Актуальность. Современная анестезиологическая практика при оперативных вмешательствах с использованием как ингаляционных, так и неингаляционных средств для наркоза снизили частоту послеоперационной тошноты и рвоты (ПОТР) до 30%. Между тем методы профилактики ПОТР еще далеки от совершенства, так как не введены повсеместно. Особенно актуальным этот вопрос остается при микрохирургических операциях области головы и шеи, офтальмологии, реконструктивных пластических операциях, что может свести на нет конечный результат хирургического вмешательства.
Возникновение ПОТР можно расценить как несоответствующий ответ организма пациента на внешние факторы. Триггерный механизм рвотного рефлекса в ответ на различные стимулы имеет различную патофизиологию. Это объясняет девиацию эметического потенциала различных наркотических препаратов и их различную противорвотную активность в различных терапевтических режимах.
С физиологической точки зрения механизм рвоты контролируется рвотным центром, расположенным в ретикулярной формации в области дна IV желудочка головного мозга. На рвотный центр воздействуют афферентные импульсы, вызывая рефлекторный ответ в виде тошноты и рвоты. Афферентация импульсов может происходить из следующих областей:

    хеморецепторы триггерной зоны, расположенные в области дна IV желудочка — токсическими веществами, содержащимися в циркулирующей крови или цереброспинальной жидкости;
    рецепторы желудочно-кишечного тракта по симпатическим и парасимпатическим путям;
    высшие корковые центры, которые передают психогенные стимулы;
    вестибулярный аппарат среднего уха (как правило, не является причиной рвоты, индуцированной химиотерапией).

Факторы, способствующие возникновению ПОТР:

    характер оперативного вмешательства или лечебно-диагностической манипуляции;
    наличие хронических заболеваний и преморбидный фон;
    вид и характер анестезии;
    клинико-фармакологическая характеристика лекарственных препаратов;
    наличие вестибулярных нарушений в анамнезе;
    наличие заболеваний желудочно-кишечного тракта;
    течение предыдущих беременностей;
    эмоциональные особенности, тип нервной системы и возраст пациента.

Причины тошноты и рвоты (! всегда должны учитываться в анестезиологической практике, поскольку эти причины тошноты рвоты нуждаются в специфическом лечении, зачастую даже без применения антиэметиков – противорвотных средств):

    химиотерапия;
    лучевая терапия;
    послеоперационная тошнота и рвота;
    психогенная тошнота и рвота;
    функциональные и анатомические нарушения:
    — кишечная непроходимость, вызванная компрессией опухолью;
    — метастазы в головной мозг;
    — первичные опухоли ЦНС;
    — гиперкальциемия;
    фоновые заболевания:
    — лабиринтит;
    — панкреатит;
    — уремия;
    — болезнь Аддисона;
    — кетоацидоз;
    — гепатит;
    пищевая токсикоинфекция.

Известно, что наиболее часто ПОТР развивается после эндоскопических операциях на яичниках при переносе яйцеклетки (54%), а также после лапароскопии (35%), при операциях на среднем ухе и отопластике, после микрохирургических операций на глазном яблоке, в т.ч. после операций на мышцах глазного яблока при косоглазии, в урологической практике (эндоурологические вмешательства на мочевом пузыре и уретре, после литотрипсии), в абдоминальной хирургии (холецистэктомия, резекция желудка, операции на поджелудочной железе). Причиной тошноты и рвоты в этих случаях служит афферентная импульсация из зоны хирургического вмешательства в триггерную зону хеморецепторного аппарата area postrema с последующим возбуждением рвотного центра.

За последние годы более 50 работ посвящено влиянию анестезиологических факторов на риск возникновения ПОТР. В настоящее время известно более 10 факторов, связанных с техникой анестезии. Они включают: растяжение желудка воздухом на этапе индукции при вспомогательной вентиляции маской; зондирование желудка и выполнение приема Селлика; применение наркотических анальгетиков до, во время, после операции; использование в качестве анестетика кетамина, ингаляционных средств, закиси азота при лапароскопических операциях; возникающая интраоперационно гипо- и гипергидратация, гиперкапния и др. (! среди причин, обусловленных применением наркоза, особо следует выделить длительность операции и анестезии , суммарную дозу седативных и наркотических средств ). Общеизвестно, что сочетание закиси азота и фторотана не уменьшает частоту послеоперационной рвоты у взрослых и детей. Частота ПОТР не снижается при использовании галогенсодержащих средств для наркоза (энфлуран, изофлуран, севофлуран и др.) При внутривенном введении кетамина, барбитуратов и этомидата ПОТР наступает в 15 — 20% наблюдений. В амбулаторной практике все чаще используется пропофол, благодаря которому «выход» из наркоза происходит мягче, без выраженной рвоты, но при сохраняющейся тошноте. Этот же эффект достигнут при использовании газового анестетика ксенона.
Лечение и профилактика. При выборе метода лечения ПОТР и профилактическом назначении препарата следует исходить из патогенеза ПОТР. Назначение с противорвотной целью препаратов из группы бутирофенонов, анти-холинергических антигистаминных средств, фенотиазинов (нейролептиков), антидепрессантов сопровождается неблагоприятными побочными действиями этих препаратов (снижение артериального давления, экстрапирамидные нарушения, угнетение дыхания). Метоклопрамид (церукал) опасен развитием экстрапирамидных нарушений. Новые возможности для проведения мероприятий по профилактике и лечению тошноты и рвоты, в т.ч. ПОТР, были открыты при использовании антагонистов серотонина. Эти препараты были успешно применены для лечения и профилактики тошноты и рвоты, индуцированных цитостатическим лечением как у взрослых, так и у детей. Эти препараты не изменяют фармакокинетики других препаратов, не вызывают выраженных побочных эффектов: экстрапирамидных расстройств, влияния на функцию сердечно-сосудистой системы, печени и почек (что позволяет использовать данную группу препаратов у пациентов с сопутствующей патологией). К данной группе (антагонистов серотонина) относятся: гранисетрон (Китрил), трописетрон, ондансетрон и не нашедший широкого применения в Российской Федерации доласетрон. Все препараты выпускаются в формах для инъекций, приема внутрь, а ондансетрон производится также в суппозиториях. К примеру, для профилактики и лечения ПОТР назначается китрил (гранисетрон) внутривенно однократно 1 мг медленно (не менее 30 секунд) в 0,9% растворе натрия хлорида до начала вводного наркоза или во время появления тошноты и рвоты. Коррекции дозы у больных с печеночной или почечной недостаточностью не требуется. Пациентам, получающим инфузии препарата китрил, после устранения тошноты и рвоты с целью их профилактики могут быть назначены таблетки.

Сравнительные исследования показали, что гранисетрон превосходит ондансетрон и трописетрон по степени антагонизма в отношении 5-HT3-рецепторов (играющих решающую роль при возникновении тошноты и рвоты), обладает большей селективностью к 5-HT3-рецепторам, в то время как ондансетрон и трописетрон обладают сродством и к другим рецепторам, включая 5-HT1a, 5-HT2, 1-, 2- и s-адренергические, дофаминовые D2, опиоидные и бензодиазепиновые. Обладая высоким сродством к 5-HT3-рецепторам энтерохромофинных клеток, гранисетрон в отличие от ондансетрона способен блокировать высвобождение серотонина еще до его поступления в кровоток.
дополнительная информация
Критерии оценки эффективности антиэметической профилактики. Учитывая, что тошнота носит субъективный характер, одним из наиболее удобных методов исследования интенсивности ПОТР является использование визуальной аналоговой шкалы (ВАШ). Она отражает качественную оценку эффективности профилактики ПОТР. Шкала представляет собой линию длиной 10 см, которые взяты за 100 баллов, Обратная сторона шкалы имеет цену деления, равную 1 мм. Однако сушествуют и другие критерии оценки эффективности проводимой антиэметической терапии. Например, критерии оценки эффективности проводимой антиэметической терапии (Кирсанов А. Г., 1997): 1 – нет тошноты и рвоты; 2 — значительный эффект (от терапии), 1 эпизод (тошноты/рвоты); 3 — незначительный эффект, 2 — 4 эпизода; 4 — без эффекта, >4 эпизодов. Однако, по мнению многих авторов, нет смысла считать количество и выраженность эпизодов тошноты и рвоты, их возникновение уже свидетельствует о неэффективности проведения антиэметической профилактики.
Практические рекомендации (Ким Е.С.; автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских наук «Профилактика послеоперационной тошноты и рвоты в стационарной оперативной ринологии»; Красноярск — 2012):

    При плановых операциях в полости носа и околоносовых пазухах, выполняемых по традиционным методикам в условиях общей комбинированной анестезии с применением закиси азота и фентанила, следует учитывать, что:

  1. Отсутствие профилактики тошноты и рвоты при данном виде операций сопровождается развитием указанного осложнения в 25,6% — 44,4% случаев. При этом тошнота регистрируется в 22- 40%, рвота — в 15,6 — 32,4% и сочетание тошноты и рвоты — в 12,2 — 27,8% случаев.
  2. С точки зрения частичного контроля тошноты и рвоты при данных операциях использование 8 мг дексаметазона внутривенно перед вводной анестезии и пропофола, используемого только для индукции анестезии, более предпочтительно, чем отсутствие фармакологической профилактики данного осложнения.
  3. Применение 4 мг дексаметазона и 1,25 мг дроперидола внутривенно перед вводной анестезией позволяет значительно снизить частоту тошноты и рвоты после операции и достигнуть более лучшей субъективной оценки выраженности послеоперационной тошноты у пациентов с умеренным риском указанного осложнения, прогнозируемым по шкале Tramer накануне операции.
  4. Вышеуказанные комбинации препаратов, назначаемые с целью профилактики тошноты и рвоты, безопасны с точки зрения их влияния во время операции на такие физиологические параметры гемодинамики, оксигенации и вентиляции как артериальное давление, частоту сердечных сокращений, насыщение артериальной крови кислородом и концентрацию выдыхаемого углекислого газа.

Практические рекомендации (Гаряев Р.В.; автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских наук «Факторы риска и профилактика послеоперационной тошноты и рвоты при хирургическом лечении рака молочной железы»; Москва — 2005):

  1. При операциях по поводу рака молочной железы под стандартной общей анестезией (тиопентал, мидазолам, фентанил) без профилактики тошноты и рвоты следует иметь в виду, что послеоперационная тошнота отмечается в 45% случаев, а рвота — в 18% случаев.
  2. Выявление больных с высоким риском возникновения послеоперационной тошноты и рвоты проводится с помощью программы «ПОТР-2004». Для этого анестезиолог во время осмотра пациентки перед операцией дополнительно задает несколько вопросов, ответы на которые заносятся в специально отведенные графы программы. После нажатия кнопки «расчет» на экран выводится вероятность возникновения тошноты/рвоты, выраженная в процентах. Если процент вероятности выше 50, то такой пациентке необходимо проводить профилактику.
  3. При отсутствии программы «ПОТР-2004» профилактику следует проводить тем пациенткам, у которых имеется хотя бы один из статистически значимых факторов риска, а именно:
    — хронические заболевания желудочно-кишечного тракта (гастрит, язвенная болезнь, холецистит, гепатит);
    — замедление эвакуации желудочного содержимого;
    — лютеиновая фаза менструального цикла (15-28-й день с первого дня менструации);
    — анамнестические указания на токсикоз во время беременности.
  4. Для профилактики послеоперационной тошноты и рвоты при данном виде операций использование 5 мг (66 мкг/кг) дроперидола внутривенно перед вводным наркозом не эффективно.
  5. С точки зрения профилактики послеоперационной тошноты и рвоты применение пропофола для общей анестезии более предпочтительно, чем тиопентала.
  6. Наиболее оптимальным из исследуемых методов профилактики является сочетание внутривенного введения 8 мг дексаметазона перед вводным наркозом с последующей анестезией на основе пропофола. Это позволяет снизить частоту тошноты и рвоты после операции в 3 раза.
  7. В течение анестезии не следует допускать гипертензии (артериальное давление систолическое >150), поскольку при этом увеличивается частота тошноты/рвоты.
  8. По окончании операции по возможности не нужно применять декураризацию, а экстубацию предпочтительнее выполнять на операционном столе, а не в послеоперационной палате. «Выход» из наркоза должен быть быстрый, поскольку при увеличении продолжительности седации свыше 20 мин. увеличивается вероятность возникновения тошноты/рвоты.

Практические рекомендации (Аль-Джамаль Е.Н.; автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских наук «Совершенствование прогнозирования и профилактики тошноты и рвоты после лапароскопических холецистэктомий «; Ростов-на-Дону 2007):
Таким образом, понятно стремление многих анестезиологов к поиску наименее эметогенного анестетика, снижению доз используемых аналгетиков и релаксантов и устранению других анестезиологических факторов риска с целью снижения риска возникновения послеоперационных осложнений, в том числе ПОТР. В 2006 году Ю.П. Малышевым и соавт. была предложена оптимизация искусственной вентиляции легких во время анестезиологического обеспечения лапароскопических операций в условиях карбодиоксиперитонеума (КДОП), методом индивидуальной коррекции минутного объема дыхания (МОД). По данным авторов, это позволило не только стабилизировать гемодинамику, но и снизить расход фентанила и пропофола, а так же исключить возникающую интраоперационно гиперкапнию, тем самым, снижая частоту анестезиологических осложнений. Применение данного метода, позволило авторам избежать возникновения ПОТР в группе с индивидуальной коррекцией МОД. Наиболее эффективные методы профилактики ПОТР при ЛХЭ Работы последних лет указывают на слабую эффективность метоклопрамида и дроперидола перед блокаторами серотониновых рецепторов, высокую — галидора, дексаметазона и комбинированных схем антиэметической профилактики при ЛХЭ. Из применяемых препаратов дроперидол заслужил особое признание анестезиологов из-за своей доступности, хотя наряду со своей антиэметической активностью, усиливает нейровегетативную блокаду и может влиять на время пробуждения, что необходимо учитывать при выполнении кратковременных лапароскопических операций.Галидор позволяет снизить частоту послеоперационной тошноты и рвоты после лапароскопических операций до 5,9 — 7,7%, не влияет на гемодинамику, течение анестезии, время пробуждения. Его свойства позволяют применять его для комплексной противоишемической защиты ЖКТ и головного мозга, что актуально при выполнении лапароскопических операций в гепатобилиарной зоне. Но при однократном применении или в виде монотерапии, несмотря на устранение имеющихся проявлений ишемии, как стволовых структур мозга, так и мышечной стенки желудка не оказывает влияния на другие патогенетические механизмы возникновения тошноты и рвоты. Так его применение в сочетании с дроперидолом вдвое снижает ПОТР при ЛХЭ по сравнению с мототерапией галидором или дроперидолом. Кроме того, ряд авторов указывает на необходимость двукратного применения галидора, что значительно повышает эффективность антиэметической профилактики при наличии дополнительных факторов риска ПОТР. Блокаторы серотониновых рецепторов эффективно снижают ПОТР при данном виде оперативного вмешательства. Однако имеются данные, что они увеличивают расход анестетиков и аналгетиков и, кроме того, имеют высокую стоимость, в связи с чем, по мнению ряда авторов, могут применяться только у пациентов высокого риска. Кроме того, вряд ли возможно и нужно полностью блокировать освобождение серотонина при хирургических вмешательствах вмешиваясь при этом в баланс ноци- и антиноцицептивных систем. Комбинация китрил и дроперидол в два раза снижает частоту ПОТР по сравнению с монотерапией дроперидолом и незначительно с китрилом. Наиболее эффективная схема профилактики при ЛХЭ: блокатор 5НТ-3 рецепторов — китрил и блокатор Са- каналов — галидор. Ее применение позволяет избежать случаев послеоперационной тошноты и рвоты при ЛХЭ. По всей вероятности это связано с воздействием на наиболее значимые звенья патогенеза ПОТР при лапароскопических вмешательствах, а именно, возникающие на фоне КДОП ишемию стволовых структур и внутренних органов, механическое раздражение кишечника и гепато-билиарной зоны, стимулирующие периферический выброс серотонина из энтерохромаффинных клеток кишечника и др. Комбинированные схемы профилактики по эффективности между собой достоверно не различаются. Целесообразно осуществлять выбор профилактического комплекса в зависимости от наличия препаратов в клиниках.Таким образом, ряд антиэметической эффективности при условии выполнения лапароскопических операций представлен: дроперидол < бенциклан < антагонисты 5НТз-рецепторов < комбинированные схемы.

Практические рекомендации (Аль-Джамаль Е.Н.):

  1. С целью своевременного выявления групп риска в предоперационном периоде у хирургических гастроэнтерологических пациентов целесообразно проводить исследование тонуса вегетативной нервной системы и регистрацию сверхмедленных биопотенциалов, позволяющих наряду с другими показателями прогнозировать разного рода осложнения, в том числе и ПОТР.
  2. При прогнозе степени риска развития ПОТР при ЛХЭ важно использовать прогностически значимые общеклинические факторы, оценивая каждый из них по 10%, известные накануне анестезиологические и/или хирургические — по 15 %.
  3. Сумма оцененных факторов риска до 30% позволяет прогнозировать низкую степень риска развития ПОТР, в этом случае возможно использовать как тотальную внутривенную анестезию (на основе кетамина, пропофола), так и комбинированный эндотрахеальный наркоз (ЭТН) изофлюраном, проведения фармакологической антиэметической профилактики не требуется.
  4. Сумма 30 — 60% прогнозирует умеренную степень риска возникновения ПОТР, в качестве анестетика при ТВА показан пропофол, при комбинированном ЭТН — изофлюран, рекомендовано однократное применение антиэметика.
  5. При выявлении высокой степени риска развития ПОТР (сумма более 60%) рекомендуется ТВА на основе пропофола и использование в целях профилактики комбинированных схем антиэметической терапии.
  6. Возникновение интра- или послеоперационных факторов риска требует в случае низкого риска проведения однократной антиэметической монотерапии, умеренного риска — повторного введения антиэметика, используемого накануне, высокого риска — дополнительного (сразу после операции) назначения любого антиэметика, не используемого в начальной схеме.

Причины послеоперационной рвоты и тошноты

Довольно часто ощущение тошноты вызывает наркоз. Также рвота может быть вызвана непроходимостью анастомоза при проведении операций на желудке, развивающимся перитонитом, непроходимостью кишечника и интоксикацией организма.

Для профилактики рвоты у больного стоит держать голову ровно, либо чуть ниже уровня тела. Голову лучше повернуть набок, чтобы пациент не захлебнулся. Обязательно стоит подставить тару для рвотной массы.

Если больной самостоятельно не может, то стоит очистить его ротовую полость от остатков рвотных масс. Дополнительно стоит промыть желудок теплой водой. Наилучшим вариантом очистки организма является регулярное отсасывание содержимого желудка с помощью тонкого зонда через нос с фиксацией на лице над верхней губой. Также содержимое желудка можно отсасывать шприцем Жане.

Для предупреждения рвоты и тошноты в послеоперационный период необходимо принимать лекарственные препараты. Для каждого пациента препарат и курс лечения подбирается индивидуально в зависимости от сложности операции и индивидуальных особенностей организма.

Все мы прекрасно знаем, что каждый – человек или животное обладают индивидуальными особенностями, которые делают наш организм уникальным в линейке похожих на него. И ответная реакция в различных ситуациях – житейских или стрессовых, тоже будет строго индивидуальна. Поэтому даже самые опытные ветеринары-хирурги не могут дать гарантии того, что после операции ваш котик будет через столько-то часов «как огурчик». Даже при самом благоприятном течении операции, могут сразу же, в первый день возникнуть послеоперационные осложнения, о которых и подумать не могли. И одним из них является рвота. Если к тому моменту как она началась, ваш питомец пришел в себя после наркоза и может нормально передвигаться – это не будет проблемой. Но если котик не может стоять на ногах, тогда вам необходимо постоянно находиться рядом и контролировать ситуацию, чтобы он не захлебнулся рвотными массами. А в случае необходимости и пригласить специалиста.

Общие сведения о причинах появления рвоты

С точки зрения ветеринарной практики термин «кастрация кота» представляет собой проведение операции по удалению яичек (семенников) у животного. Конечно, эту операцию можно заменить и другим вариантом, когда идет перевязывание семенных канатиков и яички сохраняются, но все же и владельцы и ветеринары в 90% случаев предпочитают убрать их, чтобы изменить поведение кота.

Собственно кастрация не нуждается в обязательной общей анестезии, но сейчас, в основном из соображений гуманности ее стали применять повсеместно. Именно использование такого способа обезболивания и последующего выхода из него и приводит к появлению рвоты у домашних котов. В принципе рвоту конечно абсолютно нормальной ответной реакцией назвать нельзя, но это и не критично.

Чаще всего рвота, как осложнение после кастрации, возникает при несоблюдении следующих правил подготовки животного к операции:

  • Голодная диета: минимум за 12 ч, а лучше за 16 ч до проведения операции животному прекращают давать пищу (при этом нужно четко пояснить членам семьи, почему вашего питомца нельзя кормить вообще), но оставляют мисочку с водой.
  • Сухая диета: за 2–3 ч перед операцией прекращают давать и воду.
  • Здоровое животное: операцию НЕЛЬЗЯ проводить больному животному (на основе общего состояния и по результатам анализов).
  • Проведение дегельментизации: операция НЕВОЗМОЖНА при наличии гельминтов (глистов) в организме кота.

Очень часто бывает так, что животное только что вышло из-под действия наркоза, но не пришло в себя, а ему сразу же все сто удовольствий: «На попей! На покушай!» Делать это категорически запрещено. Воду вы можете дать минимум через 3 ч после того, как ваш любимец вышел из наркоза, а вот покормить первый раз через 12 ч. И то, нужно давать не повкуснее – мясо, а жидкий бульончик. Перевести котика на обычный рацион можно будет только через 2–4 суток. Этот растянутый во времени переход поможет лучше любимцу семьи оправиться от использованного при операции наркоза.

Важно для владельцев: если вы будете на 2–3 день после операции давать котику мясо, его организм «заторможенный» препаратами не сможет полностью переработать и усвоить пищу, кусочки могут начать гнить в желудке животного и как результат разовьется интоксикация. А до этого появятся рвота и понос. Поэтому в первый день не давайте мурлыке никакой «тяжелой» пищи. Если очень хочется побаловать «выздоравливающего» купите в зоомагазине специальный корм для больных и ослабленных животных, например какой-нибудь паштет.

Часто бывает так, что при операции нужно ввести в трахею специальную (эндотрахеальную) трубку, которая позволит воздуху свободно двигаться по дыхательным органам животного. Если по какой-либо причине введение трубки было сделано не очень аккуратно и «прошлось» по стенкам трахеи, у кота обязательно появится «лающий» кашель из-за сильного першения в горле и вот тогда появляется рвота. Думается, вы знакомы с таким кашлем.

Другие факторы, способствующие появлению рвоты

Кроме неправильной подготовки к операции и проблем послеоперационных осложнений, помноженных на желание владельца ублажить несчастного страдальца, можно выделить и другие факторы, способные вызвать рвоту у кота после операции:

  • Если ваш котик быстро вышел из наркоза, весел и бодр уже в первый день – это прекрасно. Однако возникает одно и весьма существенное «но»: мурлыка может начать активно вылизывать «пострадавшую» во время операции деталь тела. В ее полости будет присыпка или что-то еще. Поверхность ранки смазывают левомеколем и если ваш любимец «убрал» весь препарат, то рвота ему обеспечена, хотя она будет пожалуй, не самой большой проблемой. Все дело в том, что разлизывая ранку, ваш котик может внести в нее инфекцию, которая в свою очередь может стать основой для нагноения и сепсиса.

Владельцам на заметку: сепсис развивается у животных с ослабленной иммунной системой (например, после операции) и из очага воспаления/нагноения – раны на мошонке, продукты этого самого процесса легко попадают в кровь и разносятся по всему организму, вызывая гибель животного.

Чтобы этого не произошло, оденьте на котика защитный воротник, который можно купить в ветеринарной аптеке или сделать самому.

  • На момент операции вы «продинамили» необходимость проведения дегельментизации котика и отправились в клинику на плановую операцию. В этом случае возможно взаимодействие токсинов, которые выделяет организм глистов с анестетическими препаратами.
  • Вы по доброте душевной накормили «досыта» питомца перед операцией, не выдержав укора голодных глаз своего любимца или как только он вышел из наркоза. Такая «доброта» может привести к рвоте, связанной с заворотом кишок и смерти хвостатого друга.

Как быть, если владелец заметил рвоту у кота после операции?

Если в послеоперационный период вы заметили позывы к рвоте или даже рвоту, то:

  • Не поддавайтесь панике – животные это легко ощущают.
  • Сразу же оцените ситуацию: если вы четко выполняли все инструкции врача по подготовке питомца к операции и после нее (голодная диета) и котика тошнит после выхода из наркоза – то причин для беспокойства нет. Это ответная реакция организма на анестетические препараты. Позывы к рвоте и рвота пройдут в течение первых суток после операции.
  • Немедленно обращайтесь в клинику, если:

— после операции ваш любимец рвет желчью и в рвотных массах видна кровь;

— животному во время рвоты больно (он хрипит или громко мяукает).

Тошнит после операции

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *