Онкогеномика. Мастер-класс проф. Д.В. Залетаева

Наследственные формы рака

Классическим примером гена-супрессора, осуществляющего негативную регуляцию клеточного цикла, является ген RB1. Наследственные формы рака молочной железы составляют около 5%. Мутации двух генов, BRCA1 и BRCA2, участвующих в репарации двухцепочечных разрывов, имеют практически равноценный вклад. Кроме рака молочной железы, герминальные мутации BRCA1 повышают риск возникновения рака яичников, а мутации BRCA2 предрасполагают к раку молочной железы у мужчин и раку поджелудочной железы. В то же время соматические мутации этих генов довольно редки при указанных новообразованиях. Спектр мутаций показывает, что их основная масса приводит к потери функции гена и представлена небольшими делециями и инсерциями, в том числе и в регуляторных областях генов. Две мутации BRCA1, 185delAG и 5382insC, составляют 20%, а мутации 617delT и 997del5 гена BRCA2 составляют почти 33%. Все мутации BRCA2, определяющие высокий риск развития рака яичников, локализуются в 3,3 т.п.н. экзона 11.

Наследственная форма неполипозного рака толстой кишки развивается в результате мутаций в генах MSH2 и MLH1, участвующих в образовании репарационных комплексов. Наиболее характерным признаком заболевания является нестабильность микросателлитных последовательностей. У женщин, имеющих герминальную мутацию в одном из этих генов, чаще всего возникают рак яичников и эндометрия. Среди мутаций MSH2 наиболее часто обнаруживается замена A→T в донорном сайте сплайсинга, приводящая к делеции 5 экзона. Для MLH1 преимущественного типа мутаций не показано, но установлено, что основным механизмом инактивации гена в опухолях является метилирование его промоторного района.

Предрасположенность к возникновению ретинобластомы обусловлена герминальной мутацией в одном из аллелей гена RB1, передающейся потомству по аутосомно-доминантному типу наследования с варьированием экспрессивности и неполной (90%) пенетрантностью. Опухоль развивается при инактивации неповрежденного аллеля гена, происходящей с высокой вероятностью в клетках сетчатки у детей в раннем возрасте или даже внутриутробно. Так как мишенью возникновения второй мутации могут быть и другие соматические клетки, то у пациентов, несущих герминальную мутацию в RB1, существует большой риск развития таких опухолей, как остеосаркома, лимфолейкоз, МРЛ, РМЖ, опухоли половых органов, поэтому за больными с наследственной формой заболевания необходимо наблюдение. Соматические мутации гена вызывают только ретинобластому, хотя нарушения функции RB1 обнаруживают во многих других опухолях, но уже как вторичные, являющиеся признаком дестабилизации генома опухолевой клетки.

Наследственные формы меланомы, синдрома диспластического невуса и атипичных родинок в ряде случаев вызываются герминальными мутациями гена-супрессора CDKN2A/p16. В семьях, несущих мутацию CDKN2A, кроме меланомы обнаруживаются опухоли поджелудочной железы, ОГШ. В то же время функциональная и структурная инактивация гена, обеспечивающего негативную регуляцию клеточного цикла путем ингибирования циклин-зависимых киназ, обнаруживается в различных типах опухолей, но преимущественно в мезотелиомах, спорадических меланомах и глиобластомах. Почти треть соматических мутаций гена представлена делециями, в то время как среди герминальных мутаций делеции и инсерции составляют не более 5%.

Нефробластома – генетически гетерогенное заболевание, но около трети случаев – результат инактивации гена-супрессора WT1.

Гемизиготные делеции хромосомного района 11p13 вызывают синдром WAGR, при котором кроме опухоли Вильмса обнаруживаются аномалии развития мочеполового тракта, аниридия и задержка физического и умственного развития.

Точковые мутации в 7-10 экзонах, кодирующих мотив цинковых пальцев, определяются у больных с синдромом Дениса-Драша, для которого характерна прогрессирующая нефропатия, псевдогермафродитизм, нефро- и гонадобластомы. Соматические точковые и структурные мутации гена выявлены в мезотелиомах, десмопластических мелко-кругло-клеточных опухолях и при острых лейкозах.

К хранителям клеточного цикла относятся оба гена NF1 и NF2, вызывающие нейрофиброматоз I и II типов, но выполняющие в геноме различную функцию. Первый обеспечивает негативную регуляцию онкогена Ras, второй стабилизирует клеточные контакты. Мутации и структурные перестройки первого гена вызывают шванномы периферической нервной системы, а второго – шванномы ЦНС и менингиомы. Изменений этих генов не обнаружено в опухолях другого происхождения.

Синдромы множественной эндокринной неоплазии I и II типов (МЭН 1, МЭН 2) возникают в результате мутаций в гене-супрессоре MEN1 и протоонкогене RET соответственно. В случае синдрома МЭН 1 могут развиваться карциноидные опухоли, ангиофибромы лица, липомы, коллагеномы, гастриномы и инсулиномы.

Герминальные миссенс-мутации RET выявлены у пациентов с синдромом МЭН 2A (медуллярный рак щитовидной железы, феохромоцитома, гиперплазия паращитовидных желез, ганглионейромы слизистой ротовой полости) и семейной формой медуллярного РЩЖ, причем мутации в основном затрагивают пять цистеиновых кодонов в 10 и 11 экзонах и на них приходится 97% и 85% всех мутаций в этих экзонах соответственно.

Спорадические мутации в тирозинкиназном домене гена более характерны для синдрома МЭН 2В, отличающегося от типа 2А более агрессивным течением и отсутствием гиперплазии паращитовидных желез и ганглионейром, а точковая мутация в экзоне 16 (T918C) была идентифицирована в 93% случаев.

Синдром фон Хиппель-Линдау наследуется аутосомно-доминантно с частотой 1 на 36 тыс. Среди злокачественных новообразований, являющихся диагностическим признаком и позволяющих выделить 4 типа заболевания, наиболее часто встречаются гемангиобластомы ЦНС, карциномы почки, феохромоцитомы и опухоли поджелудочной железы. При заболевании обнаруживаются мутации в гене VHL, клонированном в коротком плече хромосомы 3p25.5. Мутации представлены большими делециями, мутациями сдвига рамки считывания и миссенс-мутациями, повреждающими преимущественно 1 и 3 экзоны. Соматические мутации, повреждающие 1 и 2 экзоны гена, выявлены только в светлоклеточном раке почки. Почти в 20% опухолей обнаружено аномальное метилирование промоторной области гена.

Семейный аденоматозный полипоз желудочно-кишечного тракта – аутосомно-доминантное заболевание, вызываемое мутациями в гене APC. Вариантом заболевания является синдром Гарднера, при котором преимущественно поражается толстый кишечник. При заболевании достаточно часто выявляются гепатоцеллюлярный рак, опухоли щитовидной железы, медуллобластомы, фибромы и другие опухоли. Основным типом мутаций являются делеции и нонсенс-мутации, приводящие к преждевременной терминации синтеза белка. Герминальные мутации преимущественно повреждают первую половину гена, причем обнаружено два «горячих» кодона – 1061 и 1309. Мутации последнего кодона приводят к раннему появлению полипов и быстрой малигнизации. Соматические мутации в основном локализуются в районе кодонов 1286-1513, с преимущественным повреждением кодонов 1309 и 1450.

Синдром Горлина или базально-клеточных невусов – редкое аутосомно-доминантное заболевание (частота 1:57000), возникает в результате мутаций в гене-супрессоре PTC1, представленных в 86% делециями и инсерциями, равномерно распределенными по длине гена. Проявляется множественными аномалиями развития, невусами и различными новообразованиями, наиболее частыми среди которых являются базально-клеточные рак кожи, медуллобластомы, астроцитомы, фибромы и аденокарциномы яичников. Во всех опухолях у синдромальных пациентов и в спорадических базально-клеточных карциномах обнаруживается потеря гетерозиготности по маркерам района хромосомы 9q22.3.

Целая группа синдромов – Ковдена, Банаяна-Зонана, Банаяна-Райли-Рувалкаба и часть случаев ювенильного полипоза характеризуется сходными фенотипическими аномалиями и предрасположенностью к злокачественным новообразованиям. Причиной всех заболеваний является патология гена-супрессора PTEN. У больных наиболее часто встречаются рак молочной железы, предстательной железы, яичников, эндометрия, щитовидной железы. Мутации равномерно повреждают весь ген и представляют полный спектр. Только при синдроме Ковдена установлено, что 43% мутаций повреждают 5 экзон, а в экзонах 1, 4 и 9 мутаций не описано. Соматические делеции и мутации PTEN обнаружены в глиобластомах, раках простаты, молочной железы и неходжкинских лимфомах.

Герминальные миссенс-мутации гена-супрессора p53, участвующего в задержке клеточного цикла необходимой для репарации ДНК, приводят к довольно редкому синдрому Ли-Фраумени, при котором типичными являются опухоли мозга, саркомы костей и мягких тканей, лейкозы и РМЖ. Выявлена кластеризация мутаций в районе 14 кодонов (245-258). В то же время различные повреждения гена выявляют практически во всех типах опухолей. Частота миссенс-мутаций гена составляет 74%, сдвига рамки считывания – 11%, нонсенс-мутаций – 7%, мутаций сайта сплайсинга – 4%. Определено 7 «горячих» точек, повреждаемых мутациями: кодоны 130-142, 151-164, 171-181, 193-200, 213-223, 234-258 и 270-286, причем все они локализованы в эволюционно консервативном ДНК-связывающем домене, кодируемом экзонами 5-8. Мутации кодонов 157 и 179 наиболее часто выявляются при раке легкого, кодона 175 – при раке толстой кишки, кодона 248 – при плоскоклеточном раке головы и шеи, кодона 249 – при гепатоцеллюлярном раке и кодона 278 – при опухолях кожи.

Атаксия-телангиоэктазия – аутосомно-рецессивное заболевание, сопровождающееся ломкостью хромосом, причем ионизирующее излучение повышает нестабильность кариотипа. При заболевании наиболее часто обнаруживаются Т-клеточные лейкозы, В-лимфомы, медуллобластомы и глиомы. Причиной являются гомозиготные мутации или делеции гена ATM, регулирующего клеточный цикл, причем делеции составляют основную массу патологии. У гетерозиготных носителей герминальных мутаций часто возникают карциномы молочной железы. Основным типом являются мутации, приводящие к преждевременной терминации синтеза белка.

Недавно клонирован еще один ген, участвующий в репарации двухцепочечных разрывов ДНК. Герминальные мутации гена NBS1 приводят к синдрому Ниджмиген – очень редкому аутосомно-рецессивному заболеванию, основными признаками которого являются аномалии фенотипа, иммунодефицит, предрасположенность к возникновению опухолей (лимфома, лимфолейкоз, нейробластома) и нестабильность хромосом, чувствительных к ионизирующему излучению. Наиболее характерными мутациями гена являются делеции и инсерции, преимущественно повреждающие 6 и 7 экзоны, а мутация 675del5 выявлена у 90% пациентов.

Клонирование генов, вовлеченных в развитие наследственных онкологических заболеваний, практически полностью изменило тактику медико-генетического консультирования, определение конкретной мутации конкретного гена в семье позволяет эффективно проводить пренатальную диагностику.

НАСЛЕДСТВЕННОСТЬ ПРИ РАКЕ

Рак и наследственность, эта тема волнует многих людей, знающих об онкологических заболеваниях у кого-то из своих родственников. Современные научные исследования выяснили, что большинство онкологических заболеваний не относится к наследственному раку, а чаще всего является результатом перехода в него предраковых заболеваний.
Генетически передается лишь наследственная предрасположенность к раку.

Однако существуют и наследственные виды рака. По различным данным от 7% до 10% случаев злокачественных опухолей обусловлены наследственностью.
К наиболее часто встречающимся наследственным формам рака относятся: рак молочной железы, рак яичников, рак легкого, рак желудка, рак толстого кишечника,
меланома, острая лейкемия (см. ↓). К этой же категории рака, но с меньшей степенью наследования, относят нейробластомы, опухоли эндокринных желез, рак почек (см. ↓).

Важнейшую роль, как в процессе появления предраковых заболеваний, так и в процессе реализации наследственных форм рака, играет комплекс врожденных морфологических, психологических и функциональных особенности человека, носящий название «биологическая конституция».
Конституция человека выражается в определенных формах его телосложения, цвете глаз, кожи и волос, психоэмоциональной организации и характерных реакциях организма на различного рода воздействия. При этом в любой конституции имеются свои «слабые звенья», проявляющиеся в повышенной ранимости тех или иных тканей и готовности их к определенным типам патологических изменений — «диатезы».
Различным видам диатеза всегда сопутствуют врожденные слабости тех или иных органов.
Эти три генетические составляющие: конституция, диатез и органная слабость определяют наследственную предрасположенность к онкологическим заболеваниям.

Определение индивидуальной конституции, разновидности диатеза и имеющейся при этом врожденной органной слабости (т.е. вероятных органов-мишеней на фоне существующей наследственной отягощенности по раку), становится возможным при помощи биологического высокочувствительного метода обследования по радужным оболочкам глаз .

к началу страницы

Что такое нейробластома?

Нейробластома – это злокачественная опухоль, является одним из видов сόлидных опухолей . Она возникает из мутировавших незрелых клеток симпатической нервной системы . Симпатическая нервная система является одной из частей автономной (вегетативной) нервной системы. Она контролирует непроизвольную работу внутренних органов человека (т.е. функции, недоступные самоконтролю), например, сердца и кровообращения, кишечника и мочевого пузыря.

Нейробластома может появиться везде, где есть нервные ткани симпатической нервной системы. Чаще всего она вырастает в мозговом слое надпочечников и в области нервных сплетений по обеим сторонам от позвоночника, в так называемом симпатическом стволе . Если нейробластома возникла в симпатическом стволе, то опухоль может появиться в любом участке вдоль позвоночника – в области живота, таза, груди и шеи. Наиболее часто (примерно в 70 % всех случаев) опухоль находится в области живота, примерно одна пятая часть нейробластом вырастает в области груди и шеи.

Некоторые нейробластомы не покидают участок в организме, где они выросли, другие распространяются в ближайшие лимфатические узлы‎. Часть опухолей дают метастазы‎ в костный мозг‎, в кости, в отдалённые лимфатические узлы, в печень или в кожу, редко – в головной мозг‎ или в лёгкие. У нейробластом есть своя особенность, когда они сами спонтанно исчезают.

Какие симптомы должны насторожить родителей? Как распознать злокачественное заболевание? Какие дети входят в группу риска? Об этом и о многом другом мы поговорили со Светланой Рафаэлевной Варфоломеевой, директором Института управления и трансляционной медицины НМИЦ ДГОИ им. Дмитрия Рогачева, исполнительным директором Национального общества детских гематологов и онкологов.

В чем состоит проблема ранней диагностики злокачественных новообразований у детей?

Светлана Варфоломеева: Она есть во всем мире, не только в России. Частота заболеваемости во всех странах примерно одинаковая: 14—15 детей из каждых 100 тысяч. В большинстве случаев — особенно если речь идет о злокачественной солидной опухоли, при которой нет ярких, обращающих на себя внимание признаков, — диагноз устанавливается поздно. И в целом на более продвинутой, чем у взрослых, стадии. Для взрослых существует система профилактики и ранней диагностики, но с детьми другая картина.

Рак — это всегда болезнь-исключение.

Поэтому одна из задач, которая стоит перед детскими онкологами сегодня, — формирование групп риска. Если ребенок попал в такую группу, то для врача, к которому он придет на прием, эта информация сработает как красный флажок. Он будет знать, что у пациента более высокий риск заболеть раком, и, значит, отнесется к нему внимательнее.

По каким протоколам лечат детей?

Во всех крупных лечебных центрах детей и подростков с нейробластомой лечат по стандартизированным протоколам. Цель всех программ – увеличить долговременную выживаемость и одновременно снизить отдалённые последствия на организм ребёнка. В Германии такие программы/ протоколы лечения называются исследования оптимизации терапии‎. По ним лечат всех заболевших детей.

В настоящее время в Германии детей и подростков с нейробластомой лечат по протоколу NB2004. Протоколом руководит центральная исследовательская группа по лечению нейробластомы Германского Общества Детских Гематологов и Онкологов (GPOH). По нему работают почти все детские онкологические клиники/ центры/ отделения в Германии. Центральный офис находится в университетской клинике г. Кёльн (руководитель исследования – профессор, доктор медицины Франк Бертольд).

Как часто встречается опухоль Вилмса у детей?

В детском и подростковом возрасте опухоль Вилмса (нефробластома) составляет около 5,5% всех онкологических заболеваний. Это самая частая онкологическая болезнь почек у детей. В этом возрасте её считают одной из наиболее распространённых сόлидных опухолей . В Германии Детский Раковый Регистр (г. Майнц) ежегодно регистрирует около 100 новых случаев нефробластомы у детей и подростков в возрасте до полных 14 лет. То есть по статистике из 100.000 детей до 15 лет заболевает один ребёнок.

Так как опухоль Вилмса – это эмбриональная опухоль, то ею чаще всего болеют дети в раннем возрасте. 68 % заболевших – это дети от года до пяти лет, 16 % — младенцы грудного возраста. Девочки болеют немного чаще, чем мальчики. Но опухоль Вилмса бывает и у старших детей и подростков. Взрослые заболевают очень редко.

Как диагностируют опухоль Вилмса?

Если после наружного осмотра ребёнка и в истории болезни у педиатра есть подозрение на опухоль Вилмса, врач выдаёт направление в клинику со специализацией по этой форме онкологии (детская онкологическая больница). При подозрении на опухоль Вилмса необходимо провести различные анализы и исследования, во-первых, чтобы подтвердить диагноз. Во-вторых, чтобы выяснить конкретную форму нефробластомы и узнать, насколько болезнь уже успела распространиться по организму. Получив ответы на эти вопросы, можно начинать планировать оптимальную тактику лечения и давать прогноз‎.

Исследования по снимкам: Важную роль (после наружного осмотра) для постановки диагноза играют такие методы диагностики по снимкам как ультразвуковое‎ исследование (УЗИ), магнитно-резонансная‎ томография (МРТ) и компьютерная томография‎ (КТ). С их помощью опухоль Вилмса можно отличить от других заболеваний (например, от нейробластомы , от лимфомы или от нейробластоматоза ) с достоверностью до 95%. Также по снимкам можно точно оценить размер опухоли и степень её распространённости по организму. Но условием для максимально точного диагноза является высокое качество техники и большой опыт врача, который выполняет диагностику по снимкам. Здесь это особенно важно. Потому что в Германии микроскопическое (гистологическое) подтверждение диагноза, то есть когда берут образец опухоли, а потом его исследуют под микроскопом, проводят обычно после начального курса химиотерапии (подробнее об этом в части «Исследования образцов тканей»).

Уточнение диагноза и поиск метастазов: Иногда бывает так, что по снимкам (методы исследования мы назвали выше) невозможно точно отличить опухоль Вилмса от других болезней, например, от нейробластомы. Тогда назначают дополнительное обследование. Например, чтобы отличить нефробластому от нейробластомы делается сцинтиграфия с MIBG‎. Или в организме ищут определённые опухолевые маркеры‎, которые можно найти если ребёнок заболел нейробластомой. При нефробластоме их в организме нет. Другие исследования должны подтвердить или исключить метастазы‎ в организме. Поэтому чтобы найти метастазы в лёгких, всегда назначают рентген‎овское исследование или компьютерную томографию грудной клетки.

Исследования и анализы до курса лечения: В зависимости от плана лечения и чтобы проверить, как работают определённые органы, до начала лечения проводят дополнительные исследования. Так, особенно перед курсом химиотерапии у детей проверяют, как работает сердце (эхокардиограмма‎ – ЭхоКГ), проверяют слух (аудиометрия‎) и почки (с помощью методов ядерной медицины). Если во время лечения наступают какие-то изменения, то их обязательно сравнивают с начальными результатами обследования. В зависимости от этого тактика лечения может корректироваться.

Исследования образцов тканей: Только когда завершён предоперационный‎ курс химиотерапии (он длится от 4 до 6 недель) и снимки однозначно подтверждают диагноз, делают биопсию опухоли. Ткань опухоли исследуют под микроскопом (гистологический анализ) и делают молекулярно-генетический‎ анализ. Биопсию опухоли выполняют во время операции, когда удаляют саму опухоль. Только в исключительных случаях ещё до начала лечения делается операция или биопсия тонкой иглой‎ , чтобы получить образец ткани опухоли.

Не каждому ребёнку делают все перечисленные анализы и исследования. И наоборот, кому-то могут назначить дополнительные исследования, которые мы не назвали. Спросите у лечащего врача, какие конкретно обследования будут делать Вашему ребёнку, и почему они необходимы.

Почему дети заболевают нейробластомой?

Болезнь начинается, когда происходит злокачественное изменение (мутация) незрелых клеток симпатической нервной системы. Предполагают, что эти несозревшие (эмбриональные) нервные клетки‎ начинают мутировать ещё до рождения ребёнка, когда начинают меняться хромосомы‎ и/или происходит сбой в регулировании работы генов. Как подтверждают сегодняшние исследования, у большинства детей болезнь не является наследственной (в прямом значении этого слова). Правда, в редких случаях можно говорить о наследственной предрасположенности: в семьях некоторых детей уже бывали случаи заболевания нейробластомой. Но таких пациентов меньше 1 %.

На сегодняшний день не нашли доказательств тому, что внешнее влияние – окружающая среда, нагрузки, связанные с работой родителей ребёнка, приём каких-либо медикаментов, курение и употребление алкоголя во время беременности – может стать причиной болезни.

Доступность помощи

Как быть родителям, если, например, оказывается недоступным обычный анализ крови? Критично ли ждать его несколько дней?

С. В.: Если врач назначает анализ крови, он должен обеспечить ребенку (семье) возможность его сделать. Необходимо, чтобы анализ был готов на следующий же день. Ресурсов не всегда достаточно, но помощь должна быть доступной для каждого ребенка. Недопустимо ждать результата анализа крови пять дней.

От момента назначения анализа до сдачи должно пройти не более 48 часов. Если соблюсти такие сроки не удается, надо бить во все колокола. Невозможность оказать помощь амбулаторно является показанием к экстренной госпитализации ребенка.

В ряде регионов простой анализ крови, например, на альфа-фетопротеин (маркер некоторых опухолей) можно сдать только платно. Это неправильно. Семья, безусловно, изыщет деньги и заплатит. Но для кого-то это незначительная сумма, а для кого-то — большие деньги. Семья не должна ущемлять себя материально ни в период обследования, ни после, особенно если ребенок перенес злокачественную опухоль и ему теперь на протяжении длительного времени нужно сдавать анализы. Если еще придется за них платить…

Доверие

Могут ли родители полностью доверять врачу?

С. В.: Невозможно призывать к абсолютному доверию. Хотя, конечно, у ответственных родителей должен быть врач, которому они доверяют. Ведь до того, как ребенку исполнится 18 лет, наблюдение за состоянием его здоровья — это всегда вопрос коммуникации врача и родителей. Кроме того, врач в поликлинике не просто лечит ребенка: он учит родителей, как наблюдать и лечить.

Мы всецело за интеграцию родителей и врачей.

И за то, чтобы врачи разных специализаций были интегрированы в общую программу контроля детского рака.

Родители сами могут разобраться, что написано в анализе?

С. В.: Мама не должна расшифровывать анализы. Ей необходимо поговорить с врачом, который направил ребенка на обследование, обсудить результаты со специалистом из лаборатории или позвонить доктору, которому она доверяет.

Изучив анализ крови, мы можем понять, есть ли в нем изменения. И уже врач должен решить, что делать с этими изменениями дальше: госпитализировать ребенка, направить его на консультацию к другому специалисту или продолжить наблюдение.

Мне часто задают вопрос: как помочь больным детям? Можно отправить SMS на короткий номер фонда «Подари жизнь» 6162, а можно сдать кровь. Я в каждом интервью призываю читателей и родителей сдавать кровь, которая действительно может спасти жизнь ребенка с онкозаболеванием. И то, в каком состоянии находится донорское движение, демонстрирует отношение общества к проблеме детского рака.

Как составляют план лечения?

После того, как поставили окончательный диагноз, врачи составляют план лечения. Специалисты, которые ведут пациента, составляют индивидуальную программу лечения (т.н. риск-адаптированное лечение), в которой учитываются определённые моменты. Их называют факторами риска (прогностические факторы‎), и они влияют на прогноз‎ развития болезни (больных делят на группы риска).

Здесь особенно важно знать стадию опухоли, насколько она уже успела распространиться по организму, можно ли её удалить с помощью операции. Другими важными факторами риска являются возраст ребёнка и молекулярно-генетические характеристики опухоли, то есть как она растёт и метастазирует (подробности см. в разделе о диагностике). Все эти факторы учитываются при составлении плана лечения. Только прорабатывая для каждого пациента индивидуальную тактику терапии, можно получать максимально эффективные результаты лечения.

Вернуться назад

Рак шейки матки: что нужно знать

Рак шейки матки – злокачественное новообразование эпителия шейки матки. Возникает в основном у женщин среднего возраста (35-55 лет), однако в последнее время возрос уровень заболеваемости среди женщин в возрасте до 29 лет. Ежегодно в России выявляется около 15 тысяч новых случаев (3 место среди опухолей репродуктивной системы у женщин).

Факторы риска:

  • Несоблюдение половой гигиены, венерические заболевания, вирусные инфекции. Вирус папилломы человека (высокоонкогенные типы 16 и 18). Инфекция, вызываемая вирусом папилломы человека (ВПЧ), передается от человека к человеку половым путем и является наиболее важным фактором риска в развитии рака шейки матки. Вероятность приобретения ВПЧ увеличивается в случае: начала половой жизни в очень молодом возрасте, наличия многих половых партнеров. Хламидийная инфекция, распространяющаяся половым путем, также увеличивает риск развития рака шейки матки.
  • Курение табака, особенно в возрасте до 20 лет, увеличивает риск развития рака шейки матки в 4 раза. При курении появляются канцерогенные вещества, повреждающие ДНК клеток шейки матки, что может способствовать развитию рака.
  • Дефицит иммунной системы. Иммунная система защищает нас от рака. Вирус СПИДа делает иммунную систему женщины менее способной сопротивляться вирусу папилломы человека и раннему раку шейки матки.
  • Плохое питание с низким потреблением фруктов и овощей также повышает риск развития рака шейки матки.

Профилактика:

Так как большинство опухолей шейки матки развивается из предопухолевых заболеваний, то существует два пути предотвращения их возникновения:

1. Профилактика предопухолевых состояний.

2. Выявление и лечение предопухолевых заболеваний до того, как они превратились в рак.

Необходимо избегать факторов риска, например, инфекции, вызванной вирусом папилломы человека (ВПЧ). Исключение половых связей в очень молодом возрасте, ограничение числа половых партнеров и половых контактов с людьми, имеющих многих половых партнеров, снижают риск ВПЧ. Этот вирус не всегда вызывает папилломы или другие симптомы, поэтому человек может быть инфицирован, переносить инфекцию и не знать об этом. Помните, что презервативы не защищают против ВПЧ, так как эта инфекция может передаваться при контакте через кожу. Инфекция может существовать многие годы, не давая симптомов.

Цитологический скрининг:

  • Все женщины должны проходить скрининг (досимптомное обследование) на рак шейки матки через 3 года после начала половой жизни, но не позже 21 года. Скрининг нужно проводить ежегодно с исследованием мазков из шейки матки.
  • Начиная с 30-летнего возраста, женщины, имевшие три последовательных отрицательных результата при исследовании мазков из шейки матки, могут проходить скрининг каждые 2-3 года. Женщины с ВПЧ или ослабленной иммунной системой в результате трансплантации, химиотерапии или длительного применения стероидных гормонов, должны продолжить ежегодный скрининг.

В случае выявления у женщины подозрительных изменений в клетках шейки матки может быть предложена криохирургия (с использованием жидкого азота) или лазерная хирургия. Эти два метода почти всегда позволяют излечить предопухолевое заболевание и предотвратить развитие рака.

Рак наследственность

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *