Слово «антидепрессанты” настораживает. Мы не так уж много знаем о расстройствах психики, особенно если не интересуемся этим специально. Вокруг психических расстройств – если не ореол романтизма и загадочности, то пугающие истории. Есть и те, кто считает антидепрессанты опасными препаратами, меняющими личность и вызывающими зависимость и страшные последствия. Из-за этого порой те, кому нужно лечение, отказываются от него. Ведь вдруг все эти истории правдивы?

Informburo.kz разбирается, как всё обстоит на самом деле: что такое антидепрессанты и зачем они нужны, как применяются, вызывают ли побочные эффекты и привыкание, можно ли отменить их в любое время и почему принимать их, если есть необходимость, – нормально.

Что такое антидепрессанты

Антидепрессанты – вещества, которые влияют на функционирование центральной нервной системы, и, как понятно из названия, в основном используются при терапии депрессии.

Эти препараты снимают ощущения тоски, апатии, тревоги, беспокойства, раздражительности, напряжения, повышают активность психики, нормализуют аппетит и сон. Чтобы понять, как работают антидепрессанты, надо разобраться, как устроена нервная система.

Как устроена центральная нервная система

Центральная нервная система (ЦНС) «руководит парадом». В неё входят спинной и головной мозг, и она отвечает за простые и сложные рефлексы – стандартные реакции на какие-либо воздействия. Всё это работает при помощи нервных сигналов – импульсов.

Нервная система состоит из множества нервных клеток – нейронов. Чтобы нейроны проводили нервные импульсы, они должны быть связаны в сеть, которая будет передавать импульс от одной клетки к другой. Представьте детей, которые передают друг другу мяч на уроке физкультуры. Дети – нервные клетки, связанные в систему, а мяч – нервный импульс. А вот руки, с помощью которых дети передают мяч – это синапс, такое место контакта.

В синапсах нервный импульс передаётся от одной клетки к другой. Происходит это с помощью нейромедиаторов – это такие вещества-посредники. Соответственно, если нейромедиаторов недостаточно, то импульсы будут проходить плохо. А значит, нарушится работа всего организма:ведь нервная система контролирует все.

Кроме того, есть еще один нюанс. Нейромедиаторами являются вещества разной природы, в частности, среди них есть норадреналин, серотонин и дофамин. Эти вещества – гормоны. Поэтому, помимо передачи нервных импульсов, они выполняют еще много функций в качестве гормонов. Они влияют на работу отдельных органов и систем, на процессы сократимости мышц, сосудов, и отчасти – на настроение и внутренние ощущения. И вот при депрессии часто у человека снижается уровень этих гормонов-нейромедиаторов. Поэтому больным приходится так сложно: чувства тревожности, апатии и собственной никчёмности вызваны недостатком серотонина, дофамина и норадреналина. А так как гормоны влияют ещё на многие функции организма, этим объясняются физические проявления депрессии – слабость, усталость, нестабильный аппетит.

Антидепрессанты как раз и оказывают влияние на уровень этих гормонов-нейромедиаторов: они блокируют их распад или захват нейронами. От этого их уровень повышается.

Когда назначают антидепрессанты, и почему они могут быть неэффективны

Антидепрессанты, несмотря на их название, используют не только при лечении депрессии. применяются они и при многих других заболеваниях: это как раз объясняется тем, что они влияют на самые разные процессы в организме.

При депрессии и других расстройствах психики антидепрессанты тоже используют не всегда. Учёные до сих пор точно не знают всех особенностей и причин депрессии. Если бы дело было только в недостатке нейромедиаторов, то антидепрессанты помогали бы всем, а это не так. Кроме того, тогда бы при депрессии помогали наркотики типа амфетамина или кокаина: они влияют на нейромедиаторы и потому вызывают чувство эйфории. Но депрессия – куда более сложное расстройство, в котором задействованы разные механизмы.

Поэтому реакция на антидепрессанты индивидуальна, но и отказываться от них не стоит. Они помогают купировать тяжёлые состояния, чтобы пациенты смогли справиться с недугом. Антидепрессанты обычно не используют сами по себе, а сочетают с психотерапией и другими методами лечения. Иногда и вовсе можно обойтись без них – это зависит от состояния пациента. Назначение врач делает каждому индивидуально.

Введение

Систематический обзор сравнительной эффективности и безопасности применения антидепрессантов второго поколения при лечении депрессии у взрослых был впервые опубликован в 2007 г. В его обновленную версию (Gartlehner G. et al., 2011a; b) включены результаты 248 клинических испытаний, опубликованные с января 1980 г. по январь 2011 г. В обзоре не рассматриваются вопросы нефармакологических методов лечения при депрессии, сравнительной эффективности антидепрессантов первого поколения или применения антидепрессантов второго поколения при лечении других расстройств оси I, включая расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ, биполярное расстройство, bulimia nervosa (нейрогенная булимия) или шизофрению.

Это резюме для клиницистов призвано предоставить информацию, необходимую для обсуждения с пациентами различных фармакологических вмешательств и способствующую принятию обоснованных решений, учитывающих также ценности и предпочтения пациентов. Представленные доказательства не следует рассматривать как клинические рекомендации или руководства.

Выводы

Новые доказательства, представленные в актуальном систематическом обзоре 2011 г., поддерживают основные выводы предыдущей (2007) версии обзора. Так, антидепрессанты второго поколения, применяемые при лечении взрослых пациентов с БДР, обладают одинаковой эффективностью (effectiveness, efficacy)2 и сходными эффектами в отношении качества жизни пациентов.

Между эффектами отдельных препаратов существуют некоторые клинически значимые различия, касающиеся начала их действия или побочных эффектов и могут влиять на решение о выборе препарата. Например, миртазапин характеризуется более быстрым наступлением эффекта, но его применение ассоциируется с более выраженным увеличением массы тела. А при применении бупропиона частота возникновения побочных эффектов со стороны сексуальной сферы меньше по сравнению со многими другими препаратами сравнения.

Необходимо проведение дальнейших исследований для изучения возможных преимуществ или недостатков антидепрессантов второго поколения в различных подгруппах пациентов, а также в зависимости от наличия сопутствующих расстройств, таких как тревога, бессонница или хронический болевой синдром.

Вопросы для обсуждения с пациентами

  • Преимущества различных антидепрессантов второго поколения в лечении при определенных симптомах.
  • Как определить, что препарат «работает»?
  • Потенциальные побочные эффекты и действия в случае их возникновения.
  • Продолжительность применения антидепрессанта.
  • Важность следования предписанному режиму лечения и чего можно ожидать в случае его прекращения, включая риск возникновения синдрома отмены.
  • О необходимости проконсультироваться с лечащим врачом перед отменой любого лекарственного средства.
  • Влияние антидепрессантов на сопутствующие расстройства, такие как тревога, бессонница или хронический болевой синдром.
  • Влияние сопутствующей патологии и ее лекарственной терапии на исходы лечения при депрессии.

Список использованной литературы

1AHRQ — Agency for Healthcare Research and Quality — Агентство по оценке исследований в области здравоохранения и изучению качества медицинского обслуживания (www.ahrq.gov) Департамента здравоохранения и социальных служб США (U.S. Department of Health and Human Services — HHS; www.hhs.gov). Подробнее об Агентстве — см. Воробьев К.П. (2013) (Прим. ред.).

2В определениях на английском языке существует три понятия эффективности: «efficacy», «effectiveness» и «efficiency». С одной стороны, в русском языке нет односложных переводов этих слов, а с дугой — в этих понятиях скрыта иерархия эффективности медицинских услуг. Понятие «efficacy» означает эффективность в клиническом исследовании, «effectiveness» — эффективность в медицинской практике, а «efficiency» — эффективность с точки зрения плательщика за медицинские услуги. Другими словами, говоря о каком-либо лечебном средстве, можно эту иерархию выразить в следующих вопросах: «Оно может лечить?», «Оно лечит?», «Стоит ли его применять с точки зрения затрат?» (Воробьев К.П., 2013) (Прим. ред.).

3В отношении рассматриваемых в реферате систематического обзора лекарственных средств в статье приводятся русские международные непатентованные названия (International Nonproprietary Names — INN), рекомендованные Всемирной организацией здравоохранения. С торговыми названиями сравниваемых препаратов можно ознакомиться в первоисточниках (Gartlehner G. et al., 2011a; b; John M. Eisenberg Center for Clinical Decisions and Communications Science, 2012) (Прим. ред.).

Бывает ли зависимость от антидепрессантов

Нет. Но нельзя отрицать, что после отмены антидепрессантов повышается риск суицида, и пациент чувствует себя плохо. Это синдром отмены, который многие и принимают за зависимость. Дело в том, что если резко оборвать искусственную поддержку уровня нейромедиаторов, то их уровень упадет – тогда пациенту и кажется, что вернулась депрессия, и он теперь не сможет без таблеток. Эта проблема решается усиленной психотерапией и медленным снижением дозировки препарата. Да и встречается синдром отмены не у всех, а чаще всего у пациентов, которые принимали высокие дозы.

Как антидепрессанты помогают при депрессии

Informburo.kz попросил девушку, прошедшую через депрессию и пищевое расстройство, рассказать свою историю. Она поделилась, как столкнулась с проблемой, прошла лечение, а затем – отказалась от антидепрессантов и снова вернулась к нормальной жизни. Мы публикуем её историю на условиях анонимности.

«В годик меня оставила мама. Я видела её редко, меня воспитывала бабушка. С детства я чувствовала свою ненужность и боялась, что меня бросят. И так и случилось, когда я встречалась с парнем: однажды он просто не пришёл на свидание, перестал отвечать на звонки – я не смогла с ним больше связаться. Не знала причины, не понимала, что происходит. Тогда придумала причину сама: я толстая. К слову, тогда я весила 48 кг при росте 164 см. Я стала вегетарианкой, ела два раза в день, периодически голодала и тренировалась в спортзале до седьмого пота. Меня раздражало чувство сытости, и я запрещала себе всё. После этого начались компульсивные переедания: я наедалась так, что было больно дышать, и ненавидела себя ещё сильнее. Месячные стали нерегулярными, а потом прекратились вовсе. Я испугалась и побежала к гинекологу. Она спросила меня о диете, а я сказала, что питаюсь нормально. Я действительно была убеждена, что ем нормально, а объедаюсь, потому что слабовольна.

Гинеколог назначила гормональные. Месячные пошли, но когда я отказалась от таблеток – прекратились снова. Как раз тогда я закончила университет и перестала получать стипендию. Стресс, неизвестность и отсутствие работы ввергли в панику: ведь теперь у меня не было денег на спортзал, и я могла растолстеть. Уже тогда началась депрессия. Однажды я заклеила все зеркала в доме так, чтобы было видно только лицо. Я не могла видеть себя и своё тело. Я ненавидела их.

Работала. Затем умерла бабушка. Было тяжело, и я продолжала голодать и тренироваться. О месячных уже не было и речи, но мне стало всё равно.

Так прошло 4 года – и всё это время я не подозревала, что у меня пищевое расстройство. Однажды у подруги появились те же симптомы, и мать купила ей антидепрессанты. Я погуглила эти таблетки и натолкнулась на понятие «нервная булимия» – оно в точности совпадало с моим состоянием. Сначала хотела пить антидепрессанты сама, но не смогла найти такие, которые бы продали без рецепта. Тогда решила обратиться к психотерапевту, чтобы он мне их выписал. К тому моменту я уже не хотела жить, стало тяжело вставать по утрам. Я была противна себе настолько, что хотелось расцарапать свое лицо и разрезать тело.

Психотерапевт не был сторонником назначения мне препаратов, но я настояла. Мне назначили маленькую дозу: я пила по четвёртой части таблетки. Параллельно проходила психотерапию с ним и у психолога. Эффект от таблеток был почти сразу: пропала тревога и ненависть к себе, появилось желание жить. Пошли месячные. Через 7 сеансов я бросила и терапию, и таблетки – вдруг поняла, что есть моя внутренняя работа, которую за меня не сделает никто. Побочных эффектов и синдрома отказа не было: в какой-то момент я просто стала забывать пить таблетки.

Я уволилась, стала работать удалённо. Вспомнила то, что я всегда любила – рисовать. Поступила на второе высшее на дизайн. Когда я нашла себя и стала делать то, что нравится, то и проблемы с пищей прекратились, пропуск тренировок перестал пугать. Я не тренировалась всю зиму, потому что училась и работала. Сейчас хожу в зал, но только потому, что мне это нравится. Не ограничиваю себя в пище, и срывы прекратились. Да, у меня неидеальное тело, и теперь я вешу 57 кг. Но всё это неважно: я наконец начала жить. Мне предстоит ещё работа над собой: шутки про вес и посты о похудении работают как триггер и вызывают приступы беспокойства. Я не могу сказать, что полностью здорова. Но я научилась любить себя и прислушиваться к своему телу».

Депрессия: почему она возникает и как нужно лечиться?

Расстройства пищевого поведения: что это такое и чем они опасны?

Что нужно учитывать при приёме антидепрессантов

Корреспондент Informburo.kz поговорил с Игорем Вавиловым, врачом-психиатром, психотерапевтом Республиканского научно-практического центра психического здоровья (РНПЦПЗ).

Доктор рассказал, что нужно учитывать при приеме антидепрессантов:

  • Врач назначает лечение на основании тяжести состояния пациента. Поэтому, если врач решил, что необходимо медикаментозное лечение, в том числе это и антидепрессанты, то пациенту важно точно следовать всем указаниям. Врач не просто так устанавливает определенную схему лечения. Курс антидепрессантов обычно длительный, поэтому важно все это время постоянно наблюдаться у врача: он будет отслеживать динамику состояния пациента. В соответствии с состоянием будет корректировать дозировку препарата.
  • Важно отказаться от алкоголя в период лечения. Потому что алкоголь может ухудшить состояние: усилить симптомы депрессии или вызвать побочные эффекты препарата.
  • Бояться антидепрессантов не стоит. Если от них чувствуете себя некомфортно, что-то беспокоит, то не бойтесь говорить об этом врачу. Возможно, вам просто не подходит этот конкретный препарат и нужно его поменять.

Важно: как понять, что требуется помощь психотерапевта

Informburo.kz также спросил Игоря Вавилова, как понять, что человеку требуется помощь специалиста.

Субъективно, на начальных этапах заболевания, человек может понять, что ему нужно обратиться к врачу. Если он на протяжении длительного времени испытывает негативные эмоции, особенно без видимых причин, и они ухудшают качество его жизни – стоит задуматься. Это может быть тревога, раздражительность, печаль, вина, обида. Не мимолетные, а именно непроходящие длительное время.

Но тут стоит учесть, что при депрессии человек может неадекватно оценивать своё эмоциональное состояние. Хорошо, если рядом с ним есть близкие, которые смогут вовремя забить тревогу, если заметят изменения в поведении.

В случае с девушкой, у которой было пищевое расстройство, ситуация как раз такой и была. Ей сложно было понять, что с ней что-то не так, потому что пищевое расстройство из разряда зависимостей – оно хроническое, может обостряться и спадать, и зависит от разных причин. Как в случае с любой зависимостью, критика к заболеванию у человека снижается: он может долго не осознавать проявлений расстройства. Осознание того, что необходима помощь, зачастую приходит лишь когда человек сталкивается с негативными последствиями зависимости».

Поэтому особенно важно быть внимательным: если вы заметите кардинальное изменение в поведении человека, то нужно посетить специалиста. Помните, что при психических расстройствах люди не всегда способны адекватно оценить своё состояние. Возможно, человек не понимает, что столкнулся с серьёзной проблемой. Если обратиться к врачу вовремя, можно качественно улучшить жизнь – а, может быть, даже спасти её.

Глобальные тренды

С начала 2000-х годов частота применения антидепрессантов выросла практически во всех странах. В 2000 году чаще всего эти препараты использовали жители Исландии: 71 человек из тысячи признавались, что регулярно применяют их, а в 2011 году это число выросло до 106 человек на тысячу. В Канаде и Австралии показатели не намного лучше: в 2011 году к помощи препаратов против депрессии там прибегали 86 и 89 человек из тысячи соответственно. Скандинавы и прочие европейцы отставали, но не сильно. Жители стран Восточной Европы избегают постоянного приёма антидепрессантов, зато часто пользуются ими единоразово (честно говоря, это не имеет особого смысла для здоровья). Женщины лечат депрессию чаще мужчин, а бисексуалы — чаще гомо- и гетеросексуалов. По России, увы, точных данных нет.

COLTA.RU возрождает проект «Ликбез», в котором известные эксперты будут представлять свой взгляд на основополагающие понятия и явления культуры и жизни. В очередной серии детский психиатр, суицидолог и психотерапевт Елена Вроно рассказывает, как бороться со страхами с помощью медикаментов.

Люди смертельно боятся обращаться к психиатрам, а идти к психотерапевту им как будто уже не так страшно. Психотерапевт — это врач, который не прибегает к медикаментозной поддержке. Это, конечно, наследие тоталитарного прошлого, которое еще очень долго будет о себе давать знать. Еще совсем недавно психиатрия была устрашающим оружием в руках государства. И признавать себя душевнобольным было просто опасно для себя и близких. Однако врачи-психиатры устроены по-разному: кто-то готов разговаривать с пациентом и считает это очень важным компонентом лечения, а другие считают, что у них есть техническое средство в виде лекарства. Они выписывают рецепт и без лишних разговоров крепко жмут пациенту руку.

Я на своем пути в основном встречаюсь с людьми, которые, несмотря на то что они страдают от психических расстройств (панические атаки, депрессия, бессонница, невротические расстройства, тики, навязчивость), тем не менее преодолевают их, не останавливая течения своей обычной жизни. Хотя такая жизнь в полной мере обычной считаться не может, потому что человек, который, например, испытывает постоянную тревогу и страх, делается очень напряженным и раздражительным. Снаружи это нередко выглядит как агрессивность. Качество его жизни и жизни его близких ухудшается. Страдают семейные связи, страдают его служебные успехи, потому что его работоспособность снижается.

Мне очень часто задают вопрос — обязательно ли прибегать к лекарствам? Само не пройдет? Отвечаю: вероятно, пройдет, только на это уйдет жизнь. Это будет очень долго. Главный критерий для меня, когда нужно сдаваться, — когда ты видишь, что симптомы, которые ты у себя обнаруживаешь (подавленное настроение, ангедония, страхи, тревожные состояния, панические атаки), разрушают твою жизнь. Например, у тебя есть тревожные опасения, в связи с которыми ты много раз проверяешь, выключил ли ты, уходя, чайник или нет. Из лифта возвращаешься. Даже почти до метро дошел, и… «нет, дай-ка пойду проверю». Это неудобно, неприятно, тягостно. Пока справляешься — справляйся. Но вот наступает момент, что ты из-за чайника не смог уйти из дома. Прошло время, на которое у тебя была назначена важная встреча, но ты ее отменил, выдумав, что заболел. И так уже не в первый раз — ситуация повторяется. Когда видишь, что страхи, которые казались ерундовыми и невинными, мешают тебе жить, надо идти к психиатру.

Современные антидепрессанты созданы для того, чтобы не снижать, а только улучшать качество жизни.

Современные антидепрессанты дают возможность бороться с такого рода расстройствами. И для этого не нужно брать отпуск или ложиться в больницу. Это стало возможным с тех пор, как появились антидепрессанты последнего поколения, которые вмешиваются в очень тонкую биохимию и воздействуют на функционирование систем, командующих передачей нервного импульса (нейротрансмиттерная система). Они ориентируются на разные рецепторы, в основном на серотонинергические. Препараты предыдущего поколения нередко были значительно эффективнее, чем нынешние, то есть оказывали более моментальное действие, но при этом имели тяжелые побочные эффекты — почти всегда возникала, например, дурнота или сухость во рту, резко повышалась масса тела. Когда имеешь дело в амбулаторной практике с людьми, которые «остаются в жизни», то ты понимаешь, что это все очень серьезные вещи. Нужно выбирать препараты так, чтобы побочных эффектов было как можно меньше. Побочные эффекты — это разный соматический дискомфорт, который приходится переживать. Это вопрос цены. Готов ли ты это терпеть? Готовы ли терпеть твои близкие? Так, например, при лечении многими серотонинергическими препаратами наблюдаются разного рода сексуальные дисфункции. Они носят временный и дозозависимый характер. Пациент должен быть об этом предупрежден (это называется «получение информированного согласия»), а также его партнер, потому что он может принять это на свой счет и от этого пострадают отношения.

Что нужно иметь в виду? Прежде всего, на свете нет волшебных средств, которые бы только лечили и не вызывали никаких токсических эффектов. Если вам кто-то скажет «есть» — вам врут. Не бывает! Вопрос в том, как найти баланс между пользой, приносимой лекарством, и вредом, наносимым им, потому что любое химическое вещество, к которому ты прибегаешь, обладает токсическими эффектами. Кроме того, необходимо найти баланс между тем, какие опасности влечет за собой употребление препаратов, и тем, какие влечет отказ от лечения. Насколько разрушительной будет сама болезнь. Вот это все необходимо взвешивать.

Современные препараты — если они назначены специалистом — необратимого вреда не приносят. Более того, антидепрессанты — это та группа препаратов, которая не вызывает привыкания. Многие из них даже допускают употребление алкоголя в небольшом количестве. Они созданы для того, чтобы не снижать, а только улучшать качество жизни. Но есть безусловное, необходимое требование — выдерживать те сроки лечения, которые заявлены разработчиками. Эти сроки, как правило, весьма и весьма велики.

Опровергнут миф о том, что нервные клетки не восстанавливаются.

Здесь совершенно бесполезно вести пустые разговоры о том, что это маркетинговые ходы. Действительно, фармабизнес — это очень капиталоемкий бизнес. Там крутятся огромные средства. Но при этом нет никаких оснований полагать, что все исследователи эффективности препаратов куплены фармкомпаниями. Это такая конспирологическая игрушка, которая тоже кому-то выгодна. В первую очередь тем, кто думает, как подвинуть этот препарат с рынка, чтобы заменить его каким-нибудь другим. Чтобы не оказаться в ловушке, необходимо сознательно действовать, обращаться к врачу и доверять ему. Только специалист сможет определить баланс вреда и пользы препарата, потому что он понимает механизм его действия.

Антидепрессанты устроены приблизительно так. Есть очень важные белки, функция которых состоит в том, что они на себе переносят нервные импульсы. Серотонин, который у всех на слуху, — один из них. Фокус в том, что он, с одной стороны, вырабатывается нервной клеткой и в межклеточное пространство выбрасывается, чтобы исполнить свою функцию. Но для того, чтобы нервная клетка функционировала, она часть этого вещества должна заглотнуть обратно, как пищу. Это называется «насос». Когда под воздействием разнообразных стрессов выходит из строя «насос», то, например, серотонина слишком мало остается в межклеточном пространстве, и нервный импульс не так хорошо, как следует, передается. Препарат способствует тому, чтобы обратный захват приостановился. Ему ставится препятствие. Поэтому препарат здесь исполняет роль не протеза для ноги, а костыля. И пока есть костыль, постепенно этот насос возвращает себе способность быть полноценным. На это уходит много времени.

В лечении антидепрессантами главное — набраться терпения. Моментального эффекта не будет, потому что действие этих препаратов связано с тем, что они подстраиваются в очень хитрую биохимию, регулирующую изменение настроения, увеличение или уменьшение уровня тревоги, разного рода соматические сигналы, которые не имеют под собой никакой органической почвы, выглядят как соматическое заболевание, а на самом деле являются маской депрессии или тревоги. С другой стороны, совершенно необходимо удержаться от искушения бросить лечение, как только тебе полегчает. Для этого нужно у врача наблюдаться, регулярно делиться с ним самоощущениями, снабжать его обратной связью. Когда тебе полегчало, утратить мотивацию глотать таблетки ничего не стоит. Не хочется, жаль денег (эти препараты недешевы), а кроме того, возникает уверенность в себе, которую ты давно не испытывал, и ты думаешь: «Дальше я сам!» Но вот когда наступает это «дальше» — сам человек оценить не может. Абсолютно необходимо выдержать сроки, потому что достичь эффекта — не фокус (ну не подойдет этот препарат, подберем другой), важно этот эффект не сорвать. И ждать, что придет момент, когда мы аккуратненько препарат отменим, а эффект останется на месте. Этого можно добиться, только набравшись терпения и выдержав сроки.

Голова — орган непарный, и заменить ее донорской вряд ли получится.

Подверженность депрессии зависит от того, как лягут гены. Опыт показывает, что те люди, которые страдают депрессиями, среди своих родственников тоже находят страдальцев чаще, чем те, у кого депрессии никогда не бывало. При этом необходимо уточнить, что фатальной предрасположенности не существует. У матери, которая страдает депрессиями, не обязательно будет такой же ребенок. Действительно, эта хитрая биохимия, которая определяет уровень оптимизма, уровень тревоги, все надстроечное, зыбкое и нематериальное, — она не очень стрессоустойчива. А представить себе жизнь без стрессов вообще невозможно.

Для того чтобы сказать «а не депрессия ли у меня?» и собраться на консультацию к врачу, нужно убедиться, что ее симптомы обнаруживаются постоянно в течение определенного времени, не дают тебе полноценно функционировать, превращаясь в систему, и не могут быть продиктованы никакими другими причинами. А причины могут быть самые разные. Например, когда недостаточно функционирует щитовидная железа, то возникает симптоматика настоящей тяжелой депрессии. Очень часто бывает так, что люди обращаются с этим к психиатру, который назначает антидепрессанты, а они не вызывают эффекта. Пациент наконец задумывается об обследовании, с которого нужно было начинать. Очень много соматических заболеваний протекает под маской депрессии. Нередки заболевания (например, стенокардия), которые в начале приступа вызывают настоящую паническую атаку. И сделать с этим можно только одно — советоваться с врачом. Самодеятельность здесь опасна.

К безрецептурным средствам — витаминным и фитокомплексам — можно прибегать для профилактики. Исключение составляют фитопрепараты, которые пытаются себя выдать за антидепрессанты, — например, из зверобоя. Хотя они и продаются без рецептов, это довольно рискованная вещь. Фитопрепараты более физиологичны. Они действуют, пока крутятся в крови. И можно рассчитывать на то, что даже если ты промахнулся с препаратом, серьезного разрушения он не принесет.

Можно ли использовать ноотропы для профилактики расстройств? Почти все ноотропы устроены таким образом, что их молекулы позволяют оседлать себя молекуле кислорода и затем проникают сквозь мембрану в нервную клетку, снабжая ее лишним кислородом. Это улучшает обмен веществ. Здесь есть и опасность — практически все ноотропы благодаря своему активизирующему действию также активизируют и психическую деятельность. Если вы боретесь с тревогой или страхом, то и тревога вырастет, и страх вырастет тоже.

Подверженность депрессии зависит от того, как лягут гены.

Отношение к приему антидепрессантов как к проявлению бесхарактерности — это советский взгляд на вещи. Бегство от реальности — это когда ты улучшаешь свое настроение алкоголем или кокаином. Ни алкоголь, ни кокаин, ни иные наркотики не способны улучшить твою деятельность. И ты перед собой такой цели тоже не ставишь — ты добиваешься эйфории. А правильный человек — тот, который умеет выживать в трудных условиях, берет себя в руки. Медикаментозные препараты устроены совершенно иначе: ты, во-первых, контролируешь то, что ты делаешь, а во-вторых, они направлены на то, чтобы твоя деятельность оставалась такой, какой она тебе требуется для полноценной жизни. Это вовсе не побег.

Важнее всего отказаться от гордыни. Человек, конечно, богоподобен, но при этом он являет собой субъект природы, субъект биологический. Все, что происходит с нами, — вся метафизика, вся любовь, ненависть, вся тончайшая интеллектуальная деятельность и т.д. — является продуктом функционирования нервно-психической сферы. Нужно позволить себе чуть более даже биологизаторский, а не биологический взгляд на то, что с тобой происходит. Тогда тебя не будет охватывать ужас от того, что какая-то таблетка влияет на твою бессмертную душу. Нет, это не так. Ты вмешиваешься в болезненный процесс, который развивается вследствие расстройства функционирования нервно-психической сферы. Точно так же, как ты принимаешь бронхолитики, если у тебя приступ астмы. Подходить к тому, что то, что с тобой происходит, продиктовано биологическим устройством, и значит попытаться отказаться от гордыни. Это очень трудно, потому что это не вещественно.

С развитием высоких технологий в медицине стали возможны совершеннейшие чудеса. Например, опровергнут миф о том, что нервные клетки не восстанавливаются. Это не так! Нервная клетка очень хитро устроена и отличается от любых других, в частности, тем, что у нее много отростков (дендритов), которые позволяют клеткам очень складно подходить друг к другу. Раньше с нервной клеткой можно было работать только на секционном материале, то есть когда человек уже умер. Делались срезы, которые рассматривались с помощью очень мощных микроскопов, и видели, что у тех, кто страдал депрессивным расстройством, конфигурации клетки очень сильно изменились. Теперь это можно сделать in vivo — вживую. И видно, что когда человек болеет депрессией, его нервная клетка меняется, ее отростки делаются более сглаженными и они не так ладно прилегают к другим клеткам. То есть человек в первую очередь теряет то, что делает его царем природы, — свою психическую пластичность, свою способность приспособиться к самым невероятным условиям. Его адаптивность уменьшается. Но дальше мы видим с помощью того же микроскопа, что, когда начинается лечение антидепрессантами, эти отростки принимают свою прежнюю форму — они снова вырастают.

Психиатрическая наука не может рассчитывать на то, что вместо лечения лекарствами появится возможность трансплантации органов. Голова — орган непарный, и заменить ее донорской вряд ли получится. Значит, двигаться надо по пути совершенствования биохимического воздействия. Всякий следующий препарат должен быть эффективнее, чем предыдущий, и иметь меньше побочных эффектов. Создание идеального лекарства, которое бы только лечило и ничем не вредило, — вот это недостижимая мечта.

Записала Юлия Рыженко

Понравился материал? Помоги сайту!

Подписывайтесь на наши обновления

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU

Трициклические антидепрессанты (ТЦА) были разработаны в 1950-х годах как способ лечения депрессии с помощью химических соединений. Эти препараты известны своей специфической химической структурой, состоящей из трех колец атомов, поэтому их называют трициклическими. Трициклики были разработаны после того, как исследователи начали изучать производные первого типичного антипсихотического препарата Торазин (Аминазин). Эксперименты привели к разработке первого трициклического антидепрессанта – Имипрамин.

Первоначально Имипрамин не предназначался для лечения депрессивных симптомов, но вызывал манию. Это навело исследователей на мысль, что он может иметь некоторые антидепрессивные эффекты. При тестировании было установлено, что Имипрамин дает сильный антидепрессивный ответ среди людей с депрессией. Это привело к производству нового класса антидепрессантных препаратов — Трициклические антидепрессанты (ТЦА).

ТЦА стали широко применяться для лечения депрессии и считались очень эффективными. В те времена, когда были одобрены ТЦА, они рассматривались как вариант лечения первой линии. В наши дни они все еще используются для лечения депрессии, но рассматриваются как препараты второй линии. После СИОЗС и СИОЗСН.

Многие по-прежнему считают их высокоэффективными, но врачи и пациенты предпочитают новые лекарства, поскольку они имеют меньше побочных эффектов и считаются более безопасными. ТЦА обычно назначаются в качестве альтернативы лечения перед применением ингибиторов моноаминовой оксидазы (ИМАО).

Антидепрессанты, что это?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *