Иммунотерапия рака (иногда называемая иммуно-онкологией) — это искусственная стимуляция иммунной системы для лечения рака, улучшающая естественную способность систем организма бороться с опухолевыми клетками.
Иммунотерапия может быть классифицирована как активная, пассивная или гибридная (активная и пассивная). Активная иммунотерапия направляет иммунную систему на поражение опухолевых клеток путем нацеливания на опухолевые антигены. Пассивная иммунотерапия усиливают существующие противоопухолевые реакции и включают использование моноклональных антител, лимфоцитов и цитокинов.
Среди них терапия антител одобрена в различных юрисдикциях для лечения широкого спектра раковых заболеваний. Антитела представляют собой белки, продуцируемые иммунной системой, которые связываются с целевым антигеном на поверхности клетки. Иммунная система обычно использует их для борьбы с патогенами. Каждое антитело специфично для одного или нескольких белков. Те, которые связываются с опухолевыми антигенами, лечат рак. Клеточные поверхностные рецепторы являются общими мишенями для лечения антител и включают CD20, CD274 и CD279. После связывания с раковым антигеном антитела могут индуцировать антителозависимую клеточно-опосредованную цитотоксичность, активировать систему комплемента или предотвращать взаимодействие рецептора с его лигандом, что может привести к гибели клеток. Утвержденные антитела включают алемтузумаб, ипилимумаб, ниволумаб, ататумумаб и ритуксимаб.

Принцип работы иммунной системы состоит в том, что, как только в организме появляется «незнакомое» вещество, оно сразу же распознается как «чужое» и подвергается атаке. Источниками таких веществ могут стать не только болезнетворные микроорганизмы, но и собственные аномальные клетки. Во время деления клеток в нашем организме периодически возникают ошибки. Это неизбежно. Если что-то пошло не так, после деления дочерние клетки имеют неправильное строение, могут становиться раковыми. Иммунная система всегда настороже и готова их уничтожить. Однако, иммунитет справляется со своей функцией не всегда — в противном случае ни у кого бы не возникали злокачественные опухоли. Для того чтобы иммунная система начала расправляться с опухолью, её нужно активировать, либо предоставить ей необходимые компоненты. Современные врачи и ученые знают, как это сделать. Такое направление лечения рака называется иммунотерапией. Существует несколько её разновидностей.

Как все начиналось

Джеймс Эллисон глубоко убежден: прорывные идеи приходят к тем ученым, которые занимаются фундаментальной наукой, не заботясь о практической стороне дела. А в том, что он станет ученым, никто из знавших Джеймса не сомневался с самого его детства.

В школьные годы он проводил много времени в гараже, экспериментируя в самостоятельно оборудованной лаборатории. Тогда он не знал, что главной темой в его жизни станет рак. Эта болезнь принесла большое горе семье будущего ученого: от нее погибли мать, два его дяди и брат.

Еще в университете Эллисон стал буквально одержим механизмом работы Т-клеток, этих пехотинцев иммунной системы, формирующих первую линию обороны организма при атаке патогенов. Вместе с коллегами он обнаружил: Т-клетки распознают и убивают бактерии и вирусы при помощи рецепторов, то есть белков, «привязывающих» их к вторгшимся чужеродным агентам.

Установив это, научное сообщество задалось вопросом: а нельзя ли заставить Т-клетки распознавать и злокачественные новообразования?

Сложность в том, что рак развивается из собственных клеток организма, а Т-клетки не нападают на родственников.

Что же сделать, чтобы иммунитет распознал врага, в которого превратился бывший член семьи, и повел борьбу на его уничтожение? Это стало амбициозной практической задачей для ученого-теоретика.

Какие бывают разновидности иммунотерапии?

На данный момент онкологам доступны разные виды иммунотерапии:
Моноклональные антитела.
Подобные препараты представляют собой искусственные аналоги иммунной системы. Каждое из них имеет четкую мишень — определенное вещество, которое вырабатывается раковыми клетками.
Ингибиторы контрольных точек.
Контрольные точки — вещества, которые подавляют работу иммунитета. В норме они нужны для того, чтобы иммунная система не атаковала здоровые ткани. Опухолевые клетки часто используют контрольные точки для «маскировки». Ингибиторы снимают этот блок, после чего опухоль подвергается атаке иммунной системы.
Противораковые вакцины.
Организм можно привить не только против инфекций, но и против рака. Пациенту вводят вещества, которые вырабатывают опухолевые клетки, чтоб стимулировать иммунный ответ (это так называемые вакцины на дендритных клетках).
Модуляторы работы иммунитета.
Обычно такие лекарства включают интерфероны, интерлейкины, факторы роста. Они улучшают работу иммунитета неспецифически, в целом , а не против каких-то определенных компонентов раковых клеток.
Клеточная иммунотерапия.
Это направление показало успехи в некоторых исследованиях. Суть в том, что у пациента берут собственные иммунные клетки, активируют их против компонентов опухоли, затем размножают новый активированный клон в лаборатории и возвращают в организм больного. Это помогает уменьшить или полностью уничтожить опухоль, т.к. иммунная система начинает активно уничтожать раковые клетки.

Моноклональные антитела

Моноклональные антитела — это по сути искусственные заменители собственных антител человека. Каждое из них находит в организме свою молекулу-мишень и связывается с ней. В случае с онкологическими заболеваниями такой мишенью является определенное вещество, которое раковые клетки вырабатывают в достаточно большом количестве, а здоровые — в очень малом, или не вырабатывают вообще.
Различают разные типы действий моноклональных антител:

  • делают раковые клентки «заметными» для иммунитета;
  • разрушают мембрану раковых клеток;
  • блокируют рост опухоли или кровеносных сосудов;
  • блокируют вещества, которые мешают иммунитету распознавать рак;
  • непосредственно разрушают опухоль.

Моноклональные антитела также можно использовать для доставки к раковым клеткам других лекарств. Например, можно прикрепить к молекуле антитела радиоактивную частицу или химиопрепарат.

Китруда (Пембролизумаб)

Китруда — это моноклональное антитело, мишенью для которого является PD-1 — рецептор запрограммированной клеточной гибели. Препарат помогает снять «маскировку» раковых клеток, в итоге иммунитет может их распознать и атаковать.
Пембролизумаб был одобрен к применению в Америке в 2014 году. В настоящее время его используют для лечения меланомы, немелкоклеточного рака легких, опухолей головы и шеи, молочной железы. Китруду обычно назначают при некурабельных опухолях, которые невозможно удалить хирургически, если другие методы лечения не помогают.

Ритуксимаб (Мабтера, Ритуксан)

Мишень для ритуксимаба — рецептор CD20, который находится на поверхности B-лимфоцитов. Соединяясь с рецептором, препарат заставляет NK-клетки (натуральные киллеры — разновидность иммунных клеток) атаковать B-лимфоциты, как злокачественные, так и нормальные. После курса лечения организм производит новые нормальные B-лимфоциты, их количество восстанавливается.
Ритуксимаб был одобрен к применению достаточно давно — еще в 1997 году. В настоящее время его используют для лечения аутоиммунных и онкологических заболеваний: хронического лимфолейкоза, вульгарной пузырчатки, неходжкинской лимфомы, идиопатической тромбоцитопенической пурпуры.

Ипилимумаб (Ервой)

Ервой связывается с молекулой CTLA-4 и активирует иммунную систему, для того чтобы она могла бороться с раком. Исследования показывают, что препарат помогает надолго остановить рост опухоли, а в 58% случаев способствует уменьшению её размеров, как минимум, на треть. Ипилимумаб применяют у пациентов, страдающих меланомой на поздних стадиях, раком легкого, простаты.

Иммунотерапия при раке легкого

Рак легких — одно из самых распространенных онкологических заболеваний. По заболеваемости и уровню смертности он занимает первое место у мужчин и третье место у женщин. Почти 20% пациентов, умерших от злокачественных опухолей, погибли от рака легкого. В группе повышенного риска находятся курильщики в возрасте старше 50 лет. На каждые 3–4 миллиона выкуренных сигарет приходится одна смерть от рака легких. Заболевание часто диагностируют на поздних стадиях, когда многие виды лечения оказываются неэффективны. В таких случаях пользу может принести иммунотерапия. При раке легкого применяют такие препараты, как ниволумаб (Опдиво), ипилимумаб (Ервой), пембролизумаб (Китруда), атезолизумаб (Тецентрик).

Иммунотерапия при меланоме

Меланома — далеко не самая распространенная (всего 2%) форма рака кожи, но она очень агрессивна и чаще других опухолей приводит к смерти. Так, в 2012 году в мире было диагностировано 232 000 новых случаев меланомы, 55 000 больных погибли. Меланома рано метастазирует, после чего многие методы лечения становятся неэффективны. На поздних стадиях для лечения меланомы применяют пембролизумаб (Китруда), ипилимумаб (Ервой), ниволумаб (Опдиво).

Иммунотерапия при раке желудка

При раке желудка I–III стадии основным методом лечения является хирургическое удаление опухоли, нередко его дополняют курсом химиотерапии и лучевой терапии. На IV стадии, когда опухоль распространяется за пределы органа и дает метастазы, шансы на полную ремиссию стремятся к нулю. В таких случаях проводят лечение, направленное на замедление роста опухоли, сокращение её размеров, продление жизни пациента. Именно на IV стадии, когда рак желудка не реагирует на другие виды лечения, может принести пользу иммунотерапия. Эффективны такие препараты, как трастузумаб и рамуцирумаб.

Иммунотерапия рака в Израиле — показания

Показаниями для иммунотерапии являются самые разные злокачественные заболевания — рак крови, меланома, опухоли, которые возникают из-за вируса папилломы человека, новообразования мочевого пузыря, желудка, кишечника, других внутренних органов. Как правило, этот вид терапии применяется не самостоятельно, а в комплексе с другими методами — разнообразными операциями, системными химиопрепаратами, радиотерапией и так далее.

Иммунотерапия при раке почки

При лечении рака почек иммунотерапией применяет две группы иммунопрепаратов:
Цитокины — белки, которые активируют иммунную систему и заставляют её бороться с раком. Для лечения применяют искусственно синтезированные аналоги этих белков: интерлейкин-2 (IL-2) и интерферон-альфа.
Ингибиторы контрольных точек. Контрольные точки — это особые молекулы иммунной системы, которые она использует, чтобы сдерживать себя от атаки здоровых клеток. Иногда они мешают бороться против опухолевых клеток. При раке почек применяют Ниволумаб (Опдиво) — он блокирует PD-1, белок, который находится на поверхности T-лимфоцитов.

Иммунотерапия при раке яичников

В последние годы хирургическое лечение и химиотерапия при раке яичников значительно продвинулись вперед, и все же ситуация пока еще далека от идеальной. У многих женщин опухоль рецидивирует, перестает реагировать на препараты, которые помогали ранее. Из иммунопрепаратов при раке яичников в настоящее время применяется Бевацизумаб (Авастин) — представитель группы моноклональных антител, который блокирует фактор роста эндотелия сосудов. Раковые клетки синтезируют это вещество в большом количестве, чтобы стимулировать рост новых сосудов, обеспечить себя кислородом и питательными веществами.

Вопросы и ответы!

Побочные эффекты иммунотерапии

Лечение иммунотерапевтическими препаратами имеет некоторые общие моменты с химиотерапией. Такое сходство заключается в том, что клетки опухоли погибают в пределах органов и тканей тела, и организму приходится избавляться от них, как от чужеродного вредоносного материала. Это очень ресурсоёмкая задача, поэтому пациент может испытывать симптомы, вызванные перенапряжением различных систем организма.
Иногда иммунотерапия активирует иммунные клетки чрезмерно, и они начинают атаковать нормальные ткани организма. Из-за этого могут возникать некоторые побочные эффекты:

  • При поражении слизистой оболочки полости рта и глотки на ней возникают болезненные язвы, которые могут инфицироваться. Обычно они проходят в течение 5–14 дней после окончания лечения.
  • Кожные реакции: покраснение, отечность, сухость, повышение чувствительности к свету, трещины на кончиках пальцев.
  • Симптомы, напоминающие грипп: слабость, разбитость, повышенная температура, озноб, кашель.
  • Тошнота и рвота.
  • Головные боли, головокружения.
  • Повышение или снижение артериального давления.
  • Мышечные боли.
  • Одышка.
  • Отеки на ногах.
  • Увеличение веса из-за задержки жидкости в организме.
  • Диарея.

У разных иммунопрепаратов побочные эффекты выражены по-разному. Лучше заранее поговорить с врачом и спросить, каких проблем можно ожидать во время курса лечения, как с ними бороться.

Иммунотерапия: за и против

Несомненное преимущество иммунотерапии в том, что она зачастую работает в случаях, когда неэффективны другие виды лечения. Иммунопрепараты могут усилить основную терапию, существенно повысить шансы на успешную борьбу с раком. В отличие от химиопрепаратов, они не атакуют все быстро размножающиеся клетки подряд, у них есть четко определенная «мишень», поэтому они реже вызывают побочные эффекты. Наконец, иммунотерапия «обучает» иммунную систему распознавать и атаковать опухолевую ткань — это обеспечивает долгосрочный эффект и помогает снизить риск рецидива.
Однако, не всё так гладко. У иммунопрепаратов есть и минусы. Они работают далеко не у всех пациентов. Иногда опухоль удается уничтожить полностью, а иногда — лишь замедлить её рост. Ученые пока не могут объяснить, почему результаты лечения бывают такими разными. Несмотря на то, что побочные эффекты встречаются не так часто, как при химиотерапии, иногда они могут быть весьма серьезными. Иммунотерапия — это всегда длительное лечение. Со временем иммунопрепарат, который помогал пациенту ранее, может перестать работать. К минусам можно отнести и достаточно высокую стоимость иммунотерапии при раке. Таким образом, в каждом случае решение нужно принимать индивидуально. Прежде чем назначить иммунотерапию, врач обязательно взвесит все возможные преимущества и риски.
Ещё один минус иммунотерапии — она подходит не для всех типов рака. Существует не так много онкологических диагнозов, для которых разработан препарат, который способен точно и эффективно воздействовать на клетки данного рака. Однако это путь, по которому онкология продолжает идти, открывая всё новые и новые препараты и их комбинации, которые способны воздействовать на новые виды опухоли. Всё остальное – это исключительно преимущества, которые могут отменить остальные виды лечения уже в обозримом будущем.

Иммунотерапия в Израиле — стоимость

Несмотря на необходимость использования высокотехнологичных методик, на которых базируется иммунотерапия в Израиле, цены на соответствующие процедуры здесь существенно ниже, чем в канадских, европейских или американских клиниках. Обычно размер экономии составляет в районе 40-45%.

Получить цены в клинике

Каковы преимущества иммунной терапии в Израиле?

  1. Доступность самых современных препаратов и методов лечения. В Израиле новые препараты обычно начинают применяться сразу, как только они появляются на мировом рынке. При этом подделка лекарств в Израиле полностью исключена, т.к. весь процесс их изготовления и импорта строго контролируется государством.
  2. Индивидуальный подход к назначению препаратов. Иммунная терапия в Израиле назначается пациентам строго индивидуально, с учетом типа опухоли, особенностей течения заболевания и множества других факторов. Для их определения выполняются современные исследования, включая анализы на мутации генов и т.п.

Как пройти иммунотерапию в Израиле?

Чтобы пройти лечение или получить о нем подробную информацию, оставьте заявку на сайте или позвоните по тел. +7495-7899230 (ваш звонок будет бесплатно переадресован в международный отдел клиники, в Израиль). В ближайшие 1-2 часа наш врач по телефону бесплатно проконсультирует вас.

Ложка дегтя

Целый ряд препаратов-ингибиторов контрольных точек одобрен и у нас в стране. Большая проблема заключается в том, что в отличие от Джимми Картера, наши пациенты, как правило, не могут их оплатить, а государство выделяет неполную сумму, либо не выделяет денег вовсе.

По словам онколога Михаила Ласкова в интервью «Медузе»,

в некоторых регионах существует льгота, которая регулируется законом о социальной помощи и дает возможность закупить необходимый препарат за бюджетные деньги.

Также эксперт подчеркивает, что новая терапия – не панацея, она применяется лишь при наличии некоторых маркеров, и имеет ряд побочных эффектов.

Он никогда не забудет эту встречу

Эллисон очень надеется на то, что открытая им и Тасуку Хондзё терапия будет усовершенствована, а показания для нее — расширены. Планируется применять ее, в том числе, при лечении таких упрямых опухолей, как рак молочной железы, простаты и толстой кишки.

Сейчас проводятся сотни испытаний препаратов, основанных на иммунологических подходах, а также разрабатываются протоколы оптимального сочетания иммунотерапии с традиционными химио- и радио-терапиями.

Джеймсу Эллисону часто приходится выступать на научных конференциях, посвященных раку, на которых он не только делает доклады, но в перерывах между ними еще и играет на губной гармошке в составе джазовой группы под названием «Контрольные точки».

Эллисон поддерживает контакт со многими из пациентов, поправившимися после применения созданной им и его коллегами терапии. Но одна пациентка выделяется из всех. Это та самая женщина, которая в 2004 году стала первой из спасенных от рака в результате применения ингибитора контрольных точек.

Тогда девушке было всего 22 года, ей поставили диагноз «меланома в четвертой стадии», и это означало, что жить ей остается не долее 6 месяцев. После четырех инъекций экспериментального препарата в Мемориальном онкологическом центре имени Слоуна-Кеттеринга от рака не осталось следа.

Так случилось, что Эллисон находился в Центре, когда врач сообщил пациентке эту чудесную новость и предложил ей познакомиться со своим спасителем. Девушка была потрясена и выздоровлением, и возможностью увидеть человека, отменившего ее смертный приговор.

По признанию Джеймса Эллисона, он никогда не забудет эту встречу.

«Много лет, вспоминая о ней, я с трудом удерживал слезы», — говорит ученый.

А молодая женщина до сих пор жива и здорова.

Без дешевых лекарств страдают все

Врачей с одной стороны обнадеживает, с другой — пугает возрождение отечественной фармпромышленности, которая начинает производить все больше дженериков с неподтвержденной терапевтической эквивалентностью оригинальным препаратам, но по цене не намного от них отличающихся. При этом исчезают дешевые лекарства, без которых лечить онкологических пациентов станет нечем.

— Проблема дешевых препаратов впервые проявилась в России в прошлом году, когда оказалось, что зарегистрированные цены на них — ниже себестоимости. — рассказал Владимир Моисеенко, главный врач Клинического научно-практического центра специализированных видов медицинской помощи (онкологический), главный химиотерапевт Петербурга. — А увеличить их предприятия не могут — лекарства для онкологических пациентов, в частности, цитостатики — в списке ЖНВЛП (жизненно важных лекарственных препаратов), стоимость которых контролируется государством. В результате предприятия отказываются от их производства. И мы вынуждены покупать импортные лекарства. Но например, циклофосфамид стоит у зарубежного производителя в 10 раз дороже, чем у отечественных.

Сложности в обеспечении пациентов дешевыми лекарствами возникают не только у нас. В Америке их прочувствовали раньше — в 2011 году. Там, как и у нас, не хватало циклофосфамида, метотрексата, 5-фторурацила, доксорубицина, блеомицина — всех дешевых лекарств, которые используются в онкологии на протяжении десятилетий. На черном рынке их стоимость подскочила в тысячу раз, врачи ввозили их в карманах из других стран. Там эту проблему обсуждали на всех уровнях власти, а затем вынесли обсуждение на конгресс. В результате она была решена. «И мы должны ее в конце концов решить, потому что без этих лекарств мы жить не сможем. — убежден Владимир Моисеенко. — Таргетные, инновационные препараты получают от силы 10% наших пациентов, остальные лечатся по стандартным схемам, разработанным в 1960-1970 годах, а схемы для лечения детей не менялись с 1950-х. Новых цитостатиков никто не разрабатывает — их производство невыгодно, они дешевые».

Понятно, что если с этими препаратами человечество не справилось с раком за десятилетия, то надежда — на новые лекарства. Возможно, именно их имел в виду президент США Барак Обама, поставив перед Америкой задачу за пять лет найти способ излечения рака. Однако специалисты относятся к озвученной цели скептически.

Три поколения препаратов, используемых в иммунотерапии больных злокачественными новообразованиями

Начав с одобрения ипилимумаба в 2011 г., иммунотерапия злокачественных новообразований вступила в период интенсивного развития. В одной из статей, опубликованных недавно в the Nature Reviews Drug Discovery, авторы акцентируют внимание на изменении подходов в противоопухолевой терапии, применении на практике новых данных, появлении широкого спектра иммунотерапевтических препаратов, а также изменении стандартов проводимого лечения. Помимо всего прочего, в статье рассмотрены вопросы, касающиеся оценки эффективности терапии, особенностей проведения клинических исследований, направленных на изучение новых препаратов, поиска маркеров иммунного ответа и развития стратегий сочетанной терапии.

Благодаря тому, что данная область медицины обладает неоспоримым преимуществом в отношении выживаемости больных, она стремительно развивается не только в сфере онкологии, но и во всей фармацевтической промышленности. Несмотря на это, направление иммунотерапии злокачественных новообразований остается молодой отраслью науки, для которой существует потенциал дальнейшего роста и развития. В настоящее время можно выделить 3 поколения препаратов, используемых в иммунотерапии больных злокачественными новообразованиями.

Поколение 1 включает в себя ипилимумаб и sipuleucel-T, клиническое использование которых было одобрено в 2010 (sipuleucel-T) и 2011 годах (ипилимумаб) на основании положительных результатов рандомизированных исследований 3 фазы. В связи с определенными сложностями производства и распространения применение sipuleucel-T не стало широкомасштабным. Таким образом, трудности, возникшие с данным лекарственным средством, показали то, с какими сложностями придется столкнуться при выходе на рынок нового поколения препаратов.

В центре второго поколения иммунотерапевтических препаратов стоят анти-PD-1/PD-L1 антитела. Первые анти-PD-1 моноклональные антитела (пембролизумаб и ниволумаб) были одобрены к клиническому использованию Управлением по контролю над качеством пищевых продуктов и лекарственных средств США (FDA) и Европейским агентством лекарственных средств (EMEA) в 2014 (пембролизумаб) и 2015 годах (ниволумаб). Одобрение пембролизумаба произошло за рекордный промежуток времени – спустя лишь 4 года после начала проведения клинических исследований с ним. Совсем недавно, 18 мая 2016 г., был одобрен для клинического использования атезолизумаб, первый анти-PD-L1 препарат. Еще одному анти-PD-L1 препарату дурвалумабу FDA предоставило статус принципиально нового лекарственного средства. Подобный статус предназначен для того, чтобы ускорить разработку препаратов, предназначенных для лечения тяжелых или угрожающих жизни заболеваний или состояний в том случае, когда клинические данные свидетельствуют о высокой эффективности препарата. Блинатумомаб, BiTE-антитело (Bi-specific T-cell engagers), специфичное к ко-рецептору CD19, был одобрен в 2015 г. для лечения больных B-клеточным лимфоцитарным лейкозом. Талимоген лагерпарепвек (T-vec) – первый препарат онколитической вирусной терапии, одобренный для местного лечения нерезектабельной рецидивирующей меланомы у пациентов после первичного хирургического вмешательства.

Следующее, третье поколение иммунопрепаратов, возможно, будет наиболее конкурентноспособным среди всех существующих иммунопрепаратов. Его появление связывают с многочисленными механизмами становления иммунного ответа.

На сегодняшний день развитие новых препаратов в иммуноонкологии сосредоточено вокруг Т-клеточного иммунитета, тогда как особенности B-клеточного иммунитета и связанные с ним возможности появления новых препаратов до сих пор активно не исследовались. Тем не менее, эффективность B-клеточного иммунитета широко изучена, например, при проведении профилактической вакцинации против инфекционных заболеваний. Такие лекарственные средства, как таргетные препараты, действующие на клетки-киллеры, вызывают не только большой интерес, но и способствуют появлению новых подходов в иммунотерапии. В настоящее время активно изучаются цитокины, терапия генетически модифицированными клетками, ингибиторы иммунных контрольных точек, противоопухолевые вакцины, BiTE-антитела, антитела, объединяющие 2 таргетные молекулы в одну, а также малые молекулы и онколитические вирусы.

Весь представленный спектр возможных препаратов может воздействовать на различные звенья иммунной системы, что в конечном итоге усиливает противоопухолевый иммунитет. Вполне возможно, что дальнейшее интенсивное развитие иммунотерапии будет способствовать совершенствованию существующих 1 и 2 поколений иммунотерапевтических препаратов. Ярким примером этого является то, как терапия ингибиторами иммунных контрольных точек стала менять имеющиеся подходы к терапии больных злокачественными новообразованиями. Подобные изменения наблюдались при применении первых двух поколений и, вполне возможно, будут и при третьем поколении.

Интенсивное развитие иммуноонкологии коренным образом изменило подход к терапии злокачественных новообразований. То, что новые препараты дают возможность превратить ранее считавшееся смертельное заболевание в полностью контролируемую хроническую болезнь или полностью от нее излечиться, вселяет надежду в миллионы больных. Несмотря на то, что есть еще многое, что предстоит узнать для достижения данной цели, то, какими темпами развивается современная иммуноонкология, позволяет думать, что они реальны.

Иммунотерапия

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *