного использования.

«В нашей стране действуют строгие правила по применению антибиотиков в сельском хозяйстве, — пояснил «РГ» главный внештатный специалист Минздрава по клинической микробиологии и антимикробной резистентности Роман Козлов, — наши нормы намного строже, чем, например, в США. Поэтому, когда мы покупаем российское мясо или курицу, мы защищаем себя от возможных будущих проблем».

Советы

Что надо знать любителям самолечения

Профессор Роман Козлов дал несколько простых советов.

1. Не все инфекции можно вылечить антибиотиками. Применять эти лекарства при ОРВИ (простуде), гриппе, других вирусных инфекциях не только бесполезно, но и вредно.

В последних рекомендациях минздрава Великобритании, например, вполне официально написано, что при кашле, першении и боли в горле нужно применять мед и полоскания.

2. Если все-таки дело дошло до таблеток (например, воспаление горла переросло в серьезную ангину), принимать антибиотики можно только по назначению доктора. Если вы заболели повторно и вам кажется по опыту, что вы сами знаете, как справиться, все равно надо показаться врачу.

3. Соблюдение срока приема и дозировки при курсе антибактериальной терапии обязательны. Многие перестают пить таблетки через день-другой, как только становится легче. Но ученые доказали: досрочный отказ от лечения многократно повышает риск возникновения штаммов бактерий, устойчивых к антибиотикам.

4. Важна правильная диагностика. Тест на чувствительность — этот несложный анализ покажет, какой именно бактерией вызвано заболевание, и врач сможет выбрать правильное лекарство. Антибиотиков много, и разные их классы заточены на различные виды бактериальных инфекций. Тест тем более нужен, если инфекция протекает долго, плохо поддается лечению, рецидивирует. Не исключено, что у больного есть бактерии, устойчивые к определенным препаратам.

5. Чистота — залог здоровья. Гигиена, как это ни банально, очень важна. Медики объясняют, что, соблюдая самые простые правила, мы спасаем себя от многих инфекций и последующего лечения. А правила мы знаем с детства: мыть руки, в том числе обязательно после контакта с домашними животными; споласкивать продукты, которые едим сырыми; быть особенно осторожным в тропических странах, где высок риск незнакомых нам экзотических инфекций.

Против чего действуют антибиотики?

Микроорганизмы существенно различаются по выраженности своих болезнетворных свойств. Одни из них способны преодолевать защитные силы организма человека и вызывать крайне тяжелые и даже смертельные заболевания (возбудители чумы, менингитов), с другими организм справляется без посторонней помощи (например, возбудители простудных заболеваний).

В зависимости от внутренней организации микроорганизмы делят на 4 группы: бактерии, вирусы, грибки и простейшие (амебы, лямблии и т.д.).

Бактерии, грибки и простейшие имеют клеточную структуру, содержат ДНК и РНК, ситемы синтеза белка и АТФ («топливо» для биохимических реакций), и потому способны к самостоятельному размножению.

Вирусы лишены клеточной организации. Они представляют собой молекулу ДНК или РНК, окруженную белковой капсулой и являются абсолютными паразитами, то есть способны проявлять признаки жизни (прежде всего, размножаться), лишь после проникновения в клетки «хозяина» (растения, животного, человека), используя их клетки как биохимические «минизаводы».

Особенности медицинской терминологии

Первые вещества, губительно воздействующие на микроорганизмы, но приемлемые для человека, были обнаружены среди производных синтетических красителей, они стали применяться для лечения сифилиса и получили название «химиопрепараты», а процесс лечения был назван химиотерапией. Сегодня под химиотерапией подразумевают обычно лечение онкологических заболеваний, что не совсем верно.

Несколько позже ученые научились использовать в своих целях такое явление, как противостояние (антагонизм) бактерий. Дело в том, что бактерии распространены в природе практически повсеместно (в почве, воде и т.д.), так же как и другие живые существа, они вынуждены вести между собой борьбу за существование. И основным оружием в этой борьбе являются специальные вещества, вырабатываемые одними видами бактерий, и губительно действующие на другие виды. Именно эти вещества и называются антибиотиками.

К сожалению, до сих пор не обнаружены антибактериальные препараты, которые бы подавляли жизнедеятельность одновременно и бактерий, и вирусов, поскольку различия в строении и особенностях обмена веществ у этих микроорганизмов носят принципиальный характер. Лекарственных препаратов, способных эффективно действовать на вирусы, несмотря на значительные успехи молекулярной биологии и биохимии, еще явно недостаточно, и эффективность их не высока.

Итак, существуют антибиотики — это вещества природного происхождения — и химиопрепараты — это искусственно созданные вещества аналогичного действия, объединенные общим термином «антибактериальные препараты». Особенности терминологии могут вызвать затруднения у неспециалиста. Иногда в аптеке можно услышать, как покупатель добивается ответа у провизора: «Бисептол (или, например, ципрофлоксацин) — это антибиотик или нет»? Дело в том, что оба эти лекарства являются антибактериальными препаратами из группы химиопрепаратов. Но для лечения различия между антибиотиками и химиопрепаратами не очень важны, поэтому разделение на антибиотики и химиопрепараты медленно, но верно становится достоянием истории.

Команда французских исследователей обнаружила перспективное средство борьбы с коронавирусом COVID-19, сообщает TechCrunch. Согласно их данным, комбинация антималярийного препарата гидроксихлорохина и антибиотика азитромицина может облегчить течение болезни и сократить ее продолжительность.

Чтобы проверить данную методику, ученые провели испытания с участием 30 пациентов с подтвержденным COVID-19. У некоторых из них не было никаких симптомов болезни, в то время как остальные страдали от кашля, боли в горле и других проблем с дыхательными путями. 10 добровольцев получали плацебо, а 20 — либо гидроксихлорохин, либо его смесь с азитромицином.

Исследование показало, что гидроксихлорохин эффективен для лечения COVID-19 сам по себе, однако в сочетании с азитромицином его действенность значительно усиливается.

Разумеется, исследование проведено на очень небольшой выборке. Однако его результаты согласуются с данными, полученными ранее в Китае. Это дает надежду, что исследованная комбинация лекарств действительно может стать основой для лечения COVID-19. Если полученные данные подтвердятся в более масштабных экспериментах, методика должна получить одобрение властей в самые короткие сроки.

Ранее китайские врачи заявили, что эффективным средством против коронавируса может стать препарат фавипиравир, который был разработан для лечения гриппа. В Китае надеются, что он получит одобрение властей уже к маю.

Нужны ли пробиотики

Антибиотики убивают бактерии, но они не отличают хорошие микроорганизмы от плохих. Эти мощные препараты уничтожают жизненно важные бактерии, необходимые для нормального функционирования пищеварительной и иммунной систем. Лучший способ восполнить потери – употребление пробиотиков, содержащих живые бактерии, обычно заселяющих кишечник.

Пробиотики назначают во время и после курса антибиотиков для восстановления микрофлоры кишечника и, следовательно, иммунитета. Важно «развести» прием препаратов: пробиотик желательно пить за пару часов до или несколько часов после дозы антибиотика. Длительность применения пробиотиков после курса антибиотикотерапии определяет врач.

Для получения подробных консультаций по вопросу как правильно пить антибиотики обращайтесь в медицинские центры «Президент-Мед»

Лаврова Нина Авенировна

Заместитель генерального директора по медицинской части Окончила Ярославский государственный медицинский институт по специальности «Лечебное дело»
Медицинский опыт работы — 25 лет
Записаться к врачу

Геннадий Онищенко: Чуда не состоялось лишь потому, что, создав антибиотик, человек забыл о том, что все живое на земле находится в постоянном биологическом равновесии. Применение же одного живого (антибиотик это продукт живого организма. — И.К.) против другого с нарушением законов природы обречено.

Но разве человек не венец природы?

Геннадий Онищенко: Конечно же, нет! Он всего лишь один из продуктов этой природы и, по моему глубокому убеждению, не самый совершенный. То, что он творит, особенно последние две сотни лет, лучшее тому доказательство. Мы хищнически уничтожаем исчерпаемые запасы энергии, грубо, не рационально расходуем кислород. Только за последние 50 лет человек сжег двести миллиардов тонн кислорода. Это столько же, сколько израсходовано за всю эволюцию живой природы на Земле.

Ничего себе характеристика антибиотиков, создание которых признано одним из самых больших прорывов в истории мировой медицины. Отмечено Нобелевской премией. Мы-то на них уповаем, а вы утверждаете, что они — поход против всего живого. А значит, и против нас самих. Куда же человеку податься?

Геннадий Онищенко: Да, антибиотики спасли жизнь миллионам. Но в последние годы стали большой проблемой из-за формирования резистентных (устойчивых) штаммов. Близкий к обсуждаемой проблеме пример. С 1980 года на планете не регистрируется самое опасное заболевание, которым болел только человек, — оспа. Оспа, которая была естественным регулятором численности населения Земли, осталась только в литературных памятниках и священных писаниях. Это стало возможным благодаря вакцинации. Безусловно, дело благое. Но никто не может просчитать возможные последствия этого события. А поскольку свято место пусто не бывает, то непонятно, кто займет нишу, которую освободила оспа.

Но вернемся к антибиотикам. Простейший пример. Ребенку, больному дизентерией, врач назначил семидневный курс антибиотика. Мама начала давать лекарство ребенку. Через два дня ушла температура, нормализовался стул. Ребенок стал активным, жизнерадостным. И мама, по своему разумению, прекратила курс лечения. Оправдывая себя тем, что любое лекарство приносит не только пользу, но и вред. Зачем зря травить малыша? Но… У этого ребенка, благодаря антибиотикам, погибла лишь слабая часть дизентерийной палочки. А сильная приобрела устойчивость к препарату. Не исключено, что больной ребенок успел заразить кого-то другого. И на этого другого данный антибиотик действовать не будет. Вот такая цепочка. Вот так природа платит за вмешательство в нее.

Существуют антибиотики резерва. Они уже разработаны, налажено их производство. Но их специально не внедряют в лечебную практику

Очень опасно использование антибиотиков по поводу и без подвода. Наша склонность к самолечению, вера во всемогущество этих препаратов… Вредим сами себе, своим близким. Поднялась температура — глотаем антибиотики. Возник кашель — тот же антибиотик. А это ведет к развитию дисбактериоза. В каждом из нас более двух килограммов полезных микробов. А безграмотный прием антибиотиков может их полностью уничтожить. И на долгое время нарушается деятельность всего организма.

Антибиотики лишаются ауры всемогущего лекарства. Но постоянно идет создание новых: их теперь более ста. А с 2015 года по инициативе ВОЗ проводится Всемирная неделя информированности об этих препаратах. Чуть ли не главная задача специалистов — суметь сохранить антибиотики как ценный ресурс для человечества. Вы говорите вмешательство. А как быть с постулатами, рекомендациями Мичурина о том, что мы не можем ждать милостей от природы, что взять их у нее наша задача?

Геннадий Онищенко: Мичурин и его последователи умели вмешиваться в природу, не нарушая ее законов. Мы же сегодня используем те же антибиотики в промышленном птицеводстве. И объемы здесь в сотни раз больше, чем при лечении инфекционных заболеваний. В результате человек, который никогда в жизни не использовал антибиотики как лекарственное средство, в случае серьезного заболевания оказывается не восприимчивым к ним. Потому что, потребляя мясо птицы, в котором превышены разрешенные нормы антибиотиков, он стал к ним не восприимчив.

Скажу больше. Известно, что человек специально культивирует антибиотикоустойчивость возбудителей бактериальных инфекций. Делается это в разных целях. Когда 18 сентября 2001 года после уничтожения символа американского могущества — башен-близнецов в Нью-Йорке, в США началась так называемая «конвертная война»: известным журналистам, сенаторам были разосланы почтовые отправления, при вскрытии которых из них высыпался серый порошок, оказавшийся спорами сибирской язвы. У получателей начиналась тяжелейшая сибириязвенная пневмония. Оказалось, что ни один из имеющихся в медицинских учреждениях США антибиотиков не действует на этого возбудителя. Лишь потому, что это был штамм из военного института армии США. Специально культивированный для биотерроризма и не восприимчивый ни к одному из существующих антибиотиков.

И значит, казалось бы, почти безобидная устойчивость микробов к антибиотикам может использоваться в людоедских целях?

Геннадий Онищенко: Конечно. Попытки человека использовать опасные инфекционные заболевания для решения военных и политических задач известны с древних времен. Например, колонисты, завоевавшие американский континент, раздавали аборигенам одеяла, которыми ранее накрывали больных оспой. Это вызывало пандемию среди местного населения. Потери умерших от оспы были куда больше, чем от ведения боевых действий с помощью огнестрельного оружия. Не случайно микробы рассматриваются как один из трех видов оружия массового уничтожения.

Выходит, мы обречены на постоянное создание новых антибиотиков, которые не только от болезней способны защитить, но и против биологического оружия?

Геннадий Онищенко: Действительно, с начала эры антибиотиков в медицинской практике сменилось несколько их поколений. Каждый раз более сложных, более дорогих. Кроме того, существуют так называемые антибиотики резерва. Они уже разработаны, налажено их производство. Но их специально не внедряют в лечебную практику. С тем чтобы можно было использовать их при возникновении пандемий естественной или искусственной природы.

Геннадий Онищенко: Очень опасно использовать антибиотики по поводу и без повода.Фото: Сергей Куксин/ РГ

А конкретно, например, против туберкулеза? Ведь признано ВОЗ, что он не уходит, что его все больше, что он — частая причина инвалидности и смертельных исходов. И не очень в этом уступает сердечно-сосудистым, онкологическим заболеваниям.

Геннадий Онищенко: Только не надо замыкаться в антибиотиковой терапии. При том же туберкулезе очень важна своевременная вакцинация. Достижения современных биотехнологий и синтетической биологии вселяют некий оптимизм. Идет разработка высокоэффективных вакцин, антибиотиков, лекарств принципиально другого класса.

Принципиально другого? То есть?

Геннадий Онищенко: Имею в виду препараты, к которым микробы не смогут приспосабливаться. Только не надо забывать, что тот же туберкулез — это древнейшее социально обусловленное заболевание: условия жизни, структура питания, бедность… Все это факторы развития палочки Коха. В 2017 в России выявлено 64 530 новых случаев туберкулеза. И лечить его, как и в былые времена, чрезвычайно сложно. Выяснилось, что в 2016 году лекарственная устойчивость среди больных туберкулезом составляла 27,5 процента. А в 2017 году уже 28,2 процента. А при туберкулезе легких — 32,7 и 34 процента соответственно. Значит, лечение каждого третьего больного туберкулезом легких особенно затруднено.

Что делать?

Геннадий Онищенко: Относиться к профилактике и лечению туберкулеза как к важнейшему приоритету в отечественном здравоохранении. Наряду с онкологическими и сердечно-сосудистыми болезнями.

Современную медицину невозможно себе представить без антибиотиков. Они вылечивают от многих инфекционных заболеваний, еще недавно считавшихся смертельными. Правда, порой антибиотик не оказывает ожидаемого действия, поскольку возбудители болезни успели выработать устойчивость к нему. С другой стороны, антибиотик может вызывать и тяжелые побочные реакции. Ведь наряду с патогенными бактериями есть и такие, без которых нормальное функционирование человеческого организма невозможно. Сюда относится, прежде всего, микрофлора кишечника, но антибиотик подавляет и ее тоже.

Антибиотики нарушают развитие иммунной системы

Параллельно с распространением антибиотиков растет и заболеваемость аллергической астмой. Сегодня ею страдают более 100 миллионов человек во всем мире. Особую тревогу вызывает стремительный рост заболеваемости у детей — прежде всего, в промышленно развитых странах. Специалисты давно указывают на возможную взаимосвязь между частым приемом антибиотиков, особенно в детском возрасте, и повышенным риском развития аллергической астмы. Они объясняют это тем, что населяющие кишечник человека бактерии — коих насчитывается более тысячи видов! — участвуют в формировании иммунной системы, а воздействие антибиотиков изменяет эту микрофлору, что приводит к нарушению иммунного ответа и чревато развитием астмы.

«Косвенных подтверждений этой гипотезы было предостаточно, — говорит канадский биохимик и микробиолог Бретт Финлей (Brett Finlay), профессор Университета Британской Колумбии в Ванкувере. — Скажем, дети, появившиеся на свет посредством кесарева сечения, гораздо чаще страдают астмой, чем дети, родившиеся естественным путем, и в то же время у них отмечены значительные различия в бактериальном составе микрофлоры кишечника. Но до сих пор этой темой никто экспериментально не занимался».

Теперь канадские исследователи впервые доказали наличие такой взаимосвязи строго научно — правда, пока лишь в опытах на мышах. Результаты их работы опубликованы в журнале Nature. Профессор Финлей и руководимая им группа ученых провели обширную серию экспериментов, в ходе которых подвергали новорожденных мышат сперва воздействию антибиотика, а затем — воздействию аллергенов. Антибиотик изменял бактериальный состав микрофлоры кишечника, аллергены провоцировали астму. Мышата из контрольной группы подвергались только воздействию аллергенов.

И оказалось, что у тех мышат, которым предварительно вводили антибиотик, астма действительно возникает гораздо чаще, чем у мышат из контрольной группы. Важно, однако, отметить, что этот эффект наблюдался только у новорожденных мышат, у взрослых же мышей антибиотики практически никакого влияния на риск развития астмы не оказывали. Профессор Финлей поясняет: «Это указывает на то, что микрофлора кишечника играет очень важную роль в формировании здоровой иммунной системы. Мы полагаем, что определенные бактерии взаимодействуют с иммунными клетками, выполняя функцию своего рода маркеров. Подавляя микрофлору кишечника антибиотиками, мы нарушаем развитие иммунной системы, что и повышает восприимчивость к аллергическим заболеваниям вроде астмы».

Антибиотик антибиотику рознь

Канадские ученые использовали в ходе своих экспериментов два антибиотика — стрептомицин и ванкомицин. Стрептомицин оказал очень слабое воздействие на кишечную микрофлору — соответственно и заболеваемость астмой почти не повысилась. Ванкомицин же, напротив, резко сузил видовое разнообразие микрофлоры кишечника и вызвал значительное изменение ее бактериального состава — и заболеваемость астмой выросла весьма существенно. Интересно, что антибиотики не оказывали существенного влияния на общую численность бактерий в кишечнике (она составляет около ста триллионов особей!), а лишь изменяли — более или менее значительное — видовой состав микрофлоры.

«Мы обнаружили восемь видов микроорганизмов, непосредственно влияющих на формирование иммунной системы, — поясняет профессор Финлей. — Похоже, что есть бактерии, подавление которых повышает риск развития астмы, а есть такие, без которых этот риск снижается. Бактерии, защищающие от аллергий, очень тесно взаимодействуют с так называемыми регуляторными Т-клетками, то есть лимфоцитами, контролирующими интенсивность и продолжительность иммунного ответа. И там, где этих бактерий не было, не было и Т-клеток».

И астма, и склероз, и тучность…

Конечно, не следует забывать, что все эти исследования были выполнены на мышах. Однако примечательно, что их результаты укладываются в известную гипотезу о том, что отсутствие в раннем детстве контакта с инфекционными агентами, паразитами и симбиотическими микроорганизмами, то есть излишне высокий уровень гигиены, препятствует нормальному развитию иммунной системы и способствует разного рода аллергическим заболеваниям во взрослом возрасте.

«Только в США младенцам прописывают антибиотики 40 миллионов раз в год, — возмущается профессор Финлей. — Я полагаю, что мы начинаем пожинать плоды этого злоупотребления антибиотиками. И астма — лишь один из таких плодов. Сюда же относятся и другие аллергии, и аутоиммунные заболевания вроде рассеянного склероза, и нарушения обмена веществ — например, сахарный диабет. Все эти заболевания давно «на марше», и не исключено, что дело тут в антибиотиках. А недавно появились исследования, указывающие на взаимосвязь между составом микрофлоры кишечника и ожирением. Похоже, прием антибиотиков может повысить и риск ожирения».

О каких еще научных исследованиях и технических разработках вы хотели бы прочитать на нашем сайте? Пишите нам по адресу: feedback.russian@dw.de.

Антибиотики что лечат

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *