УДК: 616.8–009.2–053.2

Н.Б. Исмаилова

Сельская больница с. Каргалы Алматинской области

В статье описаны исходы фебрильных судорог у детей в течение длительного наблюдения. Установлено, что основными провоцирующими факторами развития фебрильных судорог являются острая респираторно-вирусная инфекция, пневмония и острая кишечная инфекция, а сопутствующие заболевания (рахит II степени, аллергические заболевания, глистная инвазия, гипотрофия I степени, диффузный зоб II степени, хронические заболевания верхних отделов респираторного тракта и мочевыделительной системы) создают благоприятную почву для развития афебрильных судорог. Наследственная отягощенность может тоже играть одно из решающих значений в развитии афебрильных судорог после дебюта фебрильных судорог. При фебрильных судорогах наблюдались преимущественно генерализованные тонико-клонические приступы, которые могут служить критерием развития афебрильных судорог.

Ключевые слова: фебрильные судороги, исход, дети, период реконвалесценции.

Судорожный синдром – одна из наиболее актуальных проблем педиатрической неврологии. Частота эпилепсии в популяции составляет 0,5-0,75% детского населения, а фебрильных судорог (ФС) – до 5% . Около половины всех судорог приходится на возраст до 15 лет, из них наибольшее количество судорог отмечают в возрасте от 1 до 9 лет . Частое развитие судорог в детском возрасте объясняют как особенностями нервной системы ребёнка, так и многообразием причин, их вызывающих .

Фебрильные судороги в подавляющем большинстве случаев наступают при резком подъеме температуры до высоких цифр, что связано с гипоксией головного мозга . Известно, что при повышении температуры тела всего лишь на 10С интенсивность обменных процессов в головном мозге возрастает на 7-10%, следовательно, повышается и потребность в кислороде. При медленном повышении температуры тела судороги возникают значительно реже, так как имеется время для должного увеличения мозгового кровотока, препятствующего гипоксии .

Этот механизм развития ФС во время лихорадки срабатывает далеко не всегда, иначе каждый ребенок с высокой температурой был бы подвержен таким припадкам . Гипертермия, как правило, способствует развитию судорог при наличии предрасполагающих факторов: перинатальная патология головного мозга и наследственный фактор .

В каждом возрастном периоде есть особенные этиопатогенетические факторы для возникновения судорожных синдромов, и, в частности, ФС . У детей значительную роль в возникновении этого заболевания играют перинатальные факторы, в частности гипоксия мозга, аномалии развития, генетическая детерменированность, а также анатомо-физиологические особенности детского мозга, которые предрасполагают к повышенной судорожной активности и возбудимости головного мозга даже при малейших метаболических сдвигах, происходящих в детском организме при тех или иных патологических состояниях .

Медицинская и социальная значимость проблемы определяется неуклонно возрастающей частотой данной патологии у детей. Однако, важнейшими вопросами для многих клиницистов, сталкивающихся с проблемой лечения ФС, являются: когда начинать лечение (после первого, второго и т. д. приступов); длительность лечения; возможные последствия лечения антиконвульсантами. Однако, вопросы, касающиеся ведения детей с фебрильными судорогами и длительной профилактики рецидивов с применением антиэпилептических препаратов (АЭП), до сегодняшнего дня остаются дискуссионными.

Цель исследования – выявить особенности клиники и течения фебрильных судорог у детей в периоде реконвалесценции.

Материалы и методы исследования. Обследовано было 51 ребенок до 5 лет с ФС, находившиеся в периоде реконвалесценции, т.е. в периоде выздоровления, характеризующиеся постепенным исчезновением ФС (в период до 5-6 летнего возраста) и восстановлением нормальной жизнедеятельности организма. В течение нескольких лет велись наблюдения за детьми с ФС, постоянно осуществлялся мониторинг, проводились мероприятия по их оздоровлению, периодически проводили осмотр, обследование.

Анализ распределения детей по полу показал, что всего было 23 девочки (45,1%) и 28 мальчиков (54,9%), т.е. соотношение мальчиков к девочкам составило 1,2:1, и это является подтверждением того, что компенсаторные возможности у девочек гораздо выше, чем у мальчиков.

Для проведения адекватной оценки состояния детей с фебрильными судорогами больные были разделены на 3 группы:

1-я группа – 20 (39,2%) пациентов, у которых ФС не повторялись или на протяжении срока катамнестического наблюдения повторялись не более двух раз – получали только симптоматическую терапию без назначения АЭП;

2-я группа – 22 (43,1%) детей, у которых ФС повторялись более трех раз, но перехода в АФС не наблюдалось и этим детям на фоне симптоматической терапии назначались АЭП;

3-я группа – 9 (17,7%) пациентов, у которых в последующем наблюдались афебрильные судороги (АФС) и которым назначались АЭП.

Пик возникновения ФС приходится на возраст от 1 до 2 лет: в 1 группе –49,9% пациент, во 2 группе – 46,2%, в 3 группе – 29,1% детей. У детей 3 группы ФС в дальнейшем перешли в афебрильные, а частота их возникновения в каждом возрастном периоде сохранялась высокой, несмотря на проводимую симптоматическую и антиконвульсивную терапию.

Диагноз устанавливался после тщательного сбора анамнеза, клинико-неврологической картины заболевания, лабораторных исследований. Клинико-неврологическое обследование включало сбор жалоб и детальный анамнез заболевания в ходе опроса детей и их родителей, анализ амбулаторных медицинских карт и стационарных выписок больного, тщательный объективный и неврологический осмотры.

Результаты исследования оценивались с помощью программы «Statistica 6.0» («StatSoft», USA, 2001). При нормальном распределении признаков использовались параметрические статистические методы (t-критерий Стьюдента). Результаты представлялись в виде М±m, где М – среднее значение, m – стандартная ошибка. Для расчета корреляционных связей между признаками использовался критерий Спирмана. В качестве порогового уровня статистической значимости принято значение р<0,05.

Результаты исследования и их обсуждение. Результаты анализа провоцирующих факторов в возникновении ФС выявили, что в 1 группе одним из основных факторов, послужившим возникновению ФС, явилась острая респитаторно-вирусная инфекция (ОРВИ) – у 53,2% детей, почти в равной степени пневмония – у 17,7% и острая кишечная инфекция (ОКИ) – у 21% детей, и в меньшей степени провокации ФС послужила ангина – в 8,1% случаях. У детей 2 группы ведущим провоцирующим фактором ФС послужила пневмония – у 39,8% детей, далее – ОРВИ – у 32,0%, ангина – у 8,1% и ОКИ – у 6,2%. К возникновению повторных ФС во 2 группе привела отмена АЭП в 6,2% случаях. Анализ провоцирующих факторов возникновения ФС в 3 группе показал, что пневмония и ОРВИ встречалась с одинаковой частотой – в 29,2% случаях, ОКИ – в 8,3% и ангина – в 4,1% случае. Отмена АЭП привела к возникновению повторных ФС в 3 группе в 29,2% случаях.

Данные исследования наследственности (анализ анамнестических данных) говорят о том, что в большей степени предрасположены к ФС дети с аналогичными судорогами у родителей (семейная форма ФС): наследственность отягощена у 19,4% детей 1 группы, у 15,4% – 2 группы, у 66,7% – детей 3 группы. ФС больше наблюдались у родственников I и II степени родства: у родных братьев и сестер выявлено в 10,3% случаях в 1 группе, в 16,9% случаях – во 2 группе, в 3 группе – в 25,0% случаях. Наличие ФС у двоюродных братьев и сестер выявлено у 4,6% детей 1 группы, у 13,4% – во 2 группе и у 16,7% детей в 3 группе.

Таким образом, провоцирующими факторами развития ФС являются ОРВИ, пневмония и ОКИ. Можно предположить, что наличие семейных случаев ФС является фактором риска возникновения ФС у детей. Наследственная отягощенность может играть одно из решающих значений в развитии АФС после дебюта ФС.

Данные анамнеза течения беременности, показали, что нормально протекала беременность всего у 8,1% матерей детей 1 группы, у остальных течение беременности было отягощенным анемией, токсикозом, стрессами, TORCH инфекцией.

Анализ интранатальных осложнений, возникших в период родов у матерей обследованных детей, свидетельствует об их осложненном течении: стимулированные роды наблюдались у 27,7% – в 1 группе, у 55,4% – во 2 группе и у 62,5% – в 3 группе, т.е. у более половины матерей 2 и 3 групп обследованных детей. Рождение ребенка методом кесарево сечения и, следовательно, спинальная анестезия превалировали во 2 группе – 21,5% детей. Длительный безводный период и применение акушерских пособий для родовспоможения наблюдался преимущественно у детей 3 группы – 33,3% и 12,5%, чем во 2 группе (16,9% и 4,6%). Травмы во время родов получили более трети детей, а если также учесть, что беременность их матерей была осложненной практически у всех, то вырисовывается один из возможных факторов риска развития ФС у детей. Частота обвития пуповины вокруг шеи была почти одинаковой во всех трех группах: 32,9%, 36,9% и 29,2% соответственно по группам.

Оценивалось состояние новорожденного по шкале Апгар на первой минуте: родились в удовлетворительном состоянии 69,2% детей 1 группы, во 2 группе – в 1,22 раза меньше, и, наконец, в 3 группе в 3,9 раза меньше по сравнению с 1 группой (P<0,01; P<0,001).

Немаловажную роль в развитии ФС играют и сопутствующие заболевания, которые снижают иммунный статус, усугубляя течение хронических заболеваний, тем самым, создавая благодатную почву для развития ФС. В 1 группе пациентов в основном наблюдался рахит I степени – у 24,2% детей, а рахит II степени – во 50,8% и в 3 группе – 37,5%. Анемия разной степени тяжести наблюдается у 78,1% детей, в основном у детей 2 группы – у 63,1% анемия I степени и у 27,7% анемия II степени. Анемия III степени в 1 группе не наблюдалась, во 2 группе – всего лишь у 1,5%, в 3 группе – у 8,3% детей, что, возможно, является причиной частых простудных заболеваний ребенка, и, как следствие, появления ФС. Другой важной сопутствующей патологией детского возраста, непосредственно влияющей на иммунный статус ребенка, является гипотрофия. Гипотрофия I степени в 1 группе наблюдалась у 8,1%, во 2 группе – у 24,6%, в 3 группе – у 37,5% детей, в то время как гипотрофия II степени превалировала у детей 3 группы – 8,3% (в 1 и 2 группах составила 4,8% и 3,1%).

Такие заболевания детей как сепсис, пневмония, врожденный порок сердца, гипотрофия III степени отмечены преимущественно во 2 группе. Аллергический фон был наиболее ярко выражен во 2 группе – у 33,8% и в 3 группе – у 25,0% детей, а в 1 группе – только у 4,8% детей.

Частые рецидивирующие заболевания со склонностью к хронизации процесса отмечались в 3 группе детей. Например, частые заболевания верхних дыхательных путей в 1 группе было 33,9%, во 2 группе – 23,1%, а в 3 группе – 50%, почти такая же картина наблюдалась и с рецидивирующими заболеваниями желудочно-кишечного тракта (ЖКТ) и мочевыводящих путей. Дисбактериоз превалировал во 2 группе – в 2 раза больше, чем в 3 группе, а энурез во 2 группе был в 2 раза больше, чем в 1 группе. В 1 группе пациентов глистная инвазия наблюдалась у 11,3%, во 2 группе – у 40,0%, в 3 группе – у 33,3% больных.

При анализе эндокринной патологии отмечено, что диффузный зоб I степени в 2 раза чаще наблюдался в 3 группе, чем во 2 группе, а вот диффузный зоб II в 1 группе не встречался, во 2 группе – у 1,5% ребенка, а в 3 группе – у 16,7% детей. Паратрофия I степени выявлена у 3,2% детей 1 группы и у 1,5% – 2 группы, в 3 группе – не выявлена. Паратрофия II степени также не наблюдалась в 3 группе, а в 1 и 2 группах была одинаковой (6,5% и 6,9% соответственно по группам).

Соотношение общего количества болезней к количеству больных определяет индекс заболеваемости: в 1 группе составил 2,4, во 2 группе – 4,2 и в 3 группе – 4,4, что свидетельствует о высокой заболеваемости среди детей 2 и 3 групп, а также об ослабленном организме ребенка.

Таким образом, изучая сопутствующую патологию, установлено, что такие заболевания, как рахит II степени, наличие аллергических заболеваний и глистной инвазии являются провоцирующими факторами ФС, а также гипотрофия I степени, диффузный зоб II степени, хронические заболевания верхних отделов респираторного тракта и мочевыделительной системы создают благоприятную почву для развития АФС. Высокие показатели индекса заболеваемости следует рассматривать как фактор риска повторных ФС и их трансформацию в афебрильные.

Результаты лабораторных исследований выявили снижение кальция в крови: в 1 группе у 61,3% детей, во 2 группе – у 78,5%, а в 3 группе – у 70,8% детей. Определение содержания магния в крови выявило, что его концентрация была снижена у 35,5% детей 1 группы, у 47,7% – 2 группы и у 54,2% – в 3 группе. При измерении уровня неорганического фосфора в крови обследованных детей наблюдалось снижение его концентрации в 1 группе у 14,5% пациентов, во 2 группе – у 23,1%, в 3 группе – у 20,8%. Таким образом, снижение концентрации кальция, магния и фосфора в крови более характерно для детей с повторными ФС и с риском перехода ФС в афебрильные судороги.

В результате анализа перинатальных факторов, наследственности, заболеваний соматической сферы у обследованных детей установлено, что эти факторы внесли свою лепту в развитие ФС. По результатам исследований одним из основных провоцирующих факторов развития ФС является ОРВИ, второе место занимает пневмония и ОКИ. Наследственная отягощенность играет одно из решающих значений в развитии АФС после дебюта ФС. Следует отметить, что заболевания детей соматической сферы, гипокальциемия, гипомагниемия, гипофосфатемия создают благоприятную почву для развития АФС.

Исследование неврологического статуса детей проводилось по общепринятой схеме с динамическим наблюдением, не реже одного раза в полугодие. При изучении патологии со стороны черепно-мозговых нервов (ЧМН) центральный парез лицевого нерва отмечался чаще, чем другие виды нарушений (24,2%, 10,8% и 25,0%, соответственно), глазодвигательные нарушения превалировали у детей 9,7% и 8,3% групп, в то время как во 2 группе наблюдались лишь у 3,1% детей. Центральный парез XII пары ЧМН выявлен у 12,9% детей в 1 группе, у 7,7% – во 2 группе, у 20,8% – в 3 группе.

Повышение мышечного тонуса наблюдались во всех трех группах по двое детей из каждой группы, а снижение мышечного тонуса – у 17,7% детей 1 группы, в двух других намного меньше, например во 2 группе в 2,8 раза, а в 3 группе в 11 раз. Патология рефлекторной сферы в виде повышения сухожильных рефлексов в 1 группе выявлена у 3,2% детей, во 2 группе – у 6,2%, а в 3 группе не встречалась.

Статические расстройства с большей частотой отмечались в 3 группе обследованных детей: у 3,2% в 1 группе, у 1,5% во 2 группе и 4,2% ребенка в 3 группе. Локомоторные нарушения выявлены у 16,1% детей в 1 группе, у 10,8% – во 2 группе и у 41,7% – в 3 группе.

Следовательно, патология со стороны ЧМН, двигательной сферы превалировала у детей 1 и 3 групп, а неврологические расстройства координаторной сферы преимущественно наблюдались у детей 3 группы.

При изучении вида и характера судорог отмечено, что только в 3 группе характер судорог значимо изменился у 25,0% детей, в то время как в 1 группе эта цифра составила 1,6%, а во 2 группе – 3,1%. В 1 группе ФС представляли собой генерализованные приступы, которые развиваются в результате патологической активности, охватывающей оба полушария головного мозга одновременно. У 19,4% детей 1 группы, у 46,2% – 2 группы и у 37,5% – 3 группы первый приступ был тонический, у 8,1%, 21,5%, 4,2% пациента соответственно по группам – клонический.

Тоническими судорогами объясняются характерные черты большого эпилептического припадка. Спустя 10-20 сек тоническая фаза сменяется клонической, когда сокращения мышц чередуются с их расслаблением. Постепенно периоды расслабления удлиняются, и приступ заканчивается. Продолжительность редко превышает 1 мин. Такого рода приступы наблюдались в 62,9% случаях в 1 группе, в 26,2% – 2 группе и в 45,8% случаев в 3 группе. Сочетание генерализованных тонико-клонических приступов с миоклоническими отмечалось во 2 группе – у 1 и в 3 группе – у 2 детей, с абсансами – у 2 детей 3 группы.

Таким образом, при ФС наблюдались преимущественно генерализованные тонико-клонические приступы, которые могут служить критерием развития АФС.

Длительность ФС у детей оценивалась по субъективным данным родителей ребёнка. Длительность приступов в пределах 10 мин составляла в 1 группе у 75,8%, во 2 группе – у 41,5%, в 3 группе – у 20,8%. Длительность приступов от 10 до 30 мин выявлена у 16,1% детей 1 группы, у 53,8% – во 2 группе, у 50,0% в 3 группе. ФС сопровождались постприступным сном у 61,3% детей 1 группы, у 73,8% детей 2 группы и у 87,5% пациента в 3 группе. Постприступный сон отсутствовал у 6,5% детей 1 группы, во 2 группе – у 16,9% и у 8,3% детей – в 3 группе, но у них отмечалась после приступа вялость. Плач после приступа наблюдался только у 9,2% и 4,2% ребенка 2 и 3 групп соответственно.

Анализ психомоторного развития обследованных детей показал, что задержка моторного развития наблюдалась у 37,1% детей 1 группы, у 23,1% – 2 группы и у 37,5% – 3 группы, задержка развития речи произошла у 29,0% детей 1 группы, у 53,8% – 2 группы и у 50,0% – 3 группы. Задержка психического развития наблюдалась у 16,1% детей 1 группы, у 23,1% 2 группы и у 41,7% детей 3 группы. У 16,1% детей 1 группы и у 23,1% 2 группы были выявлены нарушения церебрастенического типа (повышенная утомляемость при физической работе и умственной деятельности, нарушение эмоционального равновесия, снижение памяти, психомоторная расторможенность, трудная управляемость поведением детей в детских учреждениях, школе и дома и др). Однако эти нарушения были представлены мягко и не вызывали существенной дезадаптации больных.

Оценка школьной успеваемости в ходе катамнестического наблюдения осуществлялась по табелям успеваемости школьников. В 1 группе было 35,5% школьника: из них 50,0% учились на «пятерки» и редко на «четверки», у 40,9% успеваемость была хорошая, у 9,1% – удовлетворительная. Во 2 группе 26,2% школьников: из них 44,7% учились на «пятерки» и редко на «четверки», у 31,6% успеваемость была хорошая, у 23,7% – удовлетворительная. В 3 группе большинство школьники – 91,7%: отличная и хорошая успеваемость выявлена в равном соотношении – по 31,8% детей соответственно, удовлетворительная успеваемость – у 36,4% детей.

Таким образом, задержка моторных навыков наблюдалась преимущественно у детей 1 и 2 групп, в то время как задержка речевого и психического развития в большей степени выявлена у детей, предрасположенных к развитию повторных ФС и АФС – во 2 и 3 группах. Низкие показатели школьной успеваемости наблюдались преимущественно у детей с повторными ФС и АФС, которые получали длительную антиконвульсивную терапию.

В результате проведения катамнестических наблюдений за детьми, перенесшими ФС в течение 4 лет, выявлено, что дебют ФС на фоне высокой температуры развился у обследованных детей в сроки с 6 месяцев до 4 лет. Пик заболеваемости приходится на период 1-2 года. Это видимо, связано с тем, что в этот период ребенок начинает ходить, и может произойти срыв адаптогенных механизмов, а также дети впервые начинают посещать детский сад, выходят из-под опеки матери, повышается возможность инфицирования.

В течение 6 месяцев после первого приступа у 95,2% у детей 1 группы приступы не повторялись, а у 4,8% детей приступы один раз повторились на фоне высокой температуры. У 66,3% детей 2 группы ФС не повторялись, у 29,2% повторились однократно, у 4,6% повторились в 2 случаях 5 раз, а в 1 случае – 3 раза, что послужило поводом к назначению АЭП. В 3 группе только у 20,8% больных детей в течение 6 месяцев после дебюта приступов не было, у 20,8% детей повторились 1 кратно, у 37,5% детей повторились до 5 раз, у 4,2% – ежемесячно по 1 разу, по 8,3% детей – до 5 раз в течение 6 мес и многократно в день при повышении температуры тела свыше 38°С. Во вторые 6 месяцев первого года после первого приступа у детей 1 группы приступы не наблюдались, во 2 группе у 78,5% больных также приступов не было, у остальных – повторялись на фоне высокой температуры, чего нельзя сказать о детях 3 группы, у которых даже на фоне приема АЭП продолжались приступы.

Анализ частоты приступов через 1,5 года после первого приступа показал, что в 1 группе на фоне температуры свыше 38°С у 1,6% ребенка наблюдались судороги 2 раза в месяц, во 2 группе – у 26,2% наблюдались однократно, в 3 группе – у 54,2% за полгода не было приступов, у 25,0% – однократно, у 12,5% – 2-5 раза. Почти в 2 раза, по сравнению с последним полугодием, увеличилось число детей без приступов в 3 группе. Через 2 года после первого приступа положение в 1 группе оставалось прежним. Во 2 группе количество детей без приступов увеличилось на 12,4% по сравнению с предыдущим сроком, а в 3 группе уменьшилось в 1,6 раза.

В 1 группе в период 1-3 года жизни картина оставалась прежней, во 2 группе количество детей без приступов увеличилось на 12,0%, в 3 группе увеличилось на 63,0%. Через 4 года после первого приступа в 1 группе отмечались еще у 3,2% детей однократные приступы при температуре свыше 38°С. Во 2 группе уже у 98,5% детей приступы не наблюдались, что свидетельствует об эффективности назначения АЭП. В 3 группе количество больных в состоянии ремиссии увеличилось на 20,9%.

Анализ результатов катамнестических наблюдений детей с фебрильными судорогами показал, что у детей, не получавших АЭП, ФС возникали в течение 4 лет не более 2 раз и не имели тенденцию к прогрессированию. В группе детей, получавших АЭП, наблюдались повторные ФС с тенденцией к быстрому купированию и восстановлению активного образа жизни. У детей, склонных к трансформации ФС в АФС, в каждом возрастном периоде повторные фебрильные судороги возникали почти с одинаковой частотой, что говорит о высоком риске развития АФС у данных детей. Не исключено, что первые фебрильные судороги у них являются дебютом эпилепсии.

Таким образом, первая в жизни ребенка ФС отнюдь не означает, что он уже болен эпилепсией, или с фатальной неизбежностью заболеет ею в будущем. Эпилепсией заболевают лишь те дети, которые обладают констелляцией необходимых патологических условий – факторов риска, определяющих эволюцию заболевания в сторону эпилепсии. Даже при наличии факторов риска необходимо определенное время для формирования заболевания от первых ФС до обоснованно диагностированных клинических форм эпилепсии.

Список литературы

1 Понятишин А.Е. Редкие младенческие эпилептические синдромы, включенные в проект новой классификации эпилепсии (ILAE, 2001). Обзор литературы // Русский журнал детской неврологии. – 2011. – Т. 6. – № 3. – С. 21-35.

5 Jones T., Jacobsen S.J. Childhood febrile seizures: overview and implications. Int. J Med. Sci. – 2007. – 4.- P. 110–4.

6 Броун Т.Р., Холмс Г.Л. Эпилепсия. Клиническое руководство. Пер. с англ. – М.: Изд-во БИНОМ, 2006. – 288 с.

Н.Б. Исмаилова

ФЕБРИЛ ҚҰРЫСУЛАРЫН НӘТИЖЕЛЕР БАЛАЛАРДА

Түйін: Бапта фебрил құрысуларын нәтижелер балаларда ұзақ бақылау iшiнде сипатталған. Бiрге болатын (II дәреженiң мешелi, аллергиялық аурулар, I дәреженiң глист паразиттiң организмге енуi, гипотрофиясы, II дәреже, респиратор трактi және несеп шығару жүйесiнiң жоғарғы бөлiмдерiнiң созылмалы ауруын диффузиялық без) аурулар пневмония және өткiр iшек инфекциясы фебрил құрысуларын дамытудың негiзгi арандататын факторларымен өткiр респиратор-вирустық инфекциялары болып табылғанын анықталған құрысуларды афебрилтың дамытуы үшiн қолайлы топырақтарды құрады. Тұқым қуалаған салмақ салыну ол да құрысуларды афебрилты шешушi мәндерден дамытуға фебрил құрысуларын дебюттен кейiн бiр ойнай алады. Көбiнесе өршiген тониколар фебрил құрысуларында байқалды-құрысуларды афебрилтың дамытуын белгiмен қызмет көрсете алатын клониялық баса көктеулер.

Түйінді сөздер: фебрил құрысулары, нәтиже, балалар, аурудан кейiн сауыға бастауды мерзiм.

N.B. Ismailova

OUTCOMES OF FEBRILE SEIZURES AT CHILDREN

От чего возникает болезнь

Основная причина — особенности строения и расположение мочеиспускательного канала (уретры). У женщин этот орган имеет более короткое и широкое строение, чем у мужчин. Это облегчает попадание патогенных микроорганизмов внутрь.

Кроме того, наружное отверстие уретры расположено близко к влагалищу и анусу. Сексуальные фрикции приводят к его смещению внутрь влагалища, что также способствует инфицированию и возникновению воспаления.

Для устранения причины посткоитального цистита используется интимный филлинг

К дополнительным провоцирующим факторам относят:

  • ношение стрингов, а также синтетического тесного белья;
  • большое количество половых партнеров или частая их смена;
  • ненадлежащий гигиенический уход до и после секса;
  • наличие гинекологических заболеваний;
  • частое применение спермицидных контрацептивов;
  • «сухой» секс, то есть интимная близость без достаточного количества естественной смазки.

Риск развития заболевания многократно увеличивается, если у женщины есть гормональные нарушения или проблемы с обменом веществ.

Как понять, что у вас посткоитальный цистит

Первые болезненные проявления появляются на следующий день после секса или спустя 2 дня. Иногда болезнь сопровождается редкими эпизодами и проходит самостоятельно, но в большинстве случаев цистит склонен к рецидивам. Для хронического течения характерно появление болезненных симптомов каждый раз после секса.

Симптомы заболевания могут быть такими:

  1. Частые позывы к мочеиспусканию.
  2. Моча выделяется маленькими порциями.
  3. Дискомфорт внизу живота.
  4. Боль, жжение во время похода в туалет.

Ухудшение общего самочувствия возникает редко. Повышение температуры в большинстве случаев не наблюдается. Часто женщины жалуются на ложные позывы в туалет, также наблюдается усиление болей в конце мочевыделения.

Причины ЗППП

Путь заражения ЗППП — преимущественно половой. Но инфицироваться большинством из них можно не только впоследствии сексуального контакта. Половые болезни также могут передаваться через кровь (например, через инъекционный шприц или при переливании), от матери к ребенку при родах или через грудное молоко.

Известны случаи заражения ЗППП бытовым путем — вследствие общего использования предметов личной гигиены или посещения мест общественного пользования (саун, бань, бассейнов и т. д.).

Но самая распространённая причина заражения — незащищенный половой контакт. Если он происходит с носителем заболевания без использования барьерных контрацептивов, вероятность инфицирования составляет почти 100%.

Слизистая половых органов человека — благоприятная среда обитания для множества микроорганизмов. Прежде всего, их привлекает повышенная влажность и комфортная температура. Изначально женское влагалище заселено здоровой микрофлорой. При этом его уровень PH (кислотно-щелочной баланс) колеблется от 3,8 до 4,5.

Инфекции, которые попадают на слизистые во время незащищенного сексуального контакта, закрепляются на их поверхности. Затем они начинают стремительно размножаться, постепенно вытесняя здоровую микрофлору. Болезнь приводит к изменению уровня РН на более кислый или щелочной (в зависимости от возбудителя). В результате к основному заболеванию присоединяется сопутствующая инфекция. Чаще всего это кольпиты, воспалительные процессы органов малого таза, эрозия шейки матки, бактериальный вагиноз, грибковая инфекция, простатит.

Отсутствие своевременного лечения приводит к осложнениям — заболевания переходят из острой в хроническую форму, которую вылечить гораздо сложнее. Среди наиболее негативных последствий — мужское и женское бесплодие, преждевременные роды, замирание беременности, развитие внутриутробных патологий плода.

Диагностика

В большинстве случаев при диагностике ЗППП необходим комплексный подход. Он предполагает несколько методов исследования, которые позволяют с точностью установить диагноз и составить наиболее эффективную схему лечения.

Сегодня для диагностики ЗППП используются следующие виды исследования:

  • бактериоскопическое (мазок на флору);
  • бактериологическое (культуральный посев);
  • ДНК-диагностика;
  • иммунодиагностика.

Выбор конкретного исследования зависит от заболевания, которое подозревается у больного. Назначить анализы может только специалист после индивидуального осмотра и изучения анамнеза.

Бактериоскопическое исследование является незаменимой частью планового осмотра гинеколога или уролога. Оно позволяет выявиться такие заболевания как бактериальный вагиноз, микозы, трихомониаз, а также обнаружить воспалительные процессы.

Для диагностики вирусных заболеваний (сифилис, хламидиоз и т. д.) используется иммунодиагностика (ИФА-иммуноферментный анализ). Иммунодиагностика позволяет выявить специфические антитела к возбудителю того или иного заболевания. Благодаря иммунной реакции организма врачи могут установить точный диагноз.

Наиболее достоверной является ДНК-диагностика методом ПЦР. Она позволяет обнаружить возбудителя даже при его крайне низкой концентрации в исследуемом материале. Среди преимуществ данного метода — оперативность. Результаты анализа можно получить в тот же день.

Материалом для лабораторного исследования может быть:

  • кровь;
  • слюна;
  • вагинальный секрет;
  • сперма;
  • моча;
  • соскобы со слизистых.

Ледниковый период

Холодные ноги и оргазм – вещи взаимоисключающие. Мало того, что организм бросает все силы на поддержание самых важных функций, так ещё и мозг в это время занят решением единственного вопроса: «как дотянуться ногами до одеяла?». Стоит ли говорить о страсти и непреодолимом желании, когда конечности немеют не от удовольствия, а от окоченения? :)

Кстати, ученые из Гронингенского университета (Голландия) утверждают, что женщины, чьи ноги во время секса находятся в тепле, испытывают оргазм чаще (на 30-40%) и переживают более яркие ощущения. Профессор Герт Хольстег объясняет это наличием на поверхности стоп особых нервных окончаний, которые связаны с мочеполовой системой и гипофизом. А, так как во время секса температура тела повышается (в среднем на 1 градус), а ноги очень часто остаются холодными, в ощущениях возникает дисгармония, и разрядка может так и не наступить.

Хотите верьте, хотите нет, но попробовать стоит: тёплые носки есть у каждого, а оргазм – не у всех :) Но, даже если он у вас есть, шерстяные помощники сделают его только лучше!

Молчаливая принцесса


Речь пойдёт не о зацикленных стонах, как в порно. Неумение объяснить партнёру то, как сделать вам приятнее, куда сильнее сказывается на качестве секса, чем недостаточно громкое оханье и аханье. И, если вы полагаете, что молчанием вы показываете любимому своё терпение и великодушие (мол, дам ему время научиться), то это бессмысленно: все люди разные, а значит, и удовольствие они могут получать от разных вещей.

Направлять партнёра в «нужное место» можно не только словами и серьёзными беседами, которые, кстати, стоит отложить на случай, если ничто другое не помогает. Усвоить новое гораздо проще на практике: просто покажите ему, какие прикосновения для вас приятнее. Обязательное условие: сказать любимому после секса, что именно понравилось и какие эмоции вы испытали.

Притворство


Это нужно только во время ролевых игр, и только для того, чтобы почувствовать себя актрисой. Притворство в постели – явление, обычно, не одноразовое и, если наигранную улыбку вряд ли кто-то сочтет за преступление, то скрываемые с её помощью дискомфорт или неудовлетворенность – это уже преступление против себя. Ведь отсутствие (искренней!) эмоциональной близости грозит нарастанию раздражения и обиды, а регулярная «недоразрядка» может привести к серьёзным проблемам с женским здоровьем.

Лицемерие постепенно пускает в секс свои корни: отсюда и чувство вины, невозможность расслабиться, а следовательно – либо «тусклый», либо вообще не свершившийся оргазм.

Темп

Постоянная смена темпа во время секса может не только раздражать, но и свести на нет всю ранее проделанную «работу»: непредсказуемые и сбивчивые фрикции а-ля перфоратор сотрут из памяти отпечатки даже самой страстной прелюдии.

Исследования в области сексологии показали, что монотонные движения принесут больше удовольствия (перфоратор оставляем соседям), а его величество оргазм наступит значительно раньше, чем при частой смене поз и несанкционированном ускорении :)

Непринятие себя

Безусловная любовь к себе – это талант, которому нужно учиться всю жизнь, подпитывая его уверенностью и адекватной самооценкой. Тысячи женщин в мире соглашаются на секс только при условии полной темноты или под тремя одеялами: закомплексованность отравляет то самое, что позволяет в полной мере раствориться друг в друге, – секс.

Лишняя складка, две растяжки на груди, узкий таз или ямочка на попе – каких только отговорок мы не ищем, чтобы обломать себе кайф. Того факта, что нас любят со всеми «минусами», видимо, недостаточно для того, чтобы расслабиться в постели, но вполне хватит, чтобы испортить самые крепкие отношения.

О том, что мужчины любят глазами, известно всем, так что запихиваем свою стеснительность в самый прочный пакет с пакетами, и разбавляем темноту источником мягкого света: аромасвечи Abahna Vetiver & Cedarwood Candle для этого подойдут идеально.

Скука

Если секс перестал приносить удовольствие, а проблемы со здоровьем и уровнем гормонов в крови исключены, пора что-то менять. И, да, мало перевернуть подушку на прохладную сторону – нужны меры посерьёзнее.

Разглядывать осыпающуюся побелку на потолке вам будет некогда, если вы привнесете в секс то, что интересно вам двоим: откровенный разговор о давно забытых фантазиях может стать началом прелюдии и подкинуть пару идей для тематической ночи.

Соблазнительная ночная рубашка, секс-игрушки (благо, в наше время всё можно купить онлайн и анонимно), а также решительный настрой сделают своё дело, даже если поначалу это будет казаться странным.

В том случае, если новые гаджеты и секс-техники для вас всё ещё ту мач (а зря!), советуем обратить внимание на интимную гель-смазку с афродизиаком или гель для усиления оргазма.

Подобными стараниями можно добиться ярких ощущений и узнать, за какие рамки вы готовы выйти. Кто знает, возможно, это «новое» станет той самой причиной, по которой из «гостей» вы будете убегать значительно раньше других приглашенных ;)

РЕЗУЛЬТАТЫ КОНКУРСА

Вот и настал этот день – пришло время узнать победителя нашего конкурса «Шоппинг-анкета». Поздравляем прекрасную Марину! Вы получаете палетку румян Maybelline Master Blush Blush Pallette. Наш менеджер свяжется с вами в течение недели для уточнения всех деталей :)

Температура после секса

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *