Раздел первый

Психология

тема 1

1 предмет и методы психологии

1. Область изучаемых явлений и предназначение психологии 2. Основные исторические этапы развития

психологической науки

3. Основные направления в психологии XX века 4. Методы психологического исследования

Область изучаемых явлений и предназначение психологии.

В постоянном развитии науки то одна, то другая ее отрасль выступает в качестве фаворита. Так было с механикой, биологией, кибернетикой и социологией. В последнее десятилетие фаворитом стала психоло­гия. В обращении к ней заинтересованы педагоги, врачи, менеджеры, инженеры, юристы, политики.

Что изучает психология?

Психология обладает особыми качествами по сравнению с другими на­учными дисциплинами. Как системой знаний ею владеют немногие. Од­нако с областью явлений, изучаемых этой наукой, сталкиваются все: она представлена в виде наших собственных ощущений, образов, пред­ставлений, явлений памяти, мышления, речи, воли, воображения, ин­тересов, потребностей, эмоций, сновидений и т. п. Психология (psyche — душа, logos — учение, наука) как раз и изучает этот мир субъектив­ных (душевных) явлений, процессов и состояний, осознаваемых или неосознаваемых самим человеком.

Однако тут необходимы некоторые уточнения. Предмет и задачи психологии в разные времена и разными учеными мыслились по-раз­ному, о чем речь также пойдет чуть позже. Кроме того, названные выше субъективные явления (явления человеческой души, «внутреннего» мира) становятся предметом рассмотрения не только психологии, но и логики, педагогики, физиологии и других наук. Что же характерно для подхода к ним психологии?

Одна из точек зрения на этот счет такова. Психология изучает преимущественно ориентировочную функцию душевных (психичес­ких) явлений, т.е. участие их в анализе проблемной (новой для субъек­та, необычной) ситуации, построении внутреннего (мысленного) плана последующего действия, контроля за его ходом. Поясним сказанное на примере. Мы дышим, как правило, лишь за счет чисто физиологичес­кой (внепсихической) регуляции дыхания. Однако, когда в комнате становится «невыносимо» душно, начинает «работать» психика: оцениваются факторы данной ситуации, устанавливается их связь, определяется путь ее изменения («открыть окно или выйти из комнаты») и т. д., т. е. осуществляется ориентировка в плане образа изменившейся ситуации.

Что дает изучение психологии?

Всем важно понять, что хотят, что могут окружающие нас люди, как ориентироваться в особенностях личности, мотивах поведения, памяти и мышления, характера и темперамента. Не имея таких ориентиров в сложных процессах межличностного взаимодействия и общения, при­ходится нередко идти вслепую, делая ошибки, совершая иной раз бес­тактность, приобретая врагов там, где могли бы быть друзья. Не менее важно понять и свои возможности, достоинства и недостатки, одним словом, уметь психологически достоверно охарактеризовать самого себя как личность. Этим задачам как раз и отвечает система знаний, именуемая психологией. Она полезна просто человеку, так сказать, для личных целей, чтобы понимать состояние своей собственной души, а при необходимости сознательно вносить в него изменения (аутотре­нинг, нейролингвистическое программирование, медитация); она необ­ходима родителям и педагогам, чтобы знать, что происходит в душах детей, оказывать им первую психологическую помощь, корректиро­вать их психическое развитие; она просто необходима для делового че­ловека, чтобы принимать ответственные решения с учетом психологи­ческого состояния партнеров, умело воздействовать, на их симпатии и антипатии, убеждения и вкусы; без нее также не обойтись инженеру, решающему задачи надежности действий операторов.

Основные разделы, психологии как науки

При непосредственном участии таких психических явлений, как ощу­щения и восприятия, внимание и воображение, память и мышление че­ловек познает себя и окружающий мир. Поэтому раздел психологии, изучающий эти явления, называется психологией познавательных процессов.

Другие психические явления определяют возможность само­реализации человека и специфику его отношения к людям, мобили­зуют его на целенаправленные действия, т. е. непосредственно уп­равляют поступками человека. Их именуют психологическими свой­ствами и состояниями личности, относя к ним склонности и способности, характер, потребности и мотивы, волю, чувства, эмоции и др. Соот­ветствующий раздел науки о душевных явлениях называют психо­логией личности.

Человек повседневно общается с другими людьми, без чего не­возможно его интеллектуальное и нравственное развитие, профессио­нальная деятельность. В ходе такого общения складываются межлич­ностные отношения между людьми — официальные и неофициальные, деловые и личные, и, наконец, интимные отношения (влечение, боязнь, любовь, дружба). Психологические аспекты данных явлений, вклю­ченность в них душевных состояний и процессов изучает психология человеческого общений.

Изучение психологии начинается с усвоения общих (фундамен­тальных) понятий и положений, характеризующих психику поведения людей независимо оттого, кто они, какой у них возраст и какой деятель­ностью они занимаются. В силу такой универсальности эти знания объединяются под названием общая психология.

Ее дополняют специальные отрасли психологии, генетическая, изучающая наследственные механизмы психики и поведения; диффе­ренциальная, рассматривающая психологические различия как между индивидами, так и между группами людей, педагогическая, исследую­щая психологические аспекты обучения и воспитания и др.

Психология в системе знаний человека

Психику и поведение человека невозможно понять без знания его при­родной и социальной сущности. Поэтому изучение психологии предпо­лагает знакомство с биологией человека, знание строения и функцио­нирования его центральной нервной системы. Конкретно связь между психическими явлениями и деятельностью ЦНС рассматривается фи­зиологией высшей нервной деятельности. Психология тесно связана с историей общества и его культуры, поскольку в формировании выс­ших психических функций человека решающую роль сыграли глав­ные исторические достижения цивилизации — орудия труда и знако­вые системы. Углубленному пониманию психики человека способству­ет знание основ социологии. Об этом красноречиво свидетельствует бурное развитие социальной психологии, помогающей понять, каким образом человек приобретает психические свойства социально-ориентированного поведения.

Сознание, мышление и многие другие психические явления не даны человеческому индивиду от рождения, а формируются в онтоге­незе (индивидуальном развитии), в процессе его воспитания и образо­вания. Отсюда понятна связь психологии человека с педагогикой. На­конец, принято считать (и не без оснований), что психология находится в родственных отношениях с философией, поскольку зародилась как особая научная дисциплина в ее недрах. Во всяком случае, психологи­ческое «измерение» личности трудно было бы выделить и изучить, не ориентируясь на философское учение о человеке, специфике его бы­тия (индивидуального и общественного), о природе человеческого познания и деятельности.

ПРОВЕРЬ СВОИ ЗНАНИЯ

1. Область каких явлений изучает психология? Назови конкретные пси­хические явления.

2. Иногда предмет психологии определяют как область душевных явлений. Психика человека и его душа — это одно и то же?

3. Что может дать изучение психологии специалисту высшего профиля? Какими психологическими знаниями тебе уже приходилось пользо­ваться? Считаешь ли ты себя хорошим психологом, знатоком человека?

4. Перечисли некоторые ил уже известных тебе разделов психологической науки. Кроме названных в тексте, выделяют еще психологию религии, пси­хологию семьи и брака, психологию труда, инженерную психологию, психо­логию искусства. Попробуй с помощью словаря по психологии установить их предмет и задачи.

5. Какие отношения существуют между психологией и философией? Что изучает социология и чем она может бьггь полезна психологии?

ЛИТЕРАТУРА

1. Гальперин П. Я. Введение в психологию. Гл. 1. — М., 1976.

2. История зарубежной психологии. 30—60-е годы XX века. Тексты.

— М.,19Вй. — С. 293—311.

3. Краткий психологический словарь. — М.т 1985.

4. Леонтьев А. Н. Проблемы развития психики. — №, 1981- — С. 410—435. — Лурия А. Р. Эволюционное введение в психологию: Курс лекций.

— М.. 1988. — С. 3—32,77—92,93—125.

6. Немов Р. С. Психология (учебник). Кн. 1,разд. 1.— М., 1994.

7. Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии. В 2-х тт. Т. 1. — М., 1983.

— С 12—62.

8. Психология; Словарь. — М-, 1990.

Основные исторические этапы развития психологической науки

Психологические знания в античности

Первые представления о психике были связаны с анимизмом (от ла­тинского «анима» — дух, душа) — древнейшими взглядами, согласно которым у всего, что существует на свете, есть душа. Душа понималась как независимая от тела сущность, управляющая всеми живыми и не­живыми предметами.

Согласно древнегреческому философу Платону (427—347 гг. до н. э.), душа у человека существует прежде, чем она вступает в соеди­нение с телом. Она есть образ, и истечение мировой души. Душевные явления подразделяются Платоном на разум, мужество (в современном понимании — воля) и вожделения (мотивация) Разум размеща­ется в голове, мужество—в груди, вожделение — в брюшной полости. Гармоническое единство разумного начала, благородных стремлений и вожделения придает целостность душевной жизни человека. Пла­тон дает такой перечень чувств: гнев, страх, желание, печаль, любовь, ревность, зависть.

Вершиной античной психологии явилось учение о душе Арис­тотеля (384-—322гг.). Душа, по Аристотелю, бестелесна, она есть фор­ма живого тела, причина и цель всех его жизненных функций. Движущей силой поведения человека является стремление (внутренняя ак­тивность организма), сопряженное с чувством удовольствия или не­удовольствия. Чувственные восприятия составляют начало познания. Сохранение и воспроизведение ощущений дает память. Мышление характеризуется составлением общих понятий, суждений и умоза­ключений. Особой формой интеллектуальной активности является нус (разум), привносимый извне в виде божественного разума

Психология в средние века

Под влиянием атмосферы, характерной для средневековья (усиление церковного влияния на все стороны жизни общества, включая и науку), анимистическая трактовка души Платоном и Аристотелем увязывается средневековыми авторами с христианским пониманием сущности человека. Душа является божественным, сверхъестественным нача­лом, и потому изучение душевной жизни должно быть подчинено за­дачам богословия. Человеческому суждению может поддаваться лишь внешняя сторона души, которая обращена к материальному миру. Величайшие таинства души доступны лишь в религиозном (мис­тическом) опыте.

Тем не менее, в христианской аскетике были осмыслены многие стороны душевной жизни личности, ищущей высшего смысла и нрав­ственных абсолютов.

В средние века накапливается конкретный материал об анатомо-физиологических особенностях человеческого организма как одной из основ психики. Особенно следует отметить деятельность арабских мыслителей IX—XII вв., Авиценны и Аверроэса. Немецкие схоласты Р. Гоклениус и О. Кассман впервые ввели термин «психология» (1590).

Умозрительная психология XVII в.

С XVII века начинается новая эпоха в развитии психологического зна­ния. Она характеризуется попытками осмыслить душевный мир чело­века преимущественно с общефилософских, умозрительных позиций, без необходимой экспериментальной базы. Р. Декарт (1596—1650) приходит к выводу о полнейшем различии, существующем между ду­шой человека и его телом: «тело по своей природе всегда делимо, тогда как дух неделим». Однако душа способна производить в теле движе­ния. Это противоречивое дуалистическое учение породило проблему, названную психофизической, как связаны между собой телесные (фи­зиологические) и психические (душевные) процессы в человеке? Декарт заложил основы детерминистской (причин ноет ной) концепции поведения с ее центральной идеей рефлекса как закономерного двига­тельного ответа организма на внешнее физическое раздражение. Он явился основателем интроспективной психологии, истолковав сознание как непосредственное знание субъекта о том, что происходит в нем, когда он мыслит.

Попытку вновь соединить тело и душу человека, разделенные учением Декарта, предпринял голландский философ Спиноза (1632— 1677). Нет особого духовного начала, оно всегда есть одно из проявлений протяженной субстанции (материи). Душа и тело определи ятся одними и теми же материальными причинами. Спиноза полагал, что такой под­ход дает возможность рассматривать явления психики с такой же точ­ностью и объективностью, как рассматриваются линии и поверхности в геометрии.

Немецкий философ Г. Лейбниц (1646—1716), отвергнув установ­ленное Декартом равенство психики и сознания, ввел понятие о бессоз­нательной психике. В душе человека непрерывно идет скрытая работа психических сил — бесчисленных «малых перцепций» (восприятий). Из них возникают сознательные желания и страсти. Лейбниц пытался объяснить связь между психическим и физическим (физиологическим) в человеке не как взаимодействие, а как соответствие в виде созданной благодаря божественной мудрости в предустановленной гармонии».

Термин «эмпирическая психология» введен немецким философом XVIII века X. Вольфом для обозначения направления в психологичес­кой науке, основной принцип которого состоит в наблюдении за кон­кретными психическими явлениями, их классификации и установле­нии проверяемой на опыте, закономерной связи между ними. Этот принцип стал краеугольным камнем учения родоначальника эмпири­ческой психологии, английского философа Дж. Локка (1632—1704). Душу человека Локк рассматривает как пассивную, но способную к восприятию среду, сравнивая ее с чистой доской, на которой ничего не написано. Под воздействием чувственных впечатлений душа челове­ка, пробуждаясь, наполняется простыми идеями, начинает мыслить, т. е. образовывать сложные идеи. В язык психологии Локк ввел поня­тие ассоциации — связи между психическими явлениями, при кото­рой актуализация одного из них влечет за собой появление другого.

Основателем ассоциативной психологии в XVIII веке стал анг­лийский врач и священник Д. Гартли (1705—1757). По Гартли, пси­хический мир человека складывается постепенно в результате ус­ложнения «первичных элементов» (чувствований) посредством их ассоциации. Последующее развитие ассоцианизма связано с именами Дж. Ст. Милля и Г. Спенсера.

Xjx век: психология становится самостоятельной наукой

Выделение психологии в самостоятельную науку произошло в 60-х годах XIX в. Оно было связано с созданием специальных научно-ис­следовательских учреждений — психологических лабораторий и ин­ститутов, кафедр в высших учебных заведениях, а также с внедрени­ем эксперимента для изучения психических явлений. Первым вариантом экспериментальной психологии как самостоятельной научной дисциплины явилась физиологическая психология немецкого уче­ного В. Вундта (1832—1920), создателя первой в мире психологиче­ской лаборатории. В области сознания, полагал он, действует особая психическая причинность, подлежащая научному объективному ис­следованию.

Последователь Вундта Э. Титченер (1867—1927), американ­ский психолог, был основателем и лидером структурной психологии. В ее основе лежит идея элементов сознания (ощущений, образов, чувств) и структурных отношений. Структура, по Титченеру, выяв­ляется интроспекцией — наблюдением субъекта за актами собствен­ного сознания.

Возникновение психологии в России

Основоположником отечественной научной психологии считается И. М. Сеченов (1829—1905). В его книге «Рефлексы головного мозга» (1863) основные психологические процессы получают физиологическую трактовку. Их схема такая же, что и у рефлексов: они берут начало во внешнем воздействии, продолжаются центральной нервной деятель­ностью и заканчиваются ответной деятельностью — движением, по­ступком, речью. Такой трактовкой Сеченов предпринял попытку «вы­рвать» психологию из круга внутреннего мира человека. Однако при этом была недооценена специфика психической реальности в сравне­нии с физиологической ее основой, не учтена роль культурно-истори­ческих факторов в становлении и развитии психики человека.

Важное место в истории отечественной психологии принадле­жит Г.И. Челпанову (1862—1936). Его главная заслуга состоит в созда­нии в России психологического института (1912). Экспериментальное направление в психологии с использованием объективных методов ис­следования развивал В. М. Бехтерев (1357— 1927). Усилия И. П. Павлова (1849—1936) были направлены на изучение условно рефлекторных свя­зей в деятельности организма. Его работы плодотворно повлияли на по­нимание физиологических основ психической деятельности, однако собственной психологической концепции И. П. Павлов не создал.

ПРОВЕРЬ СВОИ ЗНАНИЯ

1. Назови три начала человеческой души в истолковании Платина. Как мыслит Платон связь души с телом?

2. В чем состоит особенность понимания пуши Аристотеля (в сравнении с платоновским)!?

3. Почему в средние века изучение душевной жизни было подчинено за­дачам богословия? Кто и когда ввел термин «психология»?

4. В чем состоит дуализм учения Р. Декарта о душе и теле?

5. Как предполагал преодолеть дуализм души и тела Б. Спиноза?

6. Кто первым ввел понятие о бессознательном для характеристики пси­хики человека?

7. Кто является автором положения о том, что все идеи происходят из опыта?

8. Чем известен в истории психологии английский врач и священник Д. Гартли?

9. В чем состоит основная идея ассоциативной психики?

10. Раскрой принцип структурной психологии. Кто был ее основателем лидером?

11. В чем суть интроспекции как психологического метода? 12.Назовии оцени заслуги русских исследователей конца XIX — начала XX веков в области психических явлений.

ЛИТЕРАТУРА

1. Идан А. Н. История психологии. От античности до наших дней. — М, 1990.

2. Немов Р. С. Психология (учебник) Кн. 1, разд. 4, гл. 24. — М., 1994.

3. Психология. Словарь. — М., 1990.

4. Соколова Е. Е. Тринадцать диалогов о психологии. Хрестоматия; диа­логи 1—6. — М., 1994.

5. Ярошевский М. Г. История психологии. — М., 1985.

Рационализм и эмпиризм

Рационализи и эмпиризм занимают различные позиции относительно вопроса об источнике познания. Для эмпирика всё познание происходит из опыта; наблюдение, измерение и эксперимент являются его важнейшими методами. Для рационалиста всё (или, по меньшей мере, некоторое познание о мире происходит из чистого мышления (разума); важнейшими вспомогательными средствами являются интуиция, логика и математика. Спор между этими теоретико-познавательными позициями мы охарактеризовали (на стр. 126) как классическую проблему философии.

По-видимому, причина неразрешимости проблемы состоит в том, что обе позиции в определённом смысле являются правильными, но также и ложными. Рационализм не корректен; ибо ни одно высказывание о мире не может быть доказано как познание независимо от всякого опыта. Но строгий эмпиризм также опровержим:

a) Опыт не даёт нам гарантии, что естественный закон останется неизменным и не будет однажды изменён.

b) Он не является достаточным гарантом правильности опытных высказываний, так как мы в своих суждениях об опыте можем обманываться, находиться в состоянии опьянения, просто заблуждаться.

c) Ни одно предложение, которое относится к бесконечному числу индивидов или событий, не может быть доказано посредством перечисления частных предложений, являющихся только примерами(94).

В этом смысле следует добавить, что эмпиризм как теория познания несостоятелен. Быть может, тогда прав рационализм?

Альтернативы соблазнительны, но редко корректны. Часто правильное решение состоит в критическом синтезе обеих возможностей (Lorenz, 1973,63). Это относится, например, к противоречию врождённый-приобретённый (см. стр. 70); локализация-интеграция в памяти (см. стр. 89); биологическая-культурная эволюция (см. стр. 84). Это относится также к альтернативе рационализм-эмпиризм. Эволюционная теория познания не может, правда, разрешить этот спор, но она предлагает в определённом смысле «соломоново суждение». Обе позиции, рационализм и эмпиризм, имеют своё оправдание, но на различных ступенях.

В предшествующих исследованиях рационалистическая компонента в большей степени относилась к языку. Прежде всего нужно показать, что наше познание фактически содержит не-эмпирические элементы. Это возможно уже для различных форм восприятия. Биологические и психологические исследования кроме того доказывают, что эти не-эмпирические элементы частично генетически детерминированы, так что (по меньшей мере, по отношению к восприятию и опытному познанию) можно говорить о врождённых познавательных структурах. Только внутри и с помощью этих структур отдельное существо (животное или человек) может осуществлять опыт. Они образуют сеть (Эддингтон, см. стр. 16), сито (Джинс), очки (Рейхенбах), литейную форму (Бутру), коробку (Лоренц), фильтр (см. стр.120), с помощью которых опыт становится возможным и которые частично (у Канта полностью) определяют его структуру. Затем эти структуры, которые мы сами встраиваем в опыт, критический анализ опять в нём открывает и, возможно, «разоблачает» как субъективные. Любой познавательный прогресс означает снятие очков (Лоренц).

Вторую рационалистическую компоненту нашего познания образует логика и математика. Обе применяются, правда, при описании мира, но ничего о нём не говорят. Из бесконечно многих геометрий, которые создала математика, может самое большее одна геометрия соответствовать нашему физическому пространству; но геометрия не говорит нам какая. (Быть может, правильная ещё и не создана). Логические и математические теории являются формальными системами, которые не могут быть ни подтверждены, ни опровергнуты посредством опыта. Их предложения являются априорными, потому что для их обоснования не требуется наблюдений (см. определение на стр. 126). Но они также аналитичны (тавтологичны), так как их правильность следует только из определений, входящих в них понятий.

Третья рационалистическая черта нашего познания состоит в гипотетико-дедуктивном методе, посредством которого мы получаем теоретическое познание, далеко выходящее за пределы чисто опытного познания. Гипотезы не «извлекаются» из опыта, а в лучшем случае стимулируются им. Они, как говорил Эйнштейн, являются свободными творениями человеческого духа. Также для их проверки привлекаются логические методы. Так, нужно доказать, что система гипотез непротиворечива и является синтетической (относится к возможным мирам). Для выведения следствий также нужна логика.

Но как мы видели на стр. 108, этого недостаточно, чтобы доказать некоторое высказываение в качестве познания о мире. И здесь эмпирист прав; ибо дальнейшие требования к теоретической системе высказываний о мире относятся к опыту.

Система должна представлять не только логически возможный мир, а мир возможного опыта, должна быть развита так, чтобы быть проверяемой,т. е. должна иметь проверяемые следствия. И, наконец, система должна быть правильной, т. е. должна отличаться от других систем тем, что описывает наш опытный мир(95). Как математик предоставляет нам множество геометрий, среди которых мы должны эмпирически определить «физическую» геометрию, также и логик открывает предметы теоретически возможного мира, среди которых мы должны найти относящиеся к нашему миру. Какие гипотезы, какие теории, какие системы аксиом правильно описывают наш мир, можно решить поэтому только с помощью опыта. Эмпирия играет незаменимую роль для научного познания. Правда, можно представить себе ситуацию, когда две теории будут эмпирически эквивалентными, так что с помошью опыта нельзя будет осуществить выбор. Тогда для выбора вновь должны привлекаться рационалистические или прагматические критерии (vgl. Stegmuller,1970,152f.)

Эволюционная теория познания показывает, что имеется другой важный путь, на котором опыт определяет наше познание: через врождённые структуры познания. Это, на первый взгляд, парадоксальное утверждение объясняется тем, что врождённые структуры приобретены ведь филогенетически (см. теоретико-познавательную схему на стр. 120). Они, правда, независимы от всякого опыта индивида, соотетственно онтогенетически априорны, но не независимы от всякого опыта, а дожны были в ходе эволюции проверяться на опыте и являются филогенетически апостериорными(96).

Совершенно верно, что у живого существа всё происходит из опыта, также и наследственно врождённое, будь это стереотипное поведение пчёл, будь это врождённые рамки человеческого познания. Но происходит это не из актуального опыта, который каждый в своём поколении делает снова, а из опыта, накопленного в ходе эволюции всеми поколениями.

(Monod, 1971, 188)

Склонность интерпретировать все события в понятиях трёхмерного пространства была бы тем самым онтогенетическим a priori, но не филогенетическим a priori… Аналогичное относится к причинности: Юм и Кант расходились, так сказать, по поводу психологического вопроса, приобретается ли тенденция воспринимать причинно-следственные отношения в ходе жизни индивида или является продуктом родоисторического «обучения».

(Campbell, 1959, 160)

На вопрос, кто прав рационалист или эмпирист, в этих некритичных формулировках не даётся ответа. Они должны быть дополнены указаниями о том, какое познание, какие критерии и какой опыт вообще допустимы.

Логика и математика предлагают познание, независимое от опыта, но оно ничего не говорит о мире. С другой стороны, только опыт может обоновать знание о действительности. Если, наконец, спросить, имеется ли познание, которое, с одной стороны, независимо от опыта (т. е. априорное), с другой стороны, относится к миру (т. е. синтетическое), то это вновь ведёт к вопросу о существовании синтетических априорных суждений. Ответ гласит:

Рационализм прав (имеется синтетическое априори) для человека как отдельного существа; эмпиризм прав (нет синтетического априори) для человека как биологического вида (Табл. 6).

Поэтому было бы неверным противопоставлять обе позиции и спрашивать, какая теперь права или более права. Но психологически понятно, почему этот спор возник и долго длился. Ранним мыслителям противостояние рационализм-эмпиризм представлялось подлинной альтернативой, так как они не различали между познанием вообще и познанием мира, во-вторых, между познанием и обоснованным познанием, в третьих, между человеком и человеческим родом, следовательно, между онтогенетическим и филогенетическим опытом, что не казалось необходимым до появления эволюционной теории. Но полагалось, что, если в этой якобы полной альтернативе одна позиция будет опровергнута, то

Табл. 6. Имеется ли независимое от опыта познание?

Имеется независимое от опыта познание для человека как индивида вида
вообще? да(напр., логика) да(математика)
о мире? да нет
обоснованно о мире нет нет

другая должна быть верной. Так как обе позиции были ложными, всегда имелся основательный аргумент против другой.

Если с этой точки зрения рассмотреть произведения крупных эмпириков и рационалистов 17 и 18 столетий, то обнаруживаются совеншенно новые, более острые и более нейтральные возможности. Больше речь не идёт о том, кто прав, а, в каком отношении и в каких границах он прав.

Уже во введении мы выдвинули требование, что современная теория познания должна согласовываться с наукой. Гипотетический реализм, эволюционная и проективная теории познания удовлетворяют этому требованию. Но они являются плюралистическими позициями, так что «систематическому теоретику познания они должны представляться как род беззастенчивого оппортунизма» (Einstein, 1955, 684):

Реалистический означает предположение о независимом от сознания, закономерно структурированном и частично познаваемом мире.

Рационалистический есть утверждение о том, что математика и логика независимы от опыта; что индивид имеет врождённые познавательные структуры, которые независимы от его личного опыта, но соопределяют этот опыт; и что гипотезы и теории являются «свободными творениями человеческого духа».

Эмпирический означает тезис, что всё познание может быть только гипотетическим, что опыт в большинстве случаев стимул, но всегда пробный камень синтетического познания и что гипотетический характер, а также эмпирические критерии значения относятся как к индивидуальному, так и биологическому (родоисторическому) опыту.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Эмпирическая психология

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *