Одни не придают этому значения. Других это пугает.

А на самом деле? В каких случаях нарушения чувствительности – парестезии (или «онемение») – могут служить поводом для беспокойства, а в каких – нет? Попробуем разобраться.

Слово – нашему эксперту, врачу-анги­неврологу, доктору медицинских наук, профессору Евгению Широкову, который по нашей просьбе прокомментировал самые распространенные причины онемения различных частей тела.

​Корешковые синдромы (радикулиты, радикулопатии, связанные либо с воспалением, сосудистыми нарушениями, либо с механическим сдавлением нервных корешков в сегментах позвоночника и спинного мозга межпозвонковой грыжей) – самая частая причина парестезий.

Характер нарушений чувствительности: повреждения корешков в шейном отделе обычно симметричны (и с левой, и с правой стороны). При этом чаще немеет не вся конечность, а, например, лишь два пальца или часть руки. Иногда это не только онемение, но и чувство жжения, которое усиливается ночью. Для пояснично-крестцового радикулита характерна боль по боковой или задней поверхности ноги.

Стоит ли тревожиться? Никакой угрозы для жизни такие парестезии не несут. Что, впрочем, не означает того, что дело нужно пускать на самотек. Если конечности у вас немеют регулярно, да еще вдобавок к этому вы испытываете боль, стоит обратиться к неврологу, который направит вас на рентгеновское, а при необходимости КТ-исследование проблемной зоны.

Если диагноз подтвердится, на помощь придет лечебная физкультура, массаж, рефлексо- и физиотерапия. Благодаря этим методикам можно снять и ощущения онемения, и болевой синдром. В некоторых случаях эффективной может стать мануальная терапия и остеопатия.

​Полинейропатии. Самая распространенная из них – диабетическая, когда в результате обменных нарушений и в связи с длительно повышенным содержанием уровня глюкозы в крови повреждаются периферические сосуды и нервы.

Стресс- какой он вред несет?

Третья, также достаточно распространенная причина, – это негативное воздействие стресса и нервно-эмоционального напряжения. Знали ли вы, что в тот момент, когда вы полны злости и ярости, начинаете кричать и возмущаться, у вас происходит спазм кровеносных сосудов? Естественно, дальше идет физиологическая реакция. Кровеносные сосуды сужаются, следовательно, кровь циркулирует очень плохо, и в результате этого – клетки головного мозга не получают достаточное количество кислорода. По внешним признакам это состояние проявляется в виде онемения затылочной части и у человека создается ощущение, будто по коже ползает большое количество мурашек.

Оказание первой помощи

Когда наблюдается кратковременное онемение головы, относящееся к норме, снять напряжение можно легким массажем.

При дискомфорте же, который вызван патологией, это не сработает – необходимо сначала устранить причину (а выявить ее может только врач). Не стоит искать способов, как «помочь» себе самостоятельно, чтобы не навредить самолечением еще больше.

Главный шаг, который должен сделать больной – сразу же отправиться в медицинское учреждение. При невозможности сделать это самостоятельно, необходимо вызвать бригаду скорой помощи.

Устранение проблемы зависит от ее причины. Поэтому перед тем, как приступить к лечению мочки уха, придется выявить «провокатора». И делать это лучше не самостоятельно, а у врача. Какие меры принимаются потом?

1. В случае аллергии исключается контакт кожи с аллергеном. При сильном зуде принимаются антигистаминные препараты и мази – «фенистил», «супрастин», «локоид».

2. Экзема и грибок выявляются во время тщательного исследования в клинике. Лечение подбирается пациенту индивидуально и включает в себя мази с противогрибковыми, антибактериальными и противовоспалительными свойствами.

3. Если причиной шелушения стали сережки или другие предметы, контактирующие с кожей (наушники, слуховой аппарат и т. д.), требуется гигиеническая обработка изделий. Их нужно очистить от загрязнений и обработать спиртовым раствором. До тех пор пока дискомфорт не пройдет, возвращаться к использованию этих вещей не стоит.

Неправильное лечение не только бесполезно, но и вредно, поэтому откладывать визит к врачу не нужно. До обращения к нему нужно периодически смазывать мочку уха маслом, детским кремом или спиртовым раствором.

21 апреля 2020 г., вторник

На серьёзные или скрытые заболевания часто указывает онемение лица.

Из-за каких болезней может неметь лицо?

Кожа лица немеет от неудобного положения головы, например во время сна. Это быстро проходит без вмешательства медицины. Так же причинами онемения могут стать гипервентиляция лёгких, приближение приступа мигрени, паническая атака, дефицит витамина В или микроэлементов или приём некоторых медикаментов. Но иногда причины онемения кожи лица гораздо серьёзнее.

Невралгия тройничного нерва сопровождается онемением кожи лица. При этом человек испытывает сильные боли вокруг глаз, ушей и вокруг носа.

Ущемление, раздражение или повреждение глазного, верхнечелюстного или нижнечелюстного нервов тоже приводит к онемению лица.

Паралич лицевого нерва, развивающийся в результате инфекционного заболевания, герпес, менингит и другие, тоже сопровождается онемением лица.

Рассеянный склероз, аутоиммунное заболевание, которое разрушает оболочки нервов тоже может сопровождаться этим симптомом.

Инсульт тоже сопровождается покалыванием лица и его онемением.

Опоясывающий лишай тоже может проявиться в потере кожной чувствительности, но при этом сопровождается сыпью, зудом, лихорадкой и головной болью.

В любом случае, если вы обнаружили, что кожа вашего лица потеряла чувствительность, срочно обратитесь к врачу.

Что делать, если немеет ухо

При онемении уха можно принять определённые меры, чтобы улучшить самочувствие. При этом не так важно, затронут правый или левый орган слуха. Обязательно потребуется рассмотреть возможные причины и принять меры для нормализации состояния здоровья пациента.

Человек обязательно должен обратиться к ЛОРу, он может направить на КТ, МРТ, а также аудиограмму. После данных обследований можно будет определить патологию и в зависимости от этого подобрать схему терапии.

Нередко людям приходится принимать лекарственные средства, а также посещать физиопроцедуры. В серьёзных ситуациях требуется хирургическое вмешательство.

Человек должен понимать, что нельзя игнорировать тревожные симптомы, если не хочется заметить, что состояние здоровья значительно ухудшилось. Чем раньше начать терапию, тем проще будет избавиться от заболевания. Самое главное, не заниматься самолечением, потому как оно часто приводит к возникновению негативных последствий для состояния здоровья.

Насколько стоит тянуть тоннели за одну процедуру?

  • Не более 2-4 мм. Чем больше диаметр растягиваемого тоннеля, тем значительней площадь повреждений.

Регенерация кожи — не моментальный процесс, как и излишнее давление и натянутость поврежденных тканей, что требует времени на восстановление. В противном случае, можно повредить будущий тоннель, что приведет к образованию трещин, либо полному надрыву и усложнит дельнейшее растягивание.

  • При первичном растягивании уже зажившего пирсинга (на 5 мм. и более) ткани испытывают предельную нагрузку. Заживающий тоннель — значительно большая рана, нежели пирсинг, соответственно и заживать она будет менее приятней и длительней.
  • Полное заживление может составить до 2 месяцев.

Дотягивать далее стоит лишь после полного заживления всех поврежденных тканей. Рубцовая ткань не эластична в отличие от неповрежденной кожи мочки.

  • Если поторопиться и продолжить тянуть тоннель на больший диаметр уже через неделю или две, вы рискуете спровоцировать серьезной повреждение и крайне неприятный воспалительный процесс, часто приводящий к образованию так называемого блоу-аута (blow-out).

Старые карты не отражают реальность, они содержат мифы. Средневековая карта мира из Вестминстерской Псалтыри, Британская библиотека, Лондон

Должно быть, все человеческое существо, включая голову и лицо, есть мировая карта. Не морской портулан эпохи Возрождения, а именно mappa mundi, испещренная записями и указателями, сводками из событий древности, рисунками причудливых созданий – и забытых чудовищ, притаившихся в лабиринтах душ. Эдакая географическая физиология (или физиологическая география), где каждая часть тела играет свою роль не только в нашей личной жизни – но и в жизни социума.

Скажем, в физиогномическом разделе второй части книги философа Петера Слотердайка «Критика цинического разума» исследуются следующие пункты нашего животно-рекламного (потому что цинического) бытия: зады, гениталии, пуканье, груди, дерьмо, язык, губы, взгляд. Эти образы работают на цинизм в психосоматическом смысле, и все они являются частью той самой мозаичной потрескавшейся карты человека. Мы называем ее mappa mundi лишь потому, что она – археологический образ и отдельные ее составляющие со временем пропадают; вроде как они нужны, но их не замечают, потому что смысл таится в других, живых деталях.

Такая вот, то есть живая, деталь – нос. Этот фрагмент лица (мозаики) как образ очень близок русскому человеку, о чем писал в свойственной ему, как бы сейчас выразились, непатриотичной манере Владимир Набоков. Темой одной его статьи (она и другие, а также лекции впоследствии были объединены в один большой материал о русской литературе) было творчество Гоголя, предметом первоначального разбора – сам писатель. Американский классик не стеснялся – он не просто коснулся длинного, большого, чувствительного носа Гоголя, а исследовал его вдоль и поперек.

Нос можно повесить, на нем делают зарубки, по нему щелкают, а им клюют – Набоков пишет об огромном арсенале возможностей носа в русской речи, утверждая, что в творчестве и жизни Гоголя (и, видимо, не только его) нос был чем-то отдельным – выпуклым, несколько даже лишним, живущим своей собственной жизнью. Это и обеспечило ему популярность, несмотря на то что нос лишен эстетики (она отдана запахам).

Что уж в таком случае говорить о глазах и виданных ими картинах, губах и вкусах, коже, пальцах, предчувствиях. И все же – один фрагмент мозаики этого общечеловеческого лица вечно выпадает из нее; о нем знают поначалу – дети его чувствуют, но потом словно забывают о его существовании, и только лютый мороз напоминает, что голова человеческая не ограничивается передней стороной лица. Этот фрагмент, иными словами, – истинно лишний, действительно забытый. Конечно, речь об ушах.

Я помню, как где-то лет восемь назад человечество почти достигло социальной справедливости – мороз сковал эмоции, все – вне зависимости от достатка – надели пуховики, все стали одинаково замерзшими и несчастными. Вероятно, для достижения полной и вечной справедливости необходим новый ледниковый период.

Но, конечно, и в такой ситуации найдется один глупый индивидуалист. Мой друг, вероятно, и сам не понял, что натворил, когда, тщательно причесавшись и наглядевшись в зеркало, оставил в один из тех зимних дней дома шапку. Выходя из метро, он скорее всего был уверен в себе, в том, что сделал правильный выбор – он не стал надевать головной убор, чтобы не испортить прическу. Он шел, подставив встречному ветру левое ухо – так пробор должен был остаться в сохранности.

Некоторое время в университете никто ничего не замечал. Но затем ухо все явственнее стало приобретать фиолетовый цвет – оно увеличилось в размерах, неестественно опало, будто моля о жалости и сострадании. В последующие дни его пришлось скрывать шарфом, оно болело от шумов и прикосновений к поврежденной ткани; забытое по прошествии долгих лет, минувших со времен детства, когда ребенок осознает себя и свое тело, оно возопило о внимании и заботе.

С тех пор я каждый раз при встрече со смехом напоминаю другу об этом случае, хотя у него, конечно, есть намного больше поводов посмеяться надо мной. Может, из-за этой истории меня и начал интересовать образ человеческого уха. Это история об Одиссее, вернувшемся на Итаку: превращенный Афиной в нищего старика, он остается не узнанным женихами Пенелопы. Месть его страшна.

Ухо лишено малейшего маневра. Глаза, вынужденные видеть реальность, можно сосредоточить на успокаивающих естественных объектах – земле, дереве, небе. Не чувствовать вонь можно, если заткнуть нос. Руки спрятать в карманы. Все эти части тела могут воспринимать информацию избирательно. Уши мы, лишенные возможности слышать исключительно естественную среду (ветер, прибой, гром) и вынужденные впускать в себя гудки, бой стройки, рев моторов, – уши мы изолируем полностью. Наушники и музыка, в них играющая, перекрывают слуховой канал целиком. Город вытесняет наше общечеловеческое прошлое: поэтому, наверное, в фантастике пришельцы-гуманоиды – венец эволюции, продукт цивилизации будущего – лишены так называемого внешнего уха.

Мой друг тоже, наверное, мог лишиться внешнего уха вследствие своей неосторожности – но ему повезло. Мне же повезло в ином, ведь 10 лет назад я увидел идеал женских ушей и был очарован ими и влюбился. Многие парни в школе заглядывались на М., но взоры их приковывала другая, не менее выступающая часть ее тела (уточнять не стану), и только меня одного, кажется, привлекали ее уши. Чуть оттопыренные, больше тех размеров, что диктуют нам стандарты красоты, – она прятала их под светлыми локонами, совершая единственное преступление, которое я никогда не мог ей простить. Она не была красива, но, как сказал классик: «Оставим красивых женщин людям без воображения».

Не только лишь форма ушей М. (вспоминая которые я, должно быть, и приступил к этой работе) очаровала меня. Она была среди тех немногих, кто умел слушать. Эта способность теряется тем больше, чем дальше мы заходим в своем развитии. Когда-то Бетховен написал свою Девятую симфонию, будучи уже глухим. Сегодня уши нам не так нужны. И – более того – они осуждаемы. Они есть у стен, их нужно держать на макушке, а на них самих вешают лапшу. Ухо стало символом осторожности и системы, контролирующей общество. (В последний раз я узнавал что-то романтическое об этом органе, когда читал «Охоту на овец» Харуки Мураками.)

По всей видимости, уши еще и чаще всего раздражают наши нервы: не картина пьяной драки, не прикосновение к слизи, не запахи нечистот, а какофония споров, ударов, автомобильной пробки, криков. Накал страстей, которые нельзя остудить. Уши бессильны – ими и не пошевелишь нормально, а звук проникает внутрь, попадает между молоточком и наковальней и, выкованный и заостренный, вонзается в мозг. Проблема не в органе, а в том, что среда изменилась, эвфония (благозвучие) начала исчезать.

20 лет назад я впервые осознал, что такое вкрадчивый голос. Он принадлежал (и с тех пор единолично принадлежит) моей бабушке – этот тембр воздействовал на меня магическим образом, лишал сопротивления жизни, снимал раздражение, расслаблял мышцы; это были чистый покой и чистая радость, не идущие ни в какое сравнение с тем, как мы отдаем себя на волю радиоволн. Пожалуй, к мысли о важности ушей и звуков меня привело именно это воспоминание, отсылающее не к сиренам, а к музам с их божественным голосом и к блаженной стране Гиперборея, куда отправлялся мой разум, когда говорила бабушка.

Или же причина еще глубже – волшебная страна давно потеряна. В детстве я переболел отитом и почти этого не помню. Осталось только воспоминание о невыносимой боли. Оно, как и все другие, приходит при взгляде в зеркало. Сильная аллергия, оставившая шрам на левом ухе. Но есть и своя гордость – Дарвинов бугорок, относящий человека к тем 10% людей, чьи гены помнят времена массового поедания нашими предками бананов.

Кто-то мне рассказывал, что сверхъестественные способности у персонажей Стивена Кинга появляются не просто так. Они основаны на теории писателя, что когда-то, во времена глубокой древности, они были присущи нам всем. Выживание требовало больших усилий, чувств, острее нынешних. Развитие, культура и цивилизация, покой и беспокойство мегаполисов – и сверхспособности остаются в прошлом. Жизнь ускоряется, карты переведены в электронный формат с возможностью панорамного обзора, информацию все сложнее отфильтровывать, поэтому большая часть ее блокируется. Очень многое остается в забытых картах старого мира.

Онемело вокруг уха

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *