Несколько нервных центров в мозге согласовывают между собой объективные данные от органов чувств с нашей богатой психической жизнью.

Склонность слышать то, чего нет – признак не в меру богатого внутреннего мира. (Фото: kues / .) Склонность слышать то, чего нет – признак не в меру богатого внутреннего мира. (Фото: kues / .) ‹

Наверно, не стоит лишний раз объяснять, что наша психика – отнюдь не ровное зеркало, в котором внешний мир отражается как есть, без искажений. Даже вполне нормальный, здоровый человек обычно чего-то не замечает, к чему-то не прислушивается, а иногда ему порой кажется что-то, чего на самом деле нет.

Один из первых экспериментов, который показал, что даже простые органы чувств могут нас обманывать, был поставлен в Йеле еще в 1890 году: человеку несколько раз показывали какую-то картинку вместе с определенным звуком, и потом, когда звук выключали, человеку все равно казалось, что он что-то слышит, пока картинка была у него перед глазами.

Разумеется, когда мы говорим, что нас обманывают органы чувств, нужно понимать, что сами органы чувств тут ни при чем. Наши собственные мысли, ожидания и переживания влияют на восприятие, заставляя подчас видеть и слышать то, чего нет. Многие и без всяких экспериментов знают это по себе: когда очень ждешь какого-нибудь важного телефонного звонка, звук телефона начинает мерещиться буквально поминутно. Иными словами, наше восприятие складывается из информации, которую мы получаем от глаз, ушей, осязательных рецепторов и т. д., и наших же ожиданий относительно конкретной ситуации. Ожидания же могут быть подчас настолько велики, что приводят к натуральным галлюцинациям.

Исследователи из Йельского университета решили узнать, какая область мозга отвечает у нас за чувство реальности, и воспроизвели эксперимент, который более ста лет назад поставили их коллеги: человеку показывали некое изображение, и одновременно он слышал звук определенной длительности и определенной частоты. Картинку показывали много раз, и участников эксперимента просили нажимать на специальную кнопку, если они заметят, что звук, сопровождающий картинку, изменился: стал сильнее, или слабее, или вообще исчез. Причем саму кнопку нужно было давить сильнее или слабее в зависимости от того, насколько ты уверен в собственных ощущениях.

В опытах участвовали как вполне здоровые люди, так и больные с психозами, причем некоторые из психотиков страдали от слуховых галлюцинаций, а некоторые – нет; кроме того, среди тех, у кого были галлюцинации, были такие, которых они нисколько не смущали. (Не так давно мы писали о том, что далеко не всегда голоса в голове указывают на серьезные клинические проблемы.)
Предполагалось, что тем, у кого есть голоса в голове, чаще будут слышаться несуществующие звуки – то есть, если вернуться к условиям эксперимента, им будет казаться, что они слышат звук, сопровождающий картинку, хотя звук на самом деле уже выключили. Все именно так и оказалось: в статье в Science говорится, что те, кто слышал голоса, будь то настоящие больные, или же люди без выраженных клинических симптомов, в пять раз чаще слышали несуществующий звук.

Наблюдения за активностью мозга с помощью магнитно-резонансной томографии показал, что у тех, кто слышит голоса, некоторые мозговые зоны ведут себя не совсем обычно. Для примера можно привести мозжечок, который отвечает не только за те движения, которые мы совершаем прямо сейчас, но и за те, которые мы собираемся совершить в ближайшем будущем; то есть, грубо говоря, мозжечок планирует, как сохранить равновесие при следующем шаге, или если вдруг мы соберемся подпрыгнуть, или дотянуться до какого-нибудь предмета, не вставая с места.
Но для того, чтобы планировать, нужно постоянно обновлять сведения об окружающем мире. У больных шизофренией (наиболее, наверно, известное заболевание со слуховыми галлюцинациями) и у обычных обладателей голосов в голове мозжечок оказался не слишком активен – во всяком случае, по сравнению с теми, у кого голосов в голове нет.
В целом и мозжечок, и другие участки в мозге, которые удалось выявить в эксперименте, работают чем-то вроде службы «фактчекинга» – они проверяют, насколько внутренние ощущения соответствуют тому, что действительно видят наши глаза и слышат наши уши (хотя отметим, что про зрительные галлюцинации речь пока не шла).
Любопытно, что склонность к искаженному восприятию оказалась больше у «слушателей голосов» – очевидно, клинические симптомы можно рассматривать как крайнее проявление такого вот искажения, которое начинается с того, что наши ожидания и предчувствия начинают играть слишком большую роль.
Зная, какие зоны мозга отвечают за баланс между миром внутренним и миром внешним, мы, возможно, в будущем сможем с помощью фармакологических средств или, например, транскраниальной магнитной стимуляции настраивать мозг на более адекватное восприятие – хотя кое-кому, безусловно, захочется с помощью тех же средств усилить свой внутренний мир до полной потери внешнего.

Кирилл Стасевич

Источник: Наука и жизнь (nkj.ru)

Ученые продвинулись в понимании того, как в мозге человека возникают зрительные галлюцинации. Помог случай. 22-летнему пациенту, страдающему эпилепсией, во время операции привиделось, что медики в белых халатах превратились в работников пиццерии. Галлюцинация была недолгой, и вскоре врачи вернулись в свои привычные образы, а пиццерия стала медицинским кабинетом.

Пациент страдал эпилепсией, которую он получил после того, как переболел энцефалитом, подхватив вирус Западного Нила. Мужчина рассказывал, что у него бывают отчетливые дежавю (ощущение, что происходящая в данный момент ситуация уже случалась раньше), но на галлюцинации до сего времени не жаловался.

Реклама

Врач пытался определить точку в мозге, в которой рождаются эпилептические судороги. С этой целью в черепе пациента просверлили отверстия, через которые в его мозг имплантировали десять очень тонких электродов. Чтобы определить зону возникновения судорог, мозг через электроды стимулировали электрическим током.

В момент стимуляции определенной области мозга и возникла галлюцинация.

Эта область расположена рядом с гиппокампом, ключевой мозговой структурой образования памяти, и носит название парагиппокампальной области. Она известна тем, что участвует в восприятии определенных мест в пространстве и пространственной памяти. Повреждения этой области приводят к тому, что человек испытывает трудности с ориентацией на местности.

Пиццерия, которая привиделась пациенту, была пиццерией из его детства, расположенной по соседству с домом. Это было не единственным видением: при стимуляции соседних точек пациент отчетливо видел улицу своего детства, расположенные на ней дома, станцию метро. Эти же зоны активировались, когда пациент видел соответствующие картинки, что подтвердилось при магнитно-резонансном сканировании мозга.

Как полагают специалисты, сцена с людьми в пиццерии привиделась пациенту потому, что сначала врачи стимулировали у него область мозга, отвечающую за восприятие лиц, а сразу затем — область «места». Образы наложились один на другой, породив галлюцинацию сцены с людьми, происходившую в определенном месте.

Результаты исследования, которые доктор Пьер Меджеванг и его коллеги опубликовали в журнале The Journal of Neuroscience, свидетельствуют, что парагиппокампальная область отвечает не только за место, но и за визуальное восприятие, а ее стимуляция может приводить к зрительным «топографическим» галлюцинациям.

Тот факт, что те или иные действия и события «живут» в определенных зонах мозга, открыл еще в 1950-х годах канадский нейрофизиолог Пенфилд. Он стимулировал мозг больных эпилепсией, и иногда это приводило к галлюцинациям.

В данном случае медики были поражены тем, насколько отчетливую галлюцинацию вызвала глубокая стимуляция мозга. В то же время они отмечают, что их может и не быть при той же операции у другого пациента, так как любые два мозга отличаются друг от друга и расстояние в миллиметр может стать решающим. Специалисты полагают, что феномен дежавю может быть вызван в похожих условиях, однако в его точных механизмах еще предстоит разобраться.

Чумаков Юрий Александрович, заместитель главного врача учреждения здравоохранения «Городской психоневрологический диспансер»

Галлюцинации – это расстройство восприятия (обманы чувств), когда человек вследствие нарушений психической деятельности видит, слышит, ощущает то, что в реальной действительности не существует. Все галлюцинации делятся на истинные и ложные (псевдогаллюцинации).

В тех случаях, когда обманы чувств приобретают предметность и неотличимы от объектов действительности, говорят об истинных галлюцинациях

Первое четкое определение галлюцинаций дал J.Esguirolв 1817 году, впервые выделивший это психопатологическое расстройство. «Человек, — писал он, — который полностью убежден в том, что испытывает в данный момент ощущение, в то время как никакой внешний объект не способен такого ощущения побудить воздействием на его органы чувств, такой человек находится в состоянии галлюцинирования». Он первым подчеркнул тот факт, что при галлюцинациях мнимовосприятия (слуховые, зрительные и т.д.) являются для больных объективной реальностью. Для подтверждения такого положения J.Esguirol привел следующее высказывание наблюдаемого им больного: «Я видел, я слышал так же четко, как вижу и слышу Вас в данный момент». Непреложность галлюцинаций для больных настолько очевидна, что даже в тех случаях, когда галлюцинаторные образы противоречат действительности, они охотнее признают ошибочным или просто ложным то, что для здоровых людей реально. Галлюцинации возникают в любом органе чувств, в связи с чем их чаще всего подразделяют на слуховые, зрительные, обонятельные, вкусовые, осязательные и галлюцинации общего чувства.

Слуховые галлюцинации являются самой частой формой галлюцинаторных расстройств. Их содержание самое разнообразное. Обычно они воспринимаются больными обоими ушами, реже одним ухом. Слуховые галлюцинации в форме шума, свиста, шипении, треска называют акоазмами и относят к элементарным галлюцинациям. В тех случаях, когда человек слышит междометия, обрывки слов, отдельные слова или разговорную речь, говорят о фонемах – словесных галлюцинациях. Они могут иметь различную громкость, обычно локализуются в пределах «слуховой досягаемости»: в соседней комнате, за стеной соседней квартиры, за окном, на чердаке и т.п. Эти «голоса» могут принадлежать знакомым и незнакомым людям, одному, двум и большему числу лиц. Содержание таких галлюцинаций самое разнообразное. Наибольшую опасность представляют императивные галлюцинации, содержание которых носит приказной, повелительный характер. Например, больной слышит приказание молчать, ударить или убить кого-то, нанести себе повреждение или убить себя. Так как подобные «приказы» являются следствием нарушения психической деятельности человека, больные представляют особую опасность для себя и окружающих и нуждаются в экстренной госпитализации в психиатрический стационар, а при их отказе, и отказе их законных представителей (родственников и т.д.) госпитализация осуществляется по решению суда.

К слуховым галлюцинациям относят также угрожающие галлюцинации, когда больной «слышит» угрозы в свой адрес или в адрес своих родственников; комментирующие, — когда больной «слышит речи» обо всем, о чем бы он ни подумал или что бы не сделал; антагонистические – выражаются в том, что больной «слышит» две группы голосов или два голоса с противоречивым смыслом.

Зрительные галлюцинации разделяют на элементарные – лишенные четкой формы: дым, пламя, полосы, пятна – фотопсии и сложные. В последнем случае возникают видения, имеющие форму конкретных предметов, сцен или картин. Зрительные галлюцинации могут быть бесцветными или окрашенными в различные цвета. Обычно возникают на фоне помраченного сознания. «Видения», в зависимости от субъективной оценки больным размеров зрительных галлюцинаций, могут быть как обычных размеров, так и в виде маленьких или очень больших. Могут быть неподвижными и неменяющимися (стабильные галлюцинации) или наоборот, изменчивыми или подвижными. Могут удаляться или приближаться. Могут возникать как в поле зрения больного, так и вне его.

Осязательные (тактильные) галлюцинации возникают в форме неприятных, чаще мучительных ощущений наличия одушевленных (насекомые, черви и т.д.) или неодушевленных (песок, стекло и т.д.) объектов на поверхности кожи, внутри нее или под кожей. Разновидностью этих галлюцинаций являются термические и гигрические галлюцинации. При первых испытывают ощущение холода, тепла или жара на поверхности кожи, прикосновение к ней холодных или горячих предметов. При вторых возникает ощущение появления влаги на поверхности тела.

Висцеральные (телесные) галлюцинации проявляются ощущениями наличия во внутренних органах и полостях тела инородных предметов или живых существ – то неподвижных, то передвигающихся по организму.

При обонятельных галлюцинациях больные чувствуют несуществующие запахи: гниющего мяса, гари, яда и др. Нередко, в силу этого, они отказываются от еды, так как уверены, что «в пищу им подсыпают ядовитые вещества» или «кормят гнилым человеческим мясом».

При вкусовых галлюцинациях больные отмечают появление во рту непривычных вкусовых ощущений, обычно неприятных (горького, соленого, жгучего) без приема пищи или жидкостей. Часто обонятельные и вкусовые галлюцинации сосуществуют.

Психогенные галлюцинации возникают под влиянием острой психической травмы. Обычно это слуховые или зрительные галлюцинации. Их содержание отражает психотравмирующую ситуацию.

Псевдогаллюцинации (ложные галлюцинации) – это расстройства восприятия в виде образов и ощущений, непроизвольно возникающих без реального объекта, но в отличие от истинных галлюцинаций отличаются отсутствием у больных чувства объективной реальности этих ощущений и образов. Больные, страдающие псевдогаллюцинациями, всегда отличают их от истинных галлюцинаций, но, однако, считают их существующими в действительности образами восприятия и относятся к их появлению без критического отношения.

Функциональные галлюцинации – слуховые и значительно реже зрительные – это обманы чувств, возникающие на фоне реального индифферентного, стереотипного и монотонного раздражителя (капающая вода, тиканье часов, шум ветра, стук колес вагона и т.д.).

Рефлекторные галлюцинации – возникновение обманов чувств в одном анализаторе при наличии раздражения в другом анализаторе. Например, больной начинает «слышать» голоса, увидев что-либо. В отличие от иллюзий при функциональных и рефлекторных галлюцинациях реальное и мнимое сосуществуют.

Гипнагогические галлюцинации – это зрительные обманы чувств, обычно появляющиеся при засыпании при закрытых глазах. Реже такие галлюцинации могут быть при пробуждении, также при закрытых глазах и называются гипнапомпическими. Оба вида этих галлюцинаций чаще бывают одними их первых признаков алкогольного или другого интоксикационного психоза. Они могут быть единичными, множественными, сценоподобными. Больные могут видеть чудовищ, какие-то кривляющиеся лица, причудливые растения и т.п.

Галлюцинации могут быть и у здоровых людей, но довольно редко, при болезнях органа зрения (катаракта, отслойка сетчатки и т.д.) и слуха.

Галлюцинации – это только сипмтом болезненного психического расстройства. Они наблюдаются при злоупотреблении психоактивными веществами (алкоголем, наркотиками, токсическими веществами), при шизофрении, эпилепсии, органических поражениях головного мозга. Эти психические нарушения требуют уточнения их причины у психиатра по месту жительства, и, как правило, лечения (в стационаре, отделении дневного пребывания или амбулаторно). При отказе больного от психиатрической помощи галлюцинаторные расстройства могут переходить из острых в хронические. Психическое заболевание (расстройство), одним из симптомов которого являются галлюцинации, при отсутствии специализированного лечения приводит к значительному снижению трудовой и социальной адаптации, инвалидизации. Также галлюцинации, особенно впервые появившиеся у человека, чаще императивные, могут способствовать совершению тяжких правонарушений или самоубийств, так как больной не осознает, что психически болен и ему необходимо лечение.

В этих случаях большую роль играет своевременное обращение за психиатрической помощью родственников больного.

Признаками наличия обманов восприятия являются как сам рассказ больного о своих переживаниях, так и его поведение. При слуховых галлюцинациях больной к чему-то прислушивается, может разговаривать с голосами, его мимика может быть очень выразительной. Часто такие больные стремятся выяснить место, из которого «слышатся» голоса. При галлюцинациях угрожающего характера больные могут спасаться бегством, совершая импульсивные поступки, — выпрыгнуть из окна, с поезда, напасть на «своих преследователей» или, наоборот, спрятаться от них. Некоторые больные, чаще с длительно существующими слуховыми галлюцинациями, затыкают уши ватой, прячутся под одеялом. Однако, часть больных с длительно существующими слуховыми обманами чувств внешне ведут себя правильно, особенно на людях, скрывая свои переживания.

При зрительных галлюцинациях, обычно сопровождаемых помрачением сознания, поведение больного дезорганизуется. Он становится неусидчивым, от чего-то отмахивается, что-то стряхивает с себя. Реже появляется двигательная неподвижность или же галлюцинации проявляются только изменением мимики: выражением страха, изумления, восхищения, отчаяния.

При длительно существующих тактильных галлюцинациях больной постоянно ощупывает участки тела, где, по его мнению, находится инородный предмет или живое существо. Очень часто он обращается за помощью к врачу-дерматологу, но не для лечения, а для того, чтобы тот определил какие существа (предметы) вызывают у него болезненные ощущения, принося для этого соскобы кожи, в которых, по его мнению, есть паразиты.

При обонятельных галлюцинациях больной зажимает или затыкает нос. Некоторые постоянно держат перед носом какой-то пахучий предмет, чтобы отбить неприятный запах.

При вкусовых галлюцинациях часты отказы больного от пищи.

Если галлюцинации связаны со злоупотреблением больным психоактивных веществ (алкоголя, наркотиков, токсических веществ (клей «Момент» и т.п.) медицинская помощь оказывается врачами-наркологами наркологических диспансеров (кабинетов).

В остальных случаях – помощь оказывается врачами-психиатрами психоневрологических диспансеров (кабинетов).

В соответствии со ст. 46 Закона Республики Беларусь от 18.06.1993 № 2435-Х11 «О здравоохранении», ст. 20 Закона Республики Беларусь от 01.07.1999 № 274 от 07.01 2012 № 349-3 «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при её оказании» сведения о наличии у гражданина психического расстройства (заболевания), фактах обращения его за медицинской помощью и лечения в психиатрическом (психоневрологическом) учреждении являются тайной, охраняемой Законом. Сообщение вышеуказанных сведений о гражданине разрешается получать по письменному запросу, в котором содержится обоснование такой необходимости и объем требуемых сведений, только судебным и правоохранительным органам, врачам-психиатрам и вышестоящим органам здравоохранения, контролирующим оказание психиатрической помощи.

Психиатрическая помощь жителям г. Минска оказывается в учреждении здравоохранения «Городской психоневрологический диспансер» (УЗ «ГПНД») по адресу: ул. Бехтерева, 5; тел. справочной: 295 45 98. Сайт gpnd.by. При наличии психиатрических расстройств, не требующих диспансерного наблюдения, медицинская помощь может быть оказана анонимно. Тел.295 05 62.

Галлюцинации

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *