Разговоры о медицине с утра и самой ночи повсюду – и в коридорах власти, и на кухнях рядовых казахстанцев. Но страшен для людей уже не коронавирус, а пневмония. На второй план отошли инсульты, опухоли и инфаркты. На олимпе болезней пневмония, вызванная КВИ. И как обычно бывает – отовсюду на людей хлынул поток советов «знатоков» о том, как и чем лечить ее. В условиях, когда на всех не хватает врачей, медиком становится каждый, ставя себе и другим диагнозы, назначая лечение далеко не эффективное. В этом материале Azattyq Rýhy пульмонолог, заведующая кафедрой пульмонологии КазНМУ имени С. Асфендиярова Гулистан Есетова подробно расскажет, лечится ли вирусная пневмония антибиотиками, в каких случаях следует пройти компьютерную томографию и почему не стоит злоупотреблять антикоагулянтами.

– Гулистан Утегеновна, как распознать пневмонию? По каким симптомам?

– Пневмония – это воспаление легких. Она распознается по таким признакам, как кашель, повышение температуры, боль в грудной клетке и одышка. Даже если человек с пневмонией чувствует себя нормально в целом, но он все равно будет чувствовать покалывание, чувство жжения. Отслеживать надо температуру ежедневно, как идет температурная динамика. Отслеживать надо кашель, уменьшился или усилился, и одышку. Чувство нехватки воздуха, какой-то дискомфорт в грудной клетке – эти симптомы указывают на поражение легких.

– При первых симптомах пневмонии стоит ли сразу сделать рентген легких или провести компьютерную томографию?

– Это зависит от возраста пациента. Пожилым и пациентам с сопутствующими заболеваниями желательно провести цифровую рентгенографию органов грудной клетки или компьютерную томографию. Вирусная пневмония у этой категории лиц очень часто приводит к осложнениям. Молодому человеку без сопутствующих патологий необходимо сориентироваться вот так: на фоне вирусной инфекции и назначенной терапии, если идет хорошая клиническая динамика, то есть состояние улучшается, то надобности в проведении этих исследований нет.

– Многие утверждают, что рентген зачастую не показывает поражение легких. Может ли быть такое?

– Рентген покажет, если есть обширные зоны поражения легких, допустим, целая доля поражена. Если это небольшие очаговые изменения, то компьютерная томография будет более информативным методом в этом случае. Поэтому желательнее всего сделать именно компьютерную томографию, особенно пожилым пациентам с симптомами КВИ.

– Антибиотики помогут при лечении вирусной пневмонии?

– Чтобы подключать к лечению антибиотики, должно быть резкое основание. Для начала нужно иметь хотя бы анализ крови. Если у пациента есть сопутствующие болезни, например, хронический обструктивный бронхит, бронхоэктатическая болезнь, фиброз легких, хронические заболевания органов дыхания, то в таких случаях должны назначить антибактериальную терапию, даже если это вирусная пневмония. Во всем мире антибактериальная терапия назначается по бактериологическому посеву. То есть необходимо сдать мазок из зева или мокроту на анализ микрофлоры. Тогда мы определяем, какой возбудитель у этого пациента является основным. И уже исходя от этого назначаются антибиотики. Это самый оправданный метод назначения антибактериологической терапии. Но именно сейчас это сложно сделать из-за большой нагрузки на лаборатории. Поэтому мы уже ориентируемся на то, что есть. Как правило, это внебольничные, амбулаторные условия. В такой форс-мажорной обстановке мы назначаем уже без бакпосева.

Если у пациента нет хронических заболеваний, он молодой, только заболел КВИ, у него по всем показаниям идет поражение легких, то в этом случае надо сделать акцент на противовирусную терапию и противовоспалительную.

Есть еще один четкий критерий для назначения антибиотиков – уровень С-реактивного белка. Это такой анализ крови. Если С-реактивный белок высокий, то это говорит о бактериальном воспалении. При вирусных пневмониях этот белок низкий.

– Обязательно ли больным пневмонией принимать антикоагулянты – лекарства, препятствующие образованию тромбов в крови? Как мы знаем, КВИ нарушает свертываемость крови, вследствие чего образуется тромбоз.

– С антикоагулянтами надо быть осторожными. Нельзя их огульно назначать, потому что это серьезная терапия. Для их назначения нужны свои показания. Для этого должен быть сопутствующий фон – если есть изменения со стороны сердечно-сосудистой системы, такие как нарушение ритма, проблемы с сердцем или у пациента имеются тромбозы вен и так далее. Чтобы сразу назначить антикоагулянтную терапию, должен быть серьезный фон, потому что она имеет свои побочные действия. Назначать их надо взвешенно, чтобы не навредить пациенту.

– Выходит, их назначают не всем?

– Да, совершенно верно. Их назначают пациентам с острой фазой заболевания. Наши известные ученые в своих работах говорили, что при заболеваниях органов дыхания, при обострении таких заболеваний, как астма, ХОБЛ (хроническая обструктивная болезнь легких), возникают микротромбозы в сосудах легких, и они еще тогда рекомендовали при обострении подобных заболеваний назначать антикоагулянты. Когда мы сейчас говорим о поражении легочной ткани, конечно, там тоже будут микротромбозы сосудов. Антикоагулянты нужны, но мы не можем их просто так назначать. То есть врач должен все взвесить и назначить. Противопоказания к ним тоже есть. Допустим, у человека язва желудка, проблемы с другими органами. В данном случае нужно учитывать все. Все индивидуально.

Вирус поражает интерстициальную ткань. Как следствие поражения этой ткани возможно развитие пневмосклероза, фиброза. Если человек лежит без движения, то в таких случаях могут быть осложнения. Поэтому нужна ранняя мобилизация, надо делать так, чтобы человек не лежал постоянно. Если антикоагулянты надо осторожно назначать, то такие дезагреганты (лекарства, предотвращающие тромбообразование в крови), как трентал, курантил, более простые, которые мы можем назначить, если у пациента имеются серьезные нарушения, чтобы не было застоя крови. Самое главное, чтобы не было застоя в малом круге кровообращения. Все капилляры, которые находятся в легких, относятся к малому кругу кровообращения. Чтобы застоя там не было, нужно часто менять положение тела, двигаться, если нет температуры. Это важная профилактика фиброза.

– Многие советуют следить за сатурацией, то есть за насыщенностью крови кислородом. Но как проверять этот уровень в домашних условиях? Постоянно сдавать кровь на анализы?

– Кровь на анализы не нужно сдавать. Для определения сатурации есть удобный портативный прибор – пульсоксиметр, он продается в аптеках. Сейчас даже есть приложения на многих смартфонах, где определяется пульсоксиметрия. В крайнем случае, можно заехать в клинику, в приемный покой. Но если у пациента одышка периодическая есть, желательно иметь его дома, конечно.

– Как еще можно помочь организму справиться с болезнью?

– Физическая активность обязательно нужна, так как она схожа с действием антикоагулянтов. Человек начинает двигаться, кровь движется и это как раз профилактика микротромбозов. Но это зависит от степени тяжести пневмонии. Если человек переносит болезнь легкой степени, то он, конечно, может позволить себе ходить на прогулку. Упражнения на верхний плечевой пояс, поднятие рук верх-вниз. Тем, у кого болезнь протекает в средней тяжести, нужно положение на животе, постукивания, поглаживания, легкий массаж грудной клетки. Но делать это надо только при отсутствии температуры. Для тех, кто в тяжелой степени болезни, нужно менять положение тела.

– Благодарю Вас за разъяснения.

Ромина МАКАРИМОВА

Рекомендация использовать гимнастику для лечения этого неизлечимого и необратимого заболевания, возможно, основана на результатах научных исследований, опубликованных более 60 лет назад. Похоже, рекомендация 1951г — не вполне согласуется с современным уровнем науки…

Силикоз — наиболее распространенное и тяжело протекающий вид пневмокониоза, профессиональное заболевание легких. Заболевание неизлечимо и необратимо. Характеризуется диффузным разрастанием в легких соединительной ткани и образованием характерных узелков. Силикоз вызывает риск заболеваний туберкулезом, бронхитом и эмфиземой легких.

Болезнь чаще наблюдается у горнорабочих шахт и рудников (бурильщиков, забойщиков, крепильщиков), рабочих литейных цехов (пескоструйщиков, обрубщиков, стерженщиков), рабочих производства огнеупорных материалов и керамических изделий.

Силикоз развивается в результате длительного вдыхания пыли, содержащей кремний в свободной форме. Это хроническое заболевание, тяжесть и темп развития которого могут быть различными и находятся в прямой зависимости как от агрессивности вдыхаемой пыли (концентрация пыли, количество свободной двуокиси кремния в ней, дисперсность и т. д.), так и от длительности воздействия пылевого фактора и индивидуальных особенностей организма.

Лёгкое человека, болевшего силикозом

Предотвращение заболевания

Так как заболевание неизлечимо и необратимо, то единственный способ его профилактики — предотвращение попадания чрезмерного количества кварца в органы дыхания:

  • Применение эффективной вентиляции, воздушных душей и других средств, позволяющих уменьшить попадание в органы дыхания пыли, содержащей кварц; дистанционное управление машинами.
  • Использование заменяющих песок материалов при абразивоструйной очистке, например, купершлак.
  • Автоматизация технологических процессов и использование дистанционного управления
  • Эффективный контроль степени загрязнённости воздуха с использованием персональных пробобоотборников, включая персональные пылемеры PDM, работающие в реальном масштабе времени (что позволяет своевременно обнаружить превышение ПДК, и принять адекватные корректирующие меры.

Респираторы не позволяют обеспечить надёжную защиту от пыли — «Уголь» №3 2015

Использование респираторов, защиту от силикоза — не обеспечивает. Причины:

  • Из-за недостаточно серьёзного внимания к снижению запылённости воздуха концентрация пыли может быть очень высокой.
  • В СССР и СНГ шахтёрам для защиты от пыли обычно выдают респираторы-полумаски без принудительной подачи воздуха. Их защитные свойства нестабильные и невысокие — в США законодательство запрещает применять их при запылённости > 10 ПДК (см. Ожидаемая степень защиты респиратора). Качество многих масок, разработанных полвека назад — очень низкое. При установке в Ф-62Ш (с трикотажным обтюратором) полиэтиленового пакета вместо фильтра, и умеренном натяжении ремней — можно дышать, весь воздух проходит через зазоры между маской и лицом.
  • Неоднократные измерения эффективности респираторов-полумасок в Англии и США во время реальной работы шахтёров показали, что рабочие не могут использовать их непрерывно — всегда, когда это требуется из-за повышенной загрязнённости воздуха (нужно разговаривать и т.д.). Поэтому — на практике — использование полумасок снижает загрязнённость вдыхаемого воздуха в среднем в 3-8 раз, что при большой загрязнённости воздуха — недостаточно для надёжной защиты здоровья.

Из-за того, что у разных людей лица разной формы и размера, один и тот же респиратор по-разному прилегает к лицам разных рабочих. Если лицо соответствует маске, то просачивание неотфильтрованного воздуха через зазоры между маской и лицом (основная причина низкой средней эффективности) будет небольшим, и (именно у этого рабочего) респиратор обеспечит надёжную защиту. То, что респираторы иногда надёжно защищают некоторых рабочих — сбивает с толку, и мешает установить общую неэффективность используемых СИЗОД.

Анна Ковалева, 36 лет, Москва

Когда у меня появился первый симптом — температура 38,0 — я позвонила в «скорую» и сообщила, но мне ответили, чтобы я не переживала, потому что у меня ОРВИ. Но я знаю свой организм: я так не болею, это состояние было очень нетипичным для меня. Позвонила второй раз, ответили, что раз у меня не было контактов с приехавшими из заграницы и я сама не выезжала, то это не может быть коронавирус.

Звонила еще несколько раз, но в итоге вызвала врача из поликлиники. У меня взяли анализ и сказали, что результат сообщат в течение пяти дней. А если мне не позвонят — значит, вируса нет. На шестой день я решила уточнить и заодно записаться к ЛОРу. Мне ответили, что раз время прошло, то у меня точно всё в порядке. На следующий день мне позвонили в дверь, и я увидела людей в костюмах. Взяли еще один анализ и дали бумагу о том, что я обязуюсь сидеть дома.

кв Фото: ИЗВЕСТИЯ/Дмитрий Коротаев

В течение 10 дней у меня начисто пропало обоняние. Но никакого кашля и проблем с дыханием у меня было. Померили уровень кислорода в крови, всё было в порядке. На следующий день после того, как диагноз подтвердили, пришел врач из поликлиники и дал таблетки от малярии, добавив при этом, что они не помогают и имеют побочные эффекты. Но из-за того, что на тот момент я не ощущала никаких симптомов болезни, я решила отказаться от этих препаратов.

Температура держалась четыре дня, причем последние два дня была 37. Было ощущение, как будто вдохнула носом воды и она стоит в переносице.

Сейчас мне карантин не сняли, по идее, его дали на 14 дней с момента подписания, но точные сроки никто не говорит. Я сдавала еще два мазка, но новые результаты не сообщают. Говорят опять, что если не позвонили, то всё в порядке. Потом уточнили, что в случае подтверждения инфекции мне перезвонят люди, которые этим занимаются.

Мне сказали, что выбрасывать мусор в перчатках и маске не опасно. Продукты все заказываю удаленно, курьеров предупреждаю, чтобы оставляли у двери.

rd Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Бедняков

Я запаниковала и отдала дочку маме, как только у меня поднялась температура. У ребенка и у мамы взяли анализы, но у них вирус не подтвердился, симптомов ни у кого из них нет. Еще до того, как я узнала диагноз, я решила не выходить из дома и соблюдать меры безопасности. Мне упорно говорили, что у меня синусит или гайморит, и если бы ко мне не приехала бригада, которая подтвердила бы диагноз, я бы на следующий день утром пошла бы по записи в поликлинику.

Сейчас выйти, чтобы сдать анализы или сделать КТ, я не могу, за это положена ответственность. Я рада, что не попала в больницу. Я не верила в коронавирус, думала, что это всё чушь. Среди моих знакомых вируса боялись все, а я не боялась, но всё равно соблюдала меры предосторожности.

В России, по состоянию на 20 апреля, зафиксировано уже более 47 тыс. инфицированных коронавирусной инфекцией. При этом порядка 3,5 тыс. человек уже вылечились. Многие из них после выписки из больницы обязаны в течение двух недель находиться дома на карантине. Как они поняли, что заболели? Трудно ли было перенести болезнь? Реально ли лечиться дома? Как лечат в российских больницах? И что происходит после выписки? Россияне с диагностированным COVID-19 поделились с «Известиями» своими историями.

Почему легкие болят?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *